Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Готовность британских АУГ к столкновению с ВМФ России. Весть из Коллингвуда



Первая половина недели отметилась очередным приступом истерии британского политического истеблишмента относительно возможного военного противостояния ВС Великобритании с Военно-морским флотом и Воздушно-космическими силами России. Шумиха была поднята с подачи новоизбранного главы британского оборонного ведомства Гэвина Уильямсона, который в интервью ежедневнику «The Daily Telegraph» сделал крайне провокационное и резонансное заявление о «гибели тысяч граждан Туманного Альбиона от грядущего удара ВС России по инфраструктурным и энергетическим объектам». Для пущей серьёзности картины Уильямсон сослался на некие фотографии от британской армии и Военной разведки DI («Defence Intelligence»), якобы запечатлевшие «подозрительную разведывательную активность русских близ английских электростанций»; а также указал, что российская сторона (очевидно, речь шла о подводной компоненте флота) исследует архитектуру и компьютеризированные пункты управления энергетических веток (коммуникаций), связывающих островное государства с Западной Европой. По завершении интервью он подитожил, что «ВС России готовят кибератаку или ракетный удар» по вышеуказанным объектам.


Подобные выпады случаются в Лондоне регулярно, в особенности, когда Ла-Манш пересекают наши флагманские боевыекорабли - ТАКР пр. 11435 «Адмирал Кузнецов» и ТАРКР пр. 1144.2 «Пётр Великий», либо в водах Северной Атлантики появляются малейшие акустические признаки присутствия наших многоцелевых атомных подводных крейсеров пр. 971 «Akula/Improved Akula». Возникает вопрос: чего ещё ожидал господин Уильямсон после еженедельных разведывательных полётов самолётов стратегической радиоэлектронной разведки RC-135V/W «Rivet Joint» в нескольких десятках километров от важнейших радиотехнических узлов Западного военного округа, расположенных в Калининградской и Ленинградской областях? Более того, заявления Уильмсона не могут не вызывать откровенного смеха на фоне сохраняющейся зависимости Великобритании от российского газа.


Так, к примеру, за 2016 год конечные потребители в Туманном Альбионе получили около 4,0 млрд. куб. м. российского газа через дочернюю компанию «Gazprom Marketing & Trading» (ГМиТ); до 25 мая 2016 года «Газпром» владел 10%-й долей акций в компании «Fluxys Interconnector Linited», которой принадлежит двухсторонний газопровод «Интерконнектор», соединяющий Великобританию с главным «потоком» в Бельгии. Во-первых, за 22 года участия в данном проекте Россия и так отлично ознакомлена со всеми особенностями архитектуры данной коммуникации. Во-вторых, несмотря на продажу данного процента акций от «Интерконнектора», большая доля закупаемого Великобританией газа остаётся российской. В-третьих, в списке целей Москвы на случай регионального конфликта вовсе не преобладают пункты, предусматривающие лишение населения страны противника энергоносителей или создание экологической катастрофы в Западной Европе.

В ту же очередь, Лондон, являющийся одним из главных европейских «цепных псов» Вашингтона, не останавливается на одной лишь обвинительной риторике, а готовится воплотить в реальность ряд оперативно-стратегических концепций военно-морских операций с участием «свежих» АУГ на базе флагманских авианосцев R08 HMS «Queen Elizabeth», R09 HMS «Prince of Wales», эсминцев класса «Дэринг» и «глобальных фрегатов» класса Type 26 «GCS». Вполне предсказуемо, что на фоне разработки передовых корабельных ЗРК типа «Sea Ceptor» и сверхзвуковых противокорабельных ракет нового поколения CVS-401 «Perseus» с модульным разделяющимся «снаряжением» из 2-х боевых блоков индивидуального наведения, вышеуказанные концепции Королевского ВМФ Великобритании могут представлять для наших Северного и Балтийского флотов определённую угрозу, степень которой необходимо выяснить.

За новостными сводками, насыщенными событиями в Сирии, на Донбассе, а также вокруг Олимпийских игр в южнокорейском Пхёнчхане, весьма блекло и на первый взгляд безинтересно выглядела новость из британского Коллингвуда, где находится крупнейшая военно-морская школа британского ВМФ, оснащённая современнейшей компьютеризированной базой для имитации терминалов боевых информационно-управляющих систем, установленных на борт фрегатов, эсминцев и авианосцев западноевропейских флотов. Оборудование позволяет сформировать сетецентрическое информационное поле, в котором может быть смоделирована практически любая тактическая ситуация на морском/океанском театре военных действий.

