Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Герой без Золотой Звезды

Справедливость по отношению к капитану
Евгению Сергееву восторжествовала лишь
в 2019 году. Фото из книги Андрея Бронникова
«Обыкновенный спецназ. Из жизни
24-й бригады спецназа ГРУ»
Подчиненным полковника Дмитрия Герасимова (командира 22-й бригады спецназа ГРУ в Лашкаргахе) удалось то, чего не смогли сделать резидентуры ГРУ и КГБ во многих странах.
В 1986 году многие советские разведаппараты за рубежом получили приказ: добыть образец новейшего американского переносного зенитного ракетного комплекса (ПЗРК) «Стингер», появление которого произвело переворот в тактике действий советской авиации в Афганистане и свело фактически на нет ее безраздельное господство в афганском небе. Во всяком случае, возможности применения авиации значительно сократились. Близко от земли самолеты и вертолеты уже летать не могли из-за опасения быть сбитыми огнем стрелкового оружия, а на средних высотах их успешно поражал «Стингер».
Сбитые вертолеты и штурмовики лишали войска возможности проводить масштабные операции, заставляли авиаторов подниматься на большие высоты, откуда невозможно было прицельно поражать наземные цели. С горькой иронией вертолетчики, утратившие господство в воздухе, называли себя космонавтами. Ход военных действий ощутимо менялся, грозя переломом. «Стингеры» по тропам переправлялись из Пакистана, растекались по приграничным районам. Уже применялись моджахедами под Джелалабадом и Кандагаром, Баграмом и Хостом, Файзабадом и Гардезом. Авиация нашей 40-й армии несла серьезные потери. Если в 1981 году с помощью «Стингера» была сбита лишь одна машина, то в 1986-м – аж 23! Необходимо было найти «противоядие». Увы, сколько ни бились наши резидентуры, задача оказалась невыполнимой.
«СТИНГЕР»
Командование советских войск получило информацию о том, что на территорию Афганистана ЦРУ планирует поставить около 500 ПЗРК «Стингер». В случае попадания такого количества ракет в зону боевых действий ставило под сомнение успешное применение нашей авиации. Поэтому в начале 1986 года по всем частям спецназа ушла шифровка, подписанная Маршалом Советского Союза С.Л. Соколовым. В телеграмме сообщалось о готовящейся поставке, а также о том, что захватившего первый «Стингер» ждет высокая награда – Золотая Звезда Героя Советского Союза.
Как вспоминал потом полковник Герасимов, было это в январе 1987 года. На границе зон ответственности шарджойского и кандагарского отрядов в районе Калата располагалась «зеленка», достаточно большая территория. Моджахеды чувствовали себя там достаточно свободно, поскольку обоим отрядам добираться до этой «духовской» базы было далеко. И поэтому появлялись наши спецназовцы там крайне редко.
В январе 1987 года капитан Евгений Сергеев решил организовать в этом районе засаду. В то время Сергеев был заместителем командира 7-го шарджойского отряда 22-й бригады спецназа ГРУ. Как скажет о нем командир бригады Д. Герасимов, «Сергеев ростом не велик, но офицер очень боевой. Настоящий спецназовец. Воевал хорошо. Знал зону ответственности как свои пять пальцев. Он со своими ребятами и захватил первый «Стингер».
На задание вылетели двумя вертолетами. На ведущем вертолете – Сергеев со своей группой. На борту ведомого вертолета – группа лейтенанта Чебоксарова. Машины шли на юго-запад, позже свернули в ущелье. И почти сразу обнаружили трех мотоциклистов. А мотоциклисты в Афгане – гарантированно «духи». Стоило вертолетам зайти на цель, как душманы сразу же открыли огонь. Спецназовцы из иллюминаторов заметили, как один из моджахедов сорвал со спины какое-то оружие, напоминающее гранатомет, и произвел выстрел. Видимо, он торопился, и его выстрел оказался неудачным.
