Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
11 апреля 2021, 22:00
11 апреля 2021, 23:40
11 апреля 2021, 23:40
11 апреля 2021, 21:40
11 апреля 2021, 22:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Голубь мира против козла отпущения

Поставка БМП-3 Арабским Эмиратам открыла России дорогу на традиционно проамериканский рынок вооружений. Фото с сайта www.navy.mil
Два монархических государства, ОАЭ и Бахрейн, омываемые Персидским заливом, подписали исторические соглашения о нормализации отношений с еврейским государством. Абу-Даби открывает посольство в Израиле, а Манама, подпись которой стоит под «договором о намерении», обменяется дипломатическими представительствами с Израилем, по всей видимости, позже. Предполагается, что еще пять или семь арабских стран в ближайшее время нормализуют отношения с евреями. Пока называются только три страны: Оман, Судан и Мавритания. Намеки на Саудовскую Аравию, которая может пойти на такой шаг, ряд экспертов считает пока нереальными.
Длинная дорога между «нет» и «да»
В принципе речь идет о географически дальних по отношению к Израилю арабских странах. Две ближние, Египет и Иордания, в 1979 и в 1994 годах подписали с евреями мирные договоры. Особенно важным было решение Египта, самой большой и сильной в военном отношении арабской страны. Египтяне первыми денонсировали провозглашенный в 1967 году в Хартумской декларации принцип «трех нет»: «нет» миру с Израилем, «нет» признанию Израиля, «нет» переговорам с Израилем. Президент Анвар Садат, первым из арабских лидеров признавший еврейское государство, заплатил за свою смелость жизнью.
Но в 1979-м и в 1994-м налаживание отношений израильтян с египтянами и иорданцами лишь в малой степени коснулись торговли, туризма и культурного обмена. Несомненным достижением в отношениях с Египтом может служить лишь сделка по поставке природного газа в Израиль, ибо тогда запасы газа в территориальных водах еврейского государства не были разведаны. В наши дни развитие высоких технологий, изменив характер экономики, превратилось в мощный дипломатический и военный потенциал.
Дэвид Розенберг в статье «Вот почему ОАЭ и Бахрейн сделали явными свои связи с Израилем», опубликованной в леволиберальной газете «Га-Арец», пишет: «Статус Израиля как технологической державы, намного превышающий его вес с точки зрения обычных экономических показателей, таких как ВВП и население, позволил еврейскому государству укрепить связи с развивающимися державами, такими как Китай и Индия, и более старыми экономическими лидерами, такими как Япония и Южная Корея. Теперь это начинает работать на Ближнем Востоке». По мнению Розенберга, за нормализацией отношений ОАЭ и Бахрейна с евреями стоят немалые надежды богатых природными богатствами арабских государств на перестраивание своей экономики с экспорта нефти и газа и туризма на высокие технологии, которыми владеет Израиль.
ОАЭ – олигархическая монархическая коалиция, власть в которой принадлежит главам семи суннитских племен. Административное устройство этого государства исходит из права каждого эмирата самостоятельно распоряжаться запасами полезных ископаемых на своей территории. Лидером такой своеобразной федерации стал эмират Абу-Даби, а одноименный город – столицей. Президентское кресло в ОАЭ занимает эмир Абу-Даби, а премьер-министром становится эмир Дубая.
На полпути к Луне и Марсу
Сегодня ОАЭ могут похвастаться высочайшим в мире зданием, самым большим искусственным островом, крупнейшим торговым центром, включающим в себя крытый горнолыжный курорт и колонию пингвинов. Но мало кто знает, что именно ОАЭ планируют в ближайшее столетие построить полностью функционирующий город на 600 тысяч жителей... на Марсе. Об этом писал несколько лет назад в Jerusalem Post дубайский журналист Энн Симмонс. Его статья без всяких витиеватостей именовалась так: «Следующая остановка – Марс?». Еще более примечательное подзаглавие звучит как вызов времени и всему миру: «ОАЭ во многих аспектах оказались «впереди планеты всей», и Земля уже им стала тесна». Симмонс приводит слова шейха Мохаммеда бин-Рашида, ныне 71-летнего вице-президента и премьер-министра, который написал в Твиттере: «Мы стремимся в этом веке, продвигая вперед науку и технологии, прививать нашей молодежи жажду знаний. Поэтому мы провозглашаем наш проект «Марс 2117», который и есть наше видение будущего».