По данным новостного ресурса «Военный Поритет» со ссылкой на www.royalnavy.mod.uk, 19 января 2018 года, на базе школы в Коллингвуде были проведены учения «Многонациональный флот» («Multi-National Fleet»), в которых приняли участие экипажи британских авианосцев «Королева Елизавета» и «Принс Уэльский», эсминцев Type 45 «Dragon» и «Diamond», фрегата Type 23 «Montrose», а также фрегатов ВМС Франции, Германии и Дании (фрегаты классов «Horizon» и «FREMM», «Sachsen», а также «Ivar Huitfeldt»). На лицо один из этапов подготовки к противостоянию с военно-морскими силами мощного противника, в роли которого здесь выступает лишь Российская Федерация, тем более, что на учениях присутствовал американский контр-адмирал и директор по операциям Тихоокеанского командования ВМС США Патрик Кирби. Но стоит задать вопрос: достиг ли флот Её Величества такого технологического уровня, чтобы полностью «сковать» корабельные ударные группировки нашего ВМФ в Балтийском море и Северной Атлантике?

Сильной стороной авианосных ударных группировок ВМФ Великобритании можно считать их противовоздушные и противоракетные способности. Главную роль здесь играют эсминцы Type 45 класса «Daring», а позднее подключатся перспективные многоцелевые фрегаты Type 26 «Global Combat Ship», построенные на судостроительной верфи Скотстаун (в Глазго, Шотландия), принадлежащей компании «BAE Systems». Первые оснащены зенитно-ракетным комплексом ПВО/ПРО PAAMS, отличительной особенностью которого является комплексирование с дециметровым радиолокационным обнаружителем S1850 (L/D-диапазон нижних частот дециметровых волн от 1 до 2 ГГц), способным обнаруживать малоразмерные баллистические объекты на дальности 200 - 250 км и высоте 150 км, а также c более продвинутым высокочастотным радаром S-диапазона дециметровых волн (2-4 ГГц) «Sampson», позволяющим сопровождать на проходе около 1000 ВЦ и одновременно выдавать целеуказание по 12 приоритетным объектам ракетам-перехватчикам «Aster-30». Достоинством британского S-диапазоного АФАР-радара «Sampson» перед наиболее распространённым Х-диапазонным APAR (от «Thales», применяется на фрегатах «Саксония», «Ивар Хуитфелдт» и «Де Зевер Провинсиен») является более высокая проницаемость излучения с длиной волны 7,5 - 15 см через атмосферу, что позволяет обнаруживать объекты с ЭПР 0,01 м2 на дальности около 120 км.

Зенитные ракеты семейства «Aster-30» проходят непрерывную программу модернизации, которая направлена на увеличение эффективности перехвата оперативно-тактических баллистических ракет и БРСД, оснащённых комплексами средств преодоления ПРО. В частности, на активном этапе находится разработка модификации «Aster-30 Block 1NT», которая получит передовую активную радиолокационную ГСН миллиметрового Ka-диапазона, способную с гораздо большей точностью поражать как высокоскоростные и малоразмерные баллистические объекты, так и «сложные» маневрирующие на малых высотах противокорабельные ракеты с малой ЭПР (миллиметровый диапазон обладает здесь неоспоримыми достоинствами). Также, благодаря оснащению газодинамическими двигателями поперечного управления, любые модификации ЗУР «Aster-30» способны маневрировать с перегрузками до 62 - 70 ед., совершая молниеносные «броски», в отличие от ракет с газоструйной системой ОВТ, требующих определённого времени на реализацию необходимого угла атаки. Что же из этого следует? «Астер-30» смогут перехватывать сверхзвуковые противокорабельные ракеты, совершающие противозенитные манёвры с перегрузкой до 25 ед., ввиду чего тяжёлые противокорабельные ракеты П-700 (3М45) «Гранит» вряд ли способны что-либо противопоставить данным ЗУР. «Тягаться» с «Астерами» могут лишь могут лишь более вёрткие ПКР 3М55 «Оникс»; и даже здесь 100%-го прорыва данного «зонтика» не гарантируется.


