Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
10 декабря 2018, 10:00
10 декабря 2018, 04:20
10 декабря 2018, 09:40
10 декабря 2018, 04:20
10 декабря 2018, 07:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Год армии: разгром ИГ и ответ НАТО

В 2017 году российская армия, авиация и флот наглядно показали, зачем вот уже 10 лет в них вкладываются колоссальные средства и проводится болезненная реформа. Руками в первую очередь именно российских военных было сломлено организованное сопротивление наиболее опасной и антигуманной силы на планете — запрещенного в РФ «Исламского государства». «Газеты.Ru» оценивала, с какими результатами встречают Новый год ВС РФ.
Главный итог года для Вооруженных сил Российской федерации был подведен, несомненно, 11 декабря. Тогда впервые за более чем два года военной операции в Сирии президент Владимир Путин прилетел на главный российский форпост на Ближнем Востоке авиабазу Хмеймим. Здесь он уже в третий раз — на этот раз окончательно — сообщил о возвращении российского контингента домой в связи с выполнением всех поставленных перед ним задач.
Год начался освобождением из-под контроля ИГ второго по величине города Сирии Алеппо. Но потребовалось еще много недель, штурм Дейр-эз-Зора и Абу-Кемаля, чтобы окончательно сломить организованное сопротивление исламистов. Точных данных о числе погибших в 2017 году сражавшихся на стороне официального Дамаска российских граждан нет, но среди них, несомненно, выделяется имя главного военного советника в Сирии генерал-лейтенанта Валерия Асапова.
Смерть генерала не была напрасной — легитимная власть Башара Асада теперь в полной безопасности. Разрозненные группировки джихадистов теперь уже не представляют такой серьезной угрозы, а страны Запада, Турция и Иран фактически были вынуждены признать победу Дамаска в гражданской войне. Небо над западной частью страны прикрывают два российских дивизиона С-400 и один С-300, база в Хмеймиме остается за РФ, пункт материально-технического обеспечения в Тартусе также расширяется до уровня полноценной базы ВМФ.
Роль России в регионе также расширится за счет достигнутого с Египтом соглашения о совместном использовании аэродромов.
Однако теперь, вслед за сокращением поставленных перед Вооруженными силами задач, заметно урезается и объем их финансирования — называется цифра в районе 2,8% от ВВП против почти 4%. У этого решения есть и экономическая (сказывается тяжелое состояние экономики), и политическая (демонстрация миролюбия во внешней политике) плоскости.
Но не стоит делать выводы, что значимость армии и флота хоть как-то упадет в предстоящие годы. Об этом, в частности, можно судить на основе данных о появлении новых стратегических формирований в структуре ВС. В феврале было объявлено о создании 22-го армейского корпуса, базирующегося в Крыму — вместе с двумя новыми дивизиями в Ростовской области и Чеченской республике он окончательно цементирует геополитический статус полуострова как территории России. Усилению позиций на южном направлении способствует и создание 8-й общевойсковой армии со штабом в Новочеркасске. Наконец, в Феодосии был создан отдельный десантно-штурмовой батальон.
Поскольку вот уже много лет наиболее вероятным следующим очагом организованного сопротивления террористов рассматривается Средняя Азия, воссоздание 18-й военно-транспортной авиационной дивизии со штабом в Оренбурге намекает на подготовку российского командования к такому развитию событий.
Другие вызовы национальной обороны — со стороны НАТО — были парированы размещением на постоянной основе в Калининградской области оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М» и созданием на Камчатке новой армии ПВО — Зона ответственности будущего оперативного объединения простирается от Северных Курил до арктического острова Врангеля.
Одновременно сохраняются и темпы перевооружения. Наиболее эффективно процесс по-прежнему идет в структуре РВСН — сейчас доля современного вооружения составляет 66% и скоро должна достигнуть 70.
Утверждена новая государственная программа вооружений до 2027 года, по которой на ВС приходится 19 триллионов рублей бюджетного финансирования. Как сообщается, в числе приоритетов ГПВ-2027 будут значиться системы ядерного сдерживания, высокоточное оружие, оружие на «новых физических принципах» (по всей вероятности, речь идет о гиперзвуке) и развитие сил общего назначения. Сухопутные войска должны получить новые войсковые системы ПВО, танки Т-90 и Т-14 «Армата», бронемашины пехоты «Курганец-25» и бронетранспортеры «Бумеранг». Упор будет также сделан на адаптацию вооружений для арктических территорий, в частности, речь пойдет о зенитной ракетной системе С-300В4 и зенитном ракетном комплексе «Тор-М2».
В стратегической компоненте упор будет сделан на закупки крылатых ракет воздушного базирования, баллистических ракет подводных лодок и наземных межконтинентальных носителей.
Вполне в соответствии с современными представлениями о значении военной авиации, упор также будет сделан на закупку и модернизацию самолетов. Речь идет об истребителях пятого поколения Су-57, многофункциональных самолетах Су-30СМ и Су-35, фронтовых бомбардировщиках Су-34, зарекомендовавших себя в Сирии, легких истребителях МиГ-35, стратегических ракетоносцах Ту-160М2, заправщиках Ил-78-90А и самолетах ДРЛО и У А-100. Кроме того, военные рассчитывают на комплексы ПВО С-500 «Прометей» и «Бук-М3».
Флот будет пополняться в первую очередь за счет надводных кораблей прибрежной зоны, подлодок текущих перспективных серий — атомных 955А и 885М и дизельных 636.3, а также субмарин пятого поколения «Хаски».

Подпишитесь на нас Вконтакте

496

Похожие новости
09 декабря 2018, 08:40
08 декабря 2018, 18:40
10 декабря 2018, 12:40
09 декабря 2018, 17:00
10 декабря 2018, 10:00
09 декабря 2018, 00:20

Новости партнеров