Как вспоминал потом Сергеев: «Как только увидели мотоциклистов, сразу открыли огонь. Жму на гашетку пулемета. Командиром вертолетного отряда был Соболь. Он успевает отработать НУРСами и сразу уходит на посадку. И тут такое ощущение, что по нам сделали выстрел из РПГ. Я успел «завалить» стрелка. Садились только ведущим бортом. Еще с воздуха я заметил странную трубу у одного из мотоциклистов. На земле по радио услышал, что по одной из «двадцатичетверок» тоже выстрелили из гранатомета. По радио даю команду ведомой «восьмерке» оставаться в воздухе. Динамика боя высока, а «духов» не так много. Решил, что пока ведомый сядет, пройдет время, и все уже будет кончено. В воздухе его огонь был для нас нужнее. В случае если обстановка каким-то образом осложнится, я смогу высадить десант в том месте, где мне в тот момент он будет нужнее. На земле мы разделились. Я с одним бойцом побежал по дороге… «Духов» забили почти в упор. На земле мотоциклы. К одному из них приторочена труба, завернутая в одеяло. Внутренний голос спокойно говорит: «Это ПЗРК». Тут смотрю, обратно Владимир едет на мотоцикле: «Есть результат! »
Вот как Владимир Ковтун вспоминал о той операции: «В том бою мы «завалили» 16 человек. Видимо, на высотке сидела группа моджахедов, подошедшая ранее из кишлака. Не могли же они все приехать на трех мотоциклах. Возможно, они пытались организовать засаду ПВО с наземным прикрытием и заодно опробовать поступившие недавно «Стингеры».
ПОЙМАТЬ «ДУХА»
За одним из «духов», у которого в руках была какая-то труба и кейс типа дипломат, погнался я и двое бойцов. Он меня интересовал прежде всего из-за «дипломата». Еще и не предполагая, что труба – это пустой контейнер от «Стингера», я сразу почувствовал, что там могут быть интересные документы. «Дух» был от нас метрах в 100–150. Вертолеты Ми-24 взяли его «в круг», обстреливая из счетверенных пулеметов, не давая уйти. На бегу кричу в «Ромашку» (радиостанция для связи с вертолетами): «Мужики! Только не упустите! » Но «дух», видимо, понял, что убивать его не хотят, и стал убегать, отстреливаясь. Когда он удалился уже метров на 200, я вспомнил, что я мастер спорта по стрельбе. Нет уж, думаю, я тебя не упущу. Сделал полный вдох-выдох, присел на колено и в затылок «догнал» его.
Когда подбежал, в глаза бросилась странная труба. Явно не гранатомет. ПЗРК. Хоть наши, хоть вражеские имеют много сходства. И, несмотря на то что антенна не была развернута, мелькнула догадка: «Может, «Стингер?» Кстати, не попали они в нас, хотя и стреляли дважды, именно потому, что времени на подготовку комплекса у них не было и антенну потому так и не развернули. По сути, били, как из гранатомета, навскидку. Но особо рассматривать трофеи было некогда. Пули посвистывали. Схватил автомат, трубу, дипломат и к вертушкам.
Подбегаю к Сергееву, командиру группы. Он спрашивает: «Что?» Отвечаю: «ПЗРК». Он, несмотря на то что недавно здорово поругались, расплылся в улыбке и полез руки жать. Кричит: «Володя! » Я открываю дипломат, а там полная документация по «Стингеру». Остальные эмоции без слов…
Бой занял не более 20 минут. Дали команду на отход. Бойцы принесли еще две трубы. Одну такую же пустую и одну неиспользованную. Вертушка взлетела и взяла обратный курс. В салоне я открыл дипломат, а там полная документация по «Стингеру». Начиная от адресов поставщиков в Штатах и заканчивая подробной инструкцией по пользованию комплексом. Тут уж мы вообще от радости обалдели. Все знали, какой ажиотаж создало командование армии вокруг закупок моджахедами «Стингеров»
То была большая удача. Ведь спецназовцам каждый день приказывали: «Ищите «Стингеры», ищите «Стингеры». Кто возьмет первый «Стингер», тому звание Героя Советского Союза и Золотую Звезду на грудь.
После этой операции майор Евгений Сергеев был направлен в Кабул, где лично докладывал командующему 40-й армией генералу Борису Громову о ходе выполнения боевой задачи и захвате ПЗРК.
Выслушав офицера, Громов тепло поблагодарил его и других военнослужащих за удачно проведенную операцию и дал команду готовить представление на награждение. Представление на Золотую Звезду направили на четверых человек, но … ни один из них ее не получил.
Через некоторое время версия захвата ПЗРК стала выглядеть по-другому: якобы наша агентура засекла загрузку партии «Стингеров» в США, отследила ее разгрузку в Пакистане и далее вела ее до самого Афганистана. Как только ПЗРК попали в ДРА, по тревоге был поднят спецназ – и вот результат». Сергеев вспоминал этот случай, называл его сказкой Венского леса. Хотя, надо сказать, именно за нее наградили уйму народа – причем орденами и медалями отнюдь не сказочными. Ну что ж, на войне всякое бывает…
Доложили о «Стингерах» в Москву. Оттуда команда: «Самолетом срочно доставить их в столицу! » Кому сопровождать? Естественно, комбриг послал сопровождать ценный трофей главного героя – капитана Сергеева. Трофей был и вправду ценный. Ведь все понимали, захваченные «Стингеры» – это неопровержимое доказательство активной поддержки американцами афганских моджахедов. А тут, что называется, и ПЗРК, и полная документация к нему.
СНОВА В АФГАНИСТАН
Он и полетел в Москву. На Чкаловском аэродроме его встретили «люди в пиджаках», забрали «Стингеры», документацию и, погрузив все в машину, укатили. А Сергеев так и остался стоять на поле аэродрома – в выгоревшей полевой форме, в кедах, без копейки денег в кармане. Какой Герой, какая Золотая Звезда? Даже спасибо не сказали, чашку чая и то не предложили. Кое-как добрался он из Чкаловского в родной «Аквариум» на Полежаевке и спросил у начальства: как ему быть дальше? Ответили: «Как-как?! Возвращаться в Афганистан! Немедленно!»
Возвратился. Но Героя ему не дали. Оказалось, что он имел партийное взыскание, которое напрочь закрывало ему путь к Золотой Звезде Героя. Отметили орденом Красной Звезды. На большее он, по мнению начальства, не потянул…
После Афганистана была Чечня. В январе 1995 года группы отряда спецназа ГРУ под руководством подполковника Сергеева вместе с разведчиками ВДВ первыми вышли к дворцу Дудаева. Были и другие успешные операции. Командир всегда и везде старался вникнуть во все сам, продумать все до мелочей и только потом принимался за выполнением боевой задачи. Как настоящий командир он был везде во главе подчиненных. Награждение офицера орденом Мужества говорит о многом.
В январе 1995 года в Грозном Сергеев получил тяжелейшую травму и был уволен из армии. В 2008 году Сергеев умер, после болезни, ранений и контузий. А Героя этот мужественный офицер спецназа ГРУ все же получил. Указом президента Российской Федерации от 6 мая 2012 года за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга в Республике Афганистан, подполковнику Сергееву Евгению Георгиевичу присвоено звание Героя Российской Федерации. Ошибка была исправлена. Посмертно.
В феврале 2019 года президент России выполнил обещание, о котором «забыло» Минобороны СССР. Владимир Путин по представлению министра обороны Сергея Шойгу присвоил звание Героя России офицеру спецназа ГРУ Владимиру Ковтуну, чья группа в 1987 году в Афганистане первой захватила американские переносные зенитные ракетные комплексы «Стингер».
Следует добавить, что за время службы в Афганистане Владимир Ковтун получил семь пулевых ранений. За два с половиной года войны Ковтун потерял двух человек, уничтожив более 300 душманов.
Справедливость восторжествовала – к двум орденам Красной Звезды офицер спецназа ГРУ Владимир Ковтун через 30 лет добавил Звезду Героя России.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

294

Похожие новости
04 июня 2020, 17:40
01 июня 2020, 08:20
02 июня 2020, 20:00
03 июня 2020, 17:00
01 июня 2020, 15:40
31 мая 2020, 16:40

Новости партнеров