Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Гонконг и Тайвань: большой Китай в тупике


Протесты в специальном административном районе


Который месяц в китайском специальном административном районе Гонконг идут массовые манифестации. И эта картинка нам постоянно транслируется с телеэкранов. Рассказывают о пострадавших, о требованиях протестующих и так далее… И почему-то иногда это чуть ли не новость номер один. А «революция зонтиков» была ещё в 2014 году.

И эти самые протесты поражают наблюдателей своей массовостью и организованностью. И одновременно тревожно вещается о проблеме, заключённой в данных протестах для официального Пекина и о том, что официальный Пекин намеревается сделать: надо ли вводить войска? И к каким последствиям это приведёт… Скажу сразу: я, безусловно, не являюсь экспертом по внутрикитайской тематике и, естественно, крайне далёк от понимания всех тонкостей данного политического процесса. Однако меня с определённого момента стала раздражать бесконечность данных процессов.




Сколько можно, в конце концов? Что там не так, ребята? Вообще, с 1860-го и до 1997-го года Гонконг был британским (в 1860 году после поражения Китая во второй опиумной войне территории Коулунского полуострова к югу от Баундари-стрит и острова Камнерезов были переданы в вечное владение Великобритании согласно Пекинскому договору) и как-то особо мощных протестов там, например, в 90-е, не наблюдалось. И передан он был достаточно мирно и получил в составе Китая «очень особый статус». Невероятно особый. И даже китайцу с китайским паспортом так просто в Гонконг не попасть: там типа что-то пограничного контроля.

Wiki:

«Согласно совместной китайско-британской декларации и Основному закону Гонконга, территории предоставлена широкая автономия до 2047 года, то есть в течение 50 лет после передачи суверенитета. В рамках курса «Одна страна, две системы» и «Гонконгом управляют сами гонконгцы в условиях высокой степени автономии», в течение этого периода Центральное народное правительство КНР берёт на себя вопросы обороны и внешней политики территории, в то время как Гонконг оставляет за собой контроль над законодательством, полицией, денежной системой, пошлинами и иммиграционной политикой, а также сохраняет представительство в международных организациях и мероприятиях».

Вот такая вот автономия была предоставлена. Представительство в международных организациях. Но что-то пошло не так. Давайте признаем честно: де-факто Гонконг в состав Китая вошёл не совсем и не до конца. И тем не менее, уже в 10-е годы мы имеем мощный политический кризис. А как мы все опять же таки прекрасно понимаем, конечная цель Пекина — полная интеграция Гонконга. Так как иначе управлять страной и что-то там планировать достаточно сложно. Учитывая факт наличия, типа в составе, такого вот «анклава».


Так вот, уже без всякой интеграции вспыхнули беспорядки, что заставляет невольно задуматься об общей перспективности всего проекта «одна страна — две системы». Вот если бы объединялись, например, южный и северный Китай, то какая-то логика бы имела место быть, а тут мы имеем несопоставимые величины: один город и громадная страна. И городить из-за этого какую-то «надсистему»? А зачем? Не слишком ли сложно и затратно? Или это «так» нужно Китаю и совсем не нужно Гонконгу? Или что вообще происходит?

Какая-то странная картинка нарисовалась: не сильно заметно в Гонконге «прокитайских» сил. Вообще незаметно. Народ массой валит протестовать. Вариант с вводом войск выглядит вообще очень странно: что мы получим по итогам? И как это будет выглядеть? Нет, в 1968-м британцы тоже вводили туда войска, но они были как бы оккупанты. А китайцы вроде как свои. Но сильно почему-то этой «свойскости» не заметно. Не заметно как-то у гонконгцев никакого «китайского патриотизма».

Попала КПК с этим самым Гонконгом как кур в ощип. Протестует де-факто один город, но типа «политический кризис в Китае». Кстати, вполне возможно, что как раз политический кризис в Китае имеет место быть (а он имеет место быть), но вот с Гонконгом он связан весьма и весьма опосредованно. И тем не менее мы постоянно что-то там слышим о революции зонтиков в Гонконге и о проблемах Китая в этой связи. Причём, что самое обидное, никакого раскола, как уже было сказано, в Гонконге не наблюдается и никто за Пекин всерьёз не выступает.