Космический центр ОАЭ сообщил о планировании в 2024 году арабской экспедиции на Луну. Высадка на спутник нашей планеты – только часть стратегического десятилетнего космического проекта. Разумеется, без высоких технологий к реализации таких планов лучше не приступать. «Подобно Китаю и Индии, – отмечает Дэвид Розенберг, – Эмираты не просто готовы заключать сделки с израильскими технологическими компаниями. Они хотят, чтобы на них повлияла магия «нации стартапов», чтобы развивать свой собственный технологический сектор».
Примечательно, что в ОАЭ главенствующая религия страны – ислам – не дискриминирует другие религии. Эксперт израильской газеты «Маарив» Джеки Хуги в статье «Мечеть, тюрьма и... дискотека» отмечает, что «в каждом эмирате можно встретить христианские церкви. Десять лет назад здесь был воздвигнут даже православный храмовый комплекс. Имеются также индуистский и сикхский религиозные центры. И сами мусульмане довольно мягко соблюдают свои обычаи, в том числе в одежде, во многом следуя европейскому деловому стилю».
В одном из интервью президент ОАЭ шейх Халифа бин-Зайед сказал: «У нас есть мечети и дискотеки». И тут же добавил: «И тюрьмы тоже есть». Небольшая синагога для иностранцев иудейского вероисповедания (в основном американских специалистов) открылась в Дубае. В том же здании действует и кошерная кухня, оборудованы несколько спален для гостей, соблюдающих шабат и не успевающих до начала субботы вернуться домой.
Подальше от Ирана, поближе к Израилю
Палестинские арабы, забыв о своих разногласиях и нередких кровавых разборках, в один голос заявили о предательстве режимами ОАЭ и Бахрейна «дела ликвидации сионистского образования». СМИ, откровенно враждебные евреям, утверждают, что мусульманские государства, готовые пойти на примирение с Израилем, ожидают от американцев подачек в виде новейшего вооружения, а от евреев – инновационных технологий.
На самом деле, о подачках и речи быть не может, ибо за оружие и технику, характеризуемую как инновационный прорыв, американцы и израильтяне потребуют деньги. И немалые. Более того, израильское руководство совсем не в восторге от планов Вашингтона продать эмиратам к концу года новейшие истребители-невидимки F-35.
В данном случае политический выигрыш может оказаться проигрышем в военном отношении. Если F-35 окажется на военных базах эмиратской армии, то гарантированное Пентагоном «качественное военное превосходство» Израиля в регионе Ближнего Востока неминуемо окажется сильно поколебленным.
Конечно, дипломатический прорыв для еврейского государства важен. Но никак не за счет увеличения военной мощи государств, дружественность которых временем не проверена. В качестве примера можно привести Марокко. В 1994 году это королевство и Израиль установили дипломатические отношения. Разорвало Марокко отношения с еврейским государством из-за начала Второй палестинской интифады («восстания»).
Ни для кого не секрет, что суннитский арабский мир опасается прежде всего агрессивности шиитского Ирана и его сателлитов. Поэтому совершенно справедливо газета «Га-Арец» пишет в своей передовой статье: «Если бы на состоявшуюся 15 сентября в Белом доме церемонию подписания пригласили всех, кто приложил руку к заключению мирных соглашений между Израилем и странами Персидского залива, то почетное место занял бы иранский лидер Али Хаменеи, чьи гегемонистские устремления подтолкнули страны Персидского залива к сближению с Израилем».