Пуск зенитной управляемой ракеты CAMM


«Подтянут» англичане и возможности ближней корабельной ПРО, выполняющей функции самообороны отдельных кораблей или всей АУГ (в случае с КЗРК средней дальности). Если устаревшие фрегаты Типа 23 «Дюк» оснащены «древним» зенитно-ракетными комплексами «Sea Wolf», ракеты-перехватчики которых действуют на скоростях около 1,1М, а 2 параболических радара наведения Type 911 обеспечивают лишь 2 целевых канала, то новые фрегаты Type 26 «GCS» получат КЗРК «Sea Ceptor», оснащённые уникальными малоразмерными ЗУР CAMM массой 100 кг с радиусом действия 25 км и CAMM-ER с дальностью 45 км (последняя разрабатывается итальянским подразделением корпорации MBDA, обладает в 1,6 раза большим весом и 190-мм калибром). Обе модификации снабжены активными радиолокационными головками самонаведения, ИНС с возможностью радиокоррекции с борта носителя или стороннего средства целеуказания, а также газоструйной системой отклонения вектора тяги, что позволяет ракете энергично маневрировать на этапе выработки твердотопливного заряда, а поэтому прорвать «зонтик» «Си Септора» будет не так просто. Активная система наведения, применённая в «Sea Ceptor», позволяет англичанам добиться в несколько раз большего количества одновременно поражаемых целей, нежели у ЗРК «Кинжал» или «М-Тор» (4 цели). Естественно, ЗУР CAMM заметно уступают в так называемой «рывковой маневренности» «Астерам-30» из-за отсутствия газодинамических двигателей поперечного управления, но это вовсе не говорит о неспособности CAMMсов поражать современные ПКР.

Вывод: для выполнения удачного противокорабельного «звёздного» удара по АУГ ВМФ Великобритании будет абсолютно недостаточно арсеналов противокорабельных ракет 3М45 «Гранит», размещённых, к примеру, на двух ПЛАРК проекта 949А «Антей» - К-119 «Воронеж» и К-410 «Смоленск», а также на ТАКР «Адмирал Кузнецов», поскольку суммарное количество целевых каналов ЗРК PAAMS и «Sea Ceptor» на фрегатах и эсминцах, прикрывающих «Королеву Елизавету», может превышать 48, 60 и более одновременно перехватываемых объектов, в то время как «Граниты» на низких высотах скоростями не блещут (1,5М), а их радиолокационная сигнатура соответствует истребителю «Супер Хорнет» (ЭПР составляет около 1 кв. м). Для этого потребуется примерно столько же «Ониксов», «Калибров» в версии 3М54Э, либо меньшее количество перспективных гиперзвуковых «Цирконов», которых на вооружении флота не будет ещё около 4 - 6 лет.

В то же время, в одиночку или при малом количестве кораблей охранения (2 ЭМ Type 45 и 1 фрегат Type 26) авианосцы «Queen Elizabeth» и «Prince of Wales» являются практически беззащитными перед имеющимися на вооружении Северного флота ВМФ России противокорабельными средствам, ведь в отличие от таких авианесущих кораблей, как «Сharles de Gaulle» и «Адмирал Кузнецов», британские оснащены крайне примитивными средствами противовоздушной/противоракетной обороны, среди которых отмечены: 3 боевых модуля с 20-мм зенитно-артиллерийскими комплексами Mark 15 «Phalanx CIWS», 4 модуля с 30-мм зенитными автоматическими пушками DS30M Mk2, а также некоторое количество крупнокалиберных пулемётов для самообороны от «москитных флотов» противника. Первые два типа ЗАК не способны справиться даже с 3-5 дозвуковыми противокорабельными ракетами Х-35У «Уран». Следовательно, серьёзная брешь в «противоракетном зонтике» британской АУГ также имеется, ведь совершенно не просто так официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков назвал британский авианосец «авиаматкой и удобной крупногабаритной морской целью для российских ракетных вооружений» в ответ на высказывание тогдашнего главы оборонного ведомства Майкла Фэллона, в котором он попытался поставить ТАКР «Адмирал Кузнецов» на планку ниже «Королевы Елизаветы» по оригинальности внешней архитектуры.

Рассмотрим противокорабельные способности АУГ британского флота. Здесь для наших англосаксонских «коллег» всё складывается совсем не радужно. Несмотря на наличие амбициозного проекта перспективной ПКР CVS-401 «Perseus» от корпорации MBDA, его воплощение «в железе» вряд ли состоится ранее обретения начальной боевой готовности ПКР 3М22 «Циркон» (разработчик «НПО машиностроения»), на которую сегодня сделаны основные ставки в Минобороны и ВМФ; да и скоростные данные «Персея» (в 2М на подлётном участке) не являются чем либо уникальным на фоне обновления надводной компоненты ВМФ России перспективными ЗРК «Панцирь-М», а также ожидаемого введения в боекомплект ЗРК «Редут» ракет 9М96ДМ. На текущий же момент это устаревшие дозвуковые противокорабельные ракеты семейства AGM-84 «Harpoon» (установлены на ЭМ класса «Дэринг»), которые не являются угрозой даже для надводных кораблей Балтийского флота (СК пр.11540 и корветы пр. 20380), оснащённых комплексами «Кинжал», «Редут» и «Кортик».