Я понимаю, что всё не так просто и за данными протестами стоят вполне конкретные силы, это и ежу понятно. Но неужели руководство Китая не понимало культурно-политических последствий почти полуторавекового британского владычества? Неужели они не догадывались, что там «закладок» будет поставлено не просто много, а очень много? Неужели они всерьёз доверяли британской порядочности в делах политических (территорию сдал — территорию принял)?

Вам не кажется, что при «воссоединении» были допущены какие-то серьёзные ошибки? Стоило ли оно того? И вот уже Китай вводит санкции против США… чтобы защитить Гонконг. От кого, простите? Зачем такие вот сложности? Просто такое вот впечатление складывается, что в глобальном противостоянии США и Китая Гонконг играет не совсем на стороне Китая. А у Китая, кстати, и без Гонконга внутренних проблем хватает, возникших вследствие «опережающего развития побережья».


И вот ставить «на уши» громадную страну из-за капризов одного города? Оно того стоит? И, главное, сколько этот самый политический кризис будет продолжаться? Стоит ли овчинка выделки? Ведь, как я понимаю, изначально предполагалось, что «возврат Гонконга» повысит авторитет китайского государства как на международной арене, так и внутри Китая. Там даже циферблат электронный в центре Пекина ставили с отсчётом времени до возврата Гонконга. И во что это всё вылилось?

Я понимаю, логика была следующая: главное — вернуть, а там разберёмся. Как оказалось, все основные проблемы возникли как раз после возвращения. Там что, простите, ликвидировали автономию и ввели китайскую полицию? Раздали всем цитатники Мао и заставили их разучивать наизусть? Что не так-то?

Wiki:



«Бюро безопасности Гонконга предложило законодательному собранию принять поправку в закон Гонконга об экстрадиции в феврале 2019, которая, как предполагалось, должна была включить Китай, Макао и Тайвань в список 20 стран, с которыми уже были договорённости об экстрадиции подозреваемых в преступлении».

То есть вопрос в экстрадиции преступников в Китай (в данном конкретном случае на Тайвань, с которым у Китая нет дипотношений). Но чёрт возьми, в чём же тогда заключается принцип «одна страна», если даже преступников никто в Китай передавать не хочет? То есть как бы с Дону (то есть из Гонконга) выдачи нет? Это значит — одна страна? Вы так это понимаете? Интересное кино получается… Так в чём единство, брат? Где оно, это единство?

И тут мы «внезапно» узнаём, что гонконгцам категорически не нравится китайская правовая система. Ну и зачем тогда объединяться? Вокруг чего объединяться? Даже очень разные (независимые) государства имеют соглашения о выдаче преступников. А тут внутри одной страны подобный принцип не действует. Ну и как с этим жить? Китайское руководство понять как раз вполне себе можно — бред какой-то получается по факту.

Тупик и ловушка. Отступить тут КПК никак нельзя — полная потеря престижа. А гонконгцы устраивают протесты. Против выдачи преступников по факту. Как-то всё «не так» получилось. Хвалили Китай за образцовое воссоединение с Гонконгом, хвалили… и, похоже, перехвалили. Даже через 20 лет гонконгцы себя китайцами не чувствуют.


«Воссоединение» с Тайванем


Я не буду здесь пересказывать интереснейшую историю гражданской войны в Китае и историю бегства проигравших чанкайшистов на Тайвань и создания ими там своего государства. Самое главное — Тайвань был изначально категорически враждебен континентальному Китаю. Принципиально и категорически враждебен. И так было практически всю его историю. Выросло несколько поколений тайванцев, для которых коммунистический Китай — злейший враг. При этом, как и Гонконг, Тайвань с Пекином экономически сотрудничает, но не более.

И вот именно с этих самых позиций идея «воссоединения» с Тайванем выглядит достаточно странно. Беда как раз в том, что жителям Тайваня это не нужно категорически. Там их не американцы «оккупировали», они сами по себе хотят жить отдельно. И вот это реально проблема. Там ещё товарищи китайцы планы «силовой операции» разрабатывают, а товарищи американцы отправляют в тот регион авианосцы. Ещё, значится, публикуются сугубо теоретические планы захвата Тайваня с материка… Вот зачем это всё?

Так сказать, в чём профит? То есть во многом китайская внешняя политика оказывается «подвешена» на «неизбежный» военный конфликт с Тайванем. Зачем это им? Это своего рода ловушка: вот сейчас у нас типа большая проблема, но вот решим её, и всё будет хорошо.