Для еврейского государства любой вид союзничества с ОАЭ и Бахрейном имеет не только политическое значение. Эмираты никогда не участвовали ни в одном военном конфликте и не сталкивались с израильскими войсками. Наоборот, оба государства многие годы негласно сотрудничали в военной, оборонной и разведывательной сфере, совместно противостоя иранской ядерной программе.
Рать эмирам не собрать, но без гвардии они не обходятся
Сразу следует внести пояснения. В круг обязанностей гвардии арабских эмиров входит не только охрана правителя и членов его семьи. Эмирских гвардейцев нельзя считать лишь стражей или караулом, который выполняет также и церемониальные функции. Это элитная часть армии, в составе которой могут быть представлены различные рода войск. Интересно, что в саддамовском Ираке наряду с Республиканской гвардией, в которую входило несколько бригад разных родов войск, была еще и Специальная республиканская гвардия, созданная исключительно для охраны лидера страны.
В определенной степени гвардия эмиров (как и бывшая Республиканская гвардия Ирака) подобна Корпусу стражей исламской революции в Иране, который по организации, выучке личного состава и, конечно же, вооружению намного превосходит регулярную армию своих стран. Но об арабских гвардейцах сведения засекречены и что-то конкретное о них сказать трудно.
При этом армии небольших арабских государств, таких как ОАЭ и Бахрейн, тоже нельзя сбрасывать со счетов. Они неплохо оснащены (хотя в большинстве случаев оружием не новейших образцов) и обучены. В ОАЭ обязательная служба для призывников, имеющих свидетельство об окончании средней школы, длится девять месяцев, для мужчин, не имеющих такого документа, – два года. В течение девяти месяцев добровольную службу в армии могут пройти и женщины.
Высокий уровень благосостояния стран
региона позволяет им покупать самые
современные вооружения. Фото Pixabay
В арсенале армии эмиратов представлены танки и бронемашины французского, британского, немецкого, китайского, бельгийского, канадского, турецкого и южноафриканского производства. На вооружении сухопутных сил имеется РСЗО 9К58 «Смерч» – советская реактивная система залпового огня калибра 300 мм. Эта система не заменялась на РСЗО семейства «Торнадо», в которой боевые машины оборудованы системой навигации ГЛОНАСС и новой компьютеризированной системой управления огнем. Эмират Дубай приобрел баллистическую ракету малой дальности SS-1 «Cкад-2» производства СССР. Ракетами этого класса во время войны в Персидском заливе 1990 года Саддам Хусейн приказал обстреливать Тель-Авив.
ОАЭ образуют семь эмиратов, но военно-воздушными силами обладают только Абу-Даби и Дубай. Согласно местному закону, в летный состав могут зачисляться только граждане эмиратов, иностранцам позволено состоять лишь в обслуживающих командах. В 1999 году два эмирата объединили боевую авиацию, но принцип автономности сохранился. Абу-Даби стал пунктом расположения Западного командования, а Дубай – Центрального.
Военно-политическое руководство эмиратов считает приоритетом своей оборонительной доктрины развитие военно-морских сил. В последние годы ВМС ОАЭ увеличили свой потенциал за счет корветов типа «Абу-Даби», построенных на итальянских верфях, и шести кораблей типа «Байнуна» французского производства. Корабли этого класса отличаются мощью и многофункциональностью. Подчеркивается, что по требованию ОАЭ поставщики создают их специальные модификации.
Под сомнительной эгидой США
Островное расположение Бахрейна, самого маленького арабского государства, также заставило его военно-политическое руководство особое внимание уделить развитию ВМС. Составляющие этих сил – фрегаты, ракетные и десантные катера американского и немецкого производства. Современные патрульные катера, без которых оборонять страну на трех с лишним десятках островов невозможно, построены в Турции.