Если же сравнивать возможности авианосцев «Адмирал Кузнецов» и «Королева Елизавета» в дуэльной ситуации, то не глядя на мощнейший противоракетный зонтик первого, крайне важное значение будет также иметь состав палубного авиакрыла, и картина здесь пока ещё не определена. У «Queen Elizabeth» и его систершипа структура авиакрыла уже чётко определена. В чрезвычайных тактических ситуациях (во время высокоинтенсивного военного конфликта) палуба авианосцев может принять 30, а ангар 24 малозаметных истребителя СКВП 5-го поколения F-35B, в то время как в мирное время это количество может составлять 20 машин. Первые лётные испытания флотских «Лайтнингов» с палубы «Queen Elizabeth» запланированы на вторую половину 2018 года, в водах Атлантического океана у побережья США, а уже к 2023 году авиакрыло первого авианосца должно быть сформировано. Несмотря на все насмешки над F-35B, и справедливо заслуженный статус «неуклюжего пингвина» за «взбитую» конструкцию планера и низкую угловую скорость разворота в сравнении с большинством тактических истребителей поколения «4+/++» (Су-35С, МиГ-35, «Typhoon», «Rafale» F-22A), машина обладает эффективной отражающей поверхностью порядка 0,1-0,2 кв.м, оснащается одним из наиболее совершенных бортовых радиолокационных комплексов AN/APG-81 на базе активной ФАР, а также передовым оптико-электронным прицельным комплексом ИК-диапазона AN/AAQ-37 DAS с распределённой апертурой из 6 инфракрасных матричных датчиков высокого разрешения. Что это означает в рамках палубного тактического авиакрыла?


Размещение F-35B на палубе «Queen Elizabeth»


Во-первых, полное превосходство в сверхдальнем воздушном бою над российскими тяжёлыми палубными истребителями Су-33, а также МиГ-29К/КУБ, входящими в состав 279-го отдельногокорабельного истребительного авиаполка. Суммарное количество «Сушек» на палубе и в ангаре обычно составляет 14 единиц, в то время как флотских «Фалкрумов» от 10 до 12 (8-10 МиГ-29К/КУБ). Эффективная отражающая поверхность первых с ракетами Р-27ЭР/ЭТ на подвесках достигает более чем 12 кв. м, ввиду чего бортовые радары «Лайтнингов» способны обнаружить его дальности около 215 - 230 км. Многоцелевые МиГ-29К/КУБ, отличающиеся планером с широким применением композиционных материалов, обладают ЭПР в 1 кв.м, ввиду чего дальность их обнаружения посредством AN/APG-81 уменьшается до 120 км; но и это не обеспечивает существенного прироста боевого потенциала 279-му ОКИАП. Ведь Су-33 и МиГ-29К/КУБ. Проблема заключается в том, что для российских палубных истребителей так и не воплощена программа обновления БРЛС: по-прежнему применяются устаревшие станции Н001 с антенной решёткой Кассегрена, а также Н010 «Жук» со щелевой антенной решёткой. Данные станции обнаруживают F-35B на удалении 45 - 55 км, лишь 20 - 50% от возможностей AN/APG-81, и это только в плане дальности. А ещё необходимо учитывать такие критерии, как целевая канальность, которая в 8 раз превышает параметры Н001 и в 2 раза опережает Н010 «Жук», помехозащищённость, а также количество одновременно сопровождаемых на проходе целей. Следовательно пилот F-35B может осуществить пуск AIM-120D с дистанции, в 2 - 5 раз большей, нежели это сделают лётчики наших Су-33 и МиГ-29КУБ.