Во-первых, абсолютно непонятно, как долго будет длиться «проблемный» период. И чего он будет стоить в политическом плане и дипломатическом. Знаете ли, бесплатных пирожных не бывает. Если вы десятилетиями концентрируете свои ресурсы на одном (возможно, тупиковом) направлении, вы теряете время и другие возможности. Зачем оно вам?

Во-вторых, абсолютно непонятно, как и чем этот самый конфликт разрешится: и Китай, и Тайвань существуют не в вакууме, а плотно завязаны в систему международных взаимоотношений. К чему приведёт попытка силового решения, можно только догадываться.

Ну и, в-третьих, не до конца ясно, что получится в результате пусть даже успешного вхождения Тайваня в состав КНР. Меня, знаете ли, «терзают смутные сомнения», особенно судя по примеру Гонконга. А если ещё будет реальное вторжение, со стрельбой, трупами и пожарами? И массовым бегством тайваньцев за границу?

Кто вообще сказал, что подобная афера века выгорит? Рассматривают почему-то «чисто военный вариант». Дескать, Китай может захватить Тайвань. Конечно, может. А дальше-то что делать? Каковы будут методы политического урегулирования? Что выиграет от этой операции Китай? Что проиграет? Полная неизвестность.

По сути дела, воссоединение с Тайванем — это своего рода прыжок в темноту, можно и ноги поломать. Упёртость — оно, конечно, дело хорошее, но не всегда и не во всём. То есть политика Китая более чем предсказуема, и даже направление этой самой политики более чем предсказуемо. То есть появляется великолепный повод для манипуляций.

Должна ли вся политика громадного государства вертеться вокруг одного, пусть и китайского острова, — вопрос дискуссионный. Как-то вот это слегка смущает — желание любой ценой решить «тайваньский вопрос». Что это, уязвлённое самолюбие? Но большая политика не может строиться на эмоциях.


Политика и иллюзии


Не является ли в целом подобная политика иллюзорной? Когда громадная держава десятилетиями прилагает свои усилия к весьма сомнительной цели? Создавая себе при этом кучу проблем и уделяя откровенно недостаточно внимания решению иных задач? Почему-то вспоминается, как практически весь 19-й век Россия ломилась на Балканы, освобождать братьев-славян от турецкого ига.

Да, именно так, практически весь 19-й век после разгрома Бонапарта мы потратили на возню с православными братьями, что принесло нам многочисленные расходы, кровавые войны, Парижский конгресс 1856-го года, Берлинский конгресс 1878-го года и выстрелы в Сараево 28 июня 1914-го…

После чего вполне предсказуемо все балканские православные братья-славяне развернулись на Запад, а Болгария вообще две мировые войны воевала против России. Такое складывается впечатление, что мы потратили 19-й век немного не на то, на что надо было потратить. Такое впечатление складывается, что кто-то нас втянул в эту нелепую авантюру, которая по итогам ничего хорошего нам не принесла.

После распада СССР нам очень долго внушали, что главное для России — это взаимоотношения с Украиной. А как же — братский народ… При этом логические аргументы, а именно откровенная русофобия официального Киева, как-то не сильно учитывались. Экономическое и политическое значение современной Беларуси близко к нулю, но опять же таки нам во все уши жужжат, что надо интегрироваться. Причём интегрироваться бесконечно и любой ценой.

Не пытается ли кто-то нами таким образом манипулировать? И нет ли у нас более насущных задач? И стоит ли вообще строить большую политику на эмоциях? То есть, безусловно, во всех вышеуказанных ситуациях политику проводить было бы надо, но вот намертво привязывать её к конкретному зарубежному городу, будь то Белград, Варна или даже Бобруйск, — представляется большой ошибкой. Ни в коем случае нельзя лишать себя свободы политического манёвра.

В своё время Австро-Венгерская (двуединая) монархия хотела любой ценой решить сербский вопрос. И это ей даже почти удалось. Когда великая держава хочет любой ценой решать мелкие (а тем более чужие) проблемы, добром это, как правило, не заканчивается.

Олег Егоров

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

318

Похожие новости
06 августа 2020, 19:20
09 августа 2020, 16:00
10 августа 2020, 05:20
14 августа 2020, 00:40
09 августа 2020, 10:20
07 августа 2020, 01:20

Новости партнеров