В армии Бахрейна представлены бронетанковая, артиллерийская, механизированная бригады, артиллерийский и разведывательный батальоны, батальон специального назначения, смешанный зенитный дивизион (два ЗРК и одна артиллерийская батарея) и гвардия эмира. Сухопутные войска оснащены в основном американской техникой устаревших модификаций. Легкую бронетехнику бахрейнцам поставили французы и британцы. В середине прошлого десятилетия примерно сто бронемашин Манама закупила у Турции.
Бахрейнские ВВС представлены тремя эскадрильями истребителей, учебными самолетами и значительным парком боевых вертолетов. Сведений о наличии у Манамы военно-транспортной авиации нет.
Королевство считает себя защищенным четырьмя американскими базами, расположенными на ее территории. Главная находится в Манаме, а база снабжения – на острове аль-Мухаррак. Бахрейн, где базируется Пятый флот ВМС США, принимает на своей территории около трех тысяч американских военнослужащих. Присутствие иностранных войск раздражает местных граждан и ослабляет народную поддержку режима.
К тому же американские базы не спасали правительства от падения, когда начинались революционные события. Примером может служить Южный Вьетнам. Сайгонский режим пал 30 апреля 1975 года, несмотря на мощнейшую военную базу, которую американцы создали в Дананге. Здесь можно привести слова последнего южновьетнамского президента Нгуен Ван Тхьеу, которому заокеанская сверхдержава обещала полную поддержку: «Но американцы не сдержали свое слово. Можно ли в наши дни полагаться на американское слово?».
Ненадежные Соединенные Штаты – за океаном, на другом конце света, а Израиль – поблизости, на Ближнем Востоке. И если тегеранские аятоллы решатся совершить агрессию против ОАЭ и Бахрейна, то в Абу-Даби и в Манаме не сомневаются что «почти дружественный» Израиль придет им на помощь.
В 2016 году тогдашний президент США Барак Обама выдвинул тезис о «тысячелетней истории конфликтов на Ближнем Востоке». При этом он говорил о необходимости завершить пребывание американских воинских подразделений в «кипящей точке планеты». Ведь даже полный разгром саддамовского Ирака в 2003 году не привел к умиротворению Ирака. Наоборот, бывшая иракская армия, которую даже толком не разоружили, составила костяк мощной террористической организации «Исламское государство», запрещенной в России и во многих других странах мира.
Саудовская Аравия (СА) активизировала свои отношения с Израилем в начале нового тысячелетия. Но дело до открытия посольств так и не дошло. В Эр-Рияде предпочитают тайные отношения с еврейским государством, ибо считают себя знаменем исламского мира и оставляют для королевства открытыми все двери.
Недавно стало известно, что саудиты закупили у одной израильской компании технологию взлома телефонов. Понятно, что сведения о большинстве закупок арабскими странами израильских кибертехнологий в СМИ не просачиваются.
Кто виноват?
Король СА Салман бин Абдул-Азиз, выступая в сентябре нынешнего года в режиме видеоконференции на сессии Генеральной ассамблеи ООН, обрушился с критикой на Иран. Он заявил, что режим аятолл использовал заключенные в 2015 году соглашения о судьбе ядерной программы Тегерана для активизации своей экспансионистской политики и расширения террористической сети. «Иран сеет хаос, экстремизм и религиозную рознь», – заявил саудовский монарх. Он потребовал разоружить Хезболлу как боевой отряд тегеранских аятолл, действующий в Ливане, Сирии и ряде других стран.
И конкретные события не заставили себя ждать. В понедельник, 28 сентября, власти СА сообщили о раскрытии террористической группировки, связанной с иранским Корпусом стражей исламской революции. По сведениям Управления государственной безопасности королевства, трое из десяти арестованных боевиков проходили обучение в Иране. В курс входили работа со взрывчатыми веществами, изготовление взрывных устройств, а также тактическая и боевая подготовка.
Дональд Трамп связал уход американских войск из региона с изменением позиции арабского мира к Израилю как враждебному государству. «По мере того как все больше арабских стран нормализуют отношения с Израилем, что, по нашему мнению, произойдет очень быстро, регион будет становиться все более стабильным, безопасным и процветающим», – сказал американский президент. Иначе говоря, за океаном надеются, что значительные контингенты американских солдат не будут представлены на Ближнем Востоке, когда градус противостояния арабов и евреев снизится. Однако пока саудовцы не откроют дипломатическое представительство в Тель-Авиве (о Иерусалиме вряд ли в можно вести речь), а израильтяне – в Эр-Рияде, сомнительно, что в «листе ожидания» арабских государств, признавших еврейское государство, появится много названий.
К примеру, Кувейт и Йемен каким боком повернутся к Израилю, если до сих пор в обе эти страны строго-настрого заказан приезд не только израильтянам, но и гражданам любых стран, которые когда-либо посещали еврейское государство. Кувейт бойкотирует израильские товары. Правда, в августе 2020 года посол Кувейта в Украине Рашид Хемед аль-Адвани посетил в Умани могилу еврейского раввина Нахмана из Бреслава, а также провел межконфессиональную встречу с другими раввинами. Но весьма сомнительно, что этот фактически частный визит окажет какое-то влияние на межгосударственные кувейтско-израильские отношения.
Алжир никогда не признавал Израиля и категорически запрещает своим гражданам его посещать. В 1967 году во время Шестидневной войны Алжир отправил символический батальон для сражения на стороне арабских стран, напавших на еврейское государство. Ограниченные отношения с Израилем поддерживает Тунис – и непохоже, что в них намечается какое-то развитие.
В отличие от большинства стран региона Оман никогда не участвовал в вооруженных конфликтах между арабскими государствами и Израилем. Конечно, заокеанское давление именно в нашу коронавирусную эпоху дорогого стоит. Соединенные Штаты и Израиль многое могут предложить и Оману, и Мавритании, и Судану.
В большом ближневосточном узле много узелков. Не только арабы и евреи противостоят друг другу. Турки десятилетиями не могут разобраться с курдами и одновременно претендуют на территории пограничных районов Сирии. У иранских аятолл также давние проблемы с курдским этносом, но им одновременно приходится следить за иракскими шиитами и безжалостно давить азербайджанский, курдский, арабский и белуджский сепаратизм. Саудовцы и другие суннитские арабские монархии опасаются экспансии шиитского Ирана. А тут еще президент Эрдоган откровенно ищет конфликта с Грецией. Если сегодня Анкара вступит в конфликт с Афинами, то не сможет избежать войны и с греческим Кипром. Но израильско-арабское противостояние во всей ближневосточной проблематике занимает особое место.
Небезызвестный британский разведчик Лоуренс Аравийский, в течение семи лет в период Первой мировой войны воевавший в рядах арабских племен, восставших против турок, писал в воспоминаниях: «Единый арабский народ? Миф. Эта нация существует в теории. На деле есть сотни кланов и хамул, исторические раздоры и вражда, и только одно у арабов общее: необузданные фантазии и неспособность признавать свои ошибки. Им постоянно нужен козел отпущения».
Таким козлом отпущения сразу же после своего воссоздания в 1948 году стал Израиль. Генеральный секретарь исполкома Организации освобождения Палестины Саиб Арикат в интервью обозревателю газеты «Маарив» Джеки Хуги прямо сказал: «Даже если в кресле председателя Палестинской автономии сидела бы мать Тереза, во главе правительства Томас Джефферсон, а во главе парламента Монтескье или Вольтер, они тоже бы сказали, что у них нет партнера».
Смириться с существованием Израиля, потерять своего козла отпущения для многих арабов означает и потерю своего эфемерно единого мира. И палестинская проблема здесь особой роли не играет.
Иерусалим

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

363

Похожие новости
25 марта 2021, 14:40
25 марта 2021, 22:20
21 марта 2021, 10:00
23 марта 2021, 17:20
26 марта 2021, 19:20
31 марта 2021, 18:00

Новости партнеров