Комплекс AN/AAQ-37 DAS также может похвастаться на порядок лучшими характеристиками, нежели установленный на Су-33 ОЛС-27К. Первый способен обнаруживать теплоконтрастные цели на расстоянии от нескольких десятков километров (факел от РДТТ стартующей ракеты класса «воздух-воздух») до 1,3 тыс. км (факел от стартующих ОТБР или баллистических ракет средней дальности). Система DAS способна в пассивном режиме обнаруживать истребители на форсажном режиме на дистанции более 100 - 150 км, в то время как для ОЛС-27К этот показатель составляет лишь 50 - 60 км. Следующей важной деталью необходимо считать окончание работ MBDA по адаптации хвостового оперения ракеты воздушного боя «Meteor» к геометрическим параметрам внутренних отсеков вооружения F-35B, что превратит машину в ещё более грозного противника. Данная ракета снабжена интегральным ракетно-прямоточным двигателем, обладающим клапаном подачи заряда газогенератора с глубиной регулирования 1:10. Благодаря этому двигатель УРВБ «Метеор» может сохранять тягу вплоть до предельных дальностей (130 - 150 км), что обеспечивает высокую скорость и маневренность на подлётном участке, в момент когда цель выполнят противоракетное маневрирование. С аналогичным отечественным проектом «прямоточной» ракеты дальнего боя РВВ-АЕ-ПД («Изделие 180-ПД») всё обстоит далеко не гладко: после завершающего этапа работ по НИОКР, проведённого в 2012 году, новости о программе перестали публиковаться в электронных СМИ; дальнейшая судьба изделия на текущий момент остаётся неизвестной.

Расстановка сил в дуэльной ситуации может измениться в сторону 279-го ОКИАП лишь после обновления авиапарка модификациями МиГ-29КУБ и Су-33, снабжёнными современнейшими бортовыми радиолокаторами «Жук-АМЭ» на базе активных фазированных антенных решёток, приёмо-передающие модули которых получены методом низкотемпературной совместно обжигаемой керамики (LTCC): их эксплуатационный ресурс в разы выше, чем у разрекламированных штатовских приёмо-передающих модулей, построенных на базе нитрида галлия. Не менее существенный прирост потенциала нашего авиакрыла в операциях по завоеванию превосходства в воздухе также может быть обеспечен за счёт оснащения Су-33: радаром типа Н035 «Ирбис-Э», полностью оцифрованной кабиной с несколькими широкоформатными цветными МФИ и новейшим голографическим ИЛС (по аналогии с китайским J-11B), а также турбореактивными двухконтурными двигателями с системой отклонения вектора тяги АЛ-41Ф1С («Изделие 117С»). К сожалению, и в этом направлении никаких подвижек не наблюдается: «Сушки» получили лишь модуль со специализированной высокопроизводительной вычислительной подсистемой СВП-24-33 «Гефест», предназначенной для нанесения высокоточных ударов посредством свободнопадающих авиабомб (малое круговое вероятное отклонение обеспечивается комплексированием работы специализированной радионавигационной системы СРНС-24 и спецвычислителя СВ-24). Данная подсистема не даёт никаких привилегий в борьбе с воздушным противником.

Не менее важной для сравнительного обзора частью является противолодочный потенциал надводных боевых кораблей и субмарин, состоящих на вооружении АУГ/КУГ ВМФ России и Королевского ВМФ Великобритании. По этой части британский флот выглядит гораздо более блекло, нежели ВМС США, все эсминцы и крейсера которых оснащаются продвинутыми гидроакустическими комплексами AN/SQQ-89(V)4-15 с основной ГАС AN/SQS-53B/C, предназначенной для размещения в бульбовом обтекателе «Арлей Бёрков» и «Тикондерог». К примеру, вариант SQQ-89 A(V)15 является первым ГАК семейства, построенным на полностью цифровой мультиплексной шине данных, синхронизированной с боевой информационно-управляющей системой «Aegis». Архитектура комплекса открыта, что даётвозможность быстрого аппаратного и программного обновления методом внедрения COTS-продукции, что значительно сокращает время модернизации в военное время. Дальность обнаружения звукоизлучающих подводных объектов может составлять для AN/SQS-53 более 150 км (вторая дальняя зона акустической освещённости).

Британские ЭМ класса «Daring», «заточенные» под выполнение противовоздушных и противоракетных задач, оснащены достаточно примитивными среднечастотными бульбовыми гидроакустическими комплексами MFS-7000. Несмотря на то, что британские аналитические и военно-морские интерент-ресурсы пытаются облагородить способности этого ГАК, в реальности это не соответствует действительности. Как удалось выяснить из различных англоязычных источников, MFS-7000 является незначительно усовершенствованной модификацией комплекса Type 2091, изначально предназначенного для фрегатов ВМС Бразилии. Подводные объекты данное изделие способно запеленговать на удалении около 30 - 35 км (в пределах первой дальней зоны акустической освещённости). В связи с низкими энергетическими качествами и малой дальностью действия, среди специалистов MFS-7000 часто рассматривается в качестве ГАК для поиска донных и якорных мин. Следовательно, эсминцы Type 45 практически не имеют шансов сохранить боевую устойчивость в противостоянии с российскими сверхмалошумными дизель-электрическими подлодками пр. 877ЭКМ/636.3 или многоцелевыми атомными подводными крейсерами пр. 885/М «Ясень/-М», которые MFS-7000 способен «увидеть» лишь в радиусе 20 - 25 км, в то время как наши подлодки пр. 971 «Щука-Б», пр. 885 «Ясень» и пр. 877ЭКМ «Палтус» способны обнаружить «Daring» во второй дальней зоне акустической освещённости, используя более мощные ГАК МГК-540 «Скат-3»,
МГК-600 «Иртыш-Амфора-Ясень» и МГК-400М «Рубикон-М» соответственно.

Единственный положительный для экипажей Type 45 момент - базирование многоцелевого/противолодочного вертолёта EH101 «Merlin», который способен нести 4 малоразмерные 324-мм торпеды Mk 46/«Stingray» с предельной глубиной действия 450 м и радиусом действия в 7300 м, в то время как для реализации тактических возможностей вертолёта «Merlin» на дальностях более 35 км будет недостаточно целеуказания от гидролокационного комплекса MFS-7000, потребуются выдача координат о подводном противнике от более информативных источников (стратегических патрульных самолётов P-8A «Poseidon», либо фрегатов Type 23 «Дюк», оснащённых среднечастотным гидроакустическим активным/пассивным комплексом Type 2050 и низкочастотной ГАС с гибкой протяжённой буксируемой антенной Type 2031Z). Что же касается авианосцев «Queen Elizabeth» и «Prince of Wales», то встроенными гидроакустическими комплексами они не оснащаются, в очередной раз подтверждая статус «авиаматок».

Паритетное соотношение с нашими АУГ по противолодочным качествам надводный компонент ВМФ Великобритании способен установить лишь после поступления на вооружение противолодочных модификаций новых фрегатов Type 26 ASW («Anti-Submarune Warfare»). В настоящий же момент компенсация низких параметров дэринговских гидролокаторов MFS-7000 и отсутствия ГАК на «Queen Elizabeth» может быть достигнута благодаря многоцелевому подводному компоненту, представленному современными атомными субмаринами класса «Astute». Они отличаются высокой акустической скрытностью, сравнимой с «Ясенями» благодаря размещению подвижных и шумоизлучающих механизмов (парогенератора, паротурбинной установки, турбозубчатого агрегата) на многоуровневых амортизационных платформах, звукпоглощающим покрытиям корпуса, а также наличию водомётного движителя. Венцом инженерной мысли, воплощённой в «Эстьютах», считается мощный внутрикорпусный широкоапертурный ГАК Type 2076 от компании «Thales», представленный 13000 гидрофонов.

Изделие способно сопровождать несколько сотен подводных объектов вплоть до третьей дальней зоны акустической освещённости. Подлодки класса «Astute» являются наиболее серьёзными противниками для наших многоцелевых субмарин. В ту же очередь, нельзя не отметить, что в дуэльной ситуации гидроакустический комплекс МГК-600 «Иртыш-Амфора-Ясень» может похвастаться дальностью действия в 200 - 230 км, что подтверждается данными из проверенных источников. С учётом оснащения британских подлодок 533-мм торпедами «Spearfish», возможности «Astute» и «Ясеней» частично уравниваются. Торпеды данного типа, разработанные подразделением «BAE Systems Underwater Systems», обладают максимальной скоростью в 113 км/ч (на 26% быстрее нашей торпеды УГСТ «Физик-2») и дальностью в 54 км против 50 км у «Физика-2». Но необходимо помнить и тот факт, что подлодки класса «Astute» вполне способны использовать немецкие сверхдальнобойные торпеды DM2A4 (с дальностью более 120 км) и это заметно меняет картину.

Источники информации:
http://arsenal-otechestva.ru/article/411-modern-torpedoes
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=11798
http://bastion-karpenko.ru/queen-elizabeth/
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=19309
Автор: Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте

630

Похожие новости
18 сентября 2018, 12:00
17 сентября 2018, 16:40
18 сентября 2018, 17:40
19 сентября 2018, 15:40
18 сентября 2018, 14:40
18 сентября 2018, 17:40

Новости партнеров