Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Генералы Краснов и Власов: кому выгодно поставить их рядом?


У господина Киселева получилось. То, что летит в него сегодня, несравнимо с Зулейхой, открывающей глаза, и создатели псевдотатарского эпичного (по степени слива) сериала могут хоть перевести дух.



Можно сказать, Киселев вызвал огонь на себя. Ну не огонь, конечно, эта субстанция от огня очень далека. Однако то, что сказал рот главного говорящего (и заместителя директора ТРК «Россия») побудило высказаться очень многих.


Понятно, что господин рупор не хотел вызвать такой ажиотаж вокруг своей персоны, более того, судя по его высказываниям, он и не понял до конца, ЧТО реально вылетело из его рта, но…

«Надо ставить памятники Колчаку, Врангелю, Деникину, Краснову. Но и Блюхеру, Фрунзе, Дзержинскому, доктору Боткину, расстрелянному в Ипатьевском доме. Сделать это можно, лишь перестав воспринимать памятник как икону, а исторические фигуры не обожествлять. У каждого свой вклад, своя идея и своя трагедия. Опыт каждого поучителен. Тогда мы сможем реальный образ отечественной истории в наших головах населить разнообразием исторических фигур, а исторический опыт сделать богаче. В каждом надо выделить позитивную энергию, и тогда они будут нас питать, а не разрушать».

Список Киселеву подсунули, конечно, тот еще. Блюхер, Колчак, Врангель – фигуры исторически неоднозначные. Фрунзе просто оставим, он довольно рано закончил земные дела. Антона Ивановича Деникина не просто уважаю, это один из символов русского характера на все века.

Краснов… Атаман Краснов…


Кстати, да, когда речь заходит о предателях и коллаборационистах, то почему-то Краснова ставят рядом с Власовым. Сейчас многие скажут: «Да какая разница» и будут, по моему мнению, совершенно не правы.

Давайте посмотрим? Внимательно и без криков.

Краснов был потомственный казачий генерал, и, как положено представителю этого сословия, воевал всю жизнь.

Начал в Русско-японскую, потом Первая мировая, потом Гражданская. Награды говорят о том, что трусом Петр Николаевич не был.

Орден Святого Станислава 3-й степени (1898).
Орден Святого Станислава 2-й степени (1899).
Орден Святой Анны 2-й степени (1903).
Орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1905).
Мечи и бант к ордену Святого Станислава 3-й степени (1906).
Орден Святого Владимира 3-й степени (1913).
Орден Святого Станислава 1-й степени с мечами (ВП 1.05.1915).
Мечи к ордену Святого Владимира 3-й степени (ВП 5.03.1915).
Георгиевское оружие (ВП 25.07.1915).
Орден Святой Анны 1-й степени с мечами (ВП 2.08.1915).
Орден Святого Георгия 4-й степени (ВП 30.12.1915).
Орден Святого Владимира 2-й степени с мечами (ВП 10.12.1916).

Про атамана Краснова даже царь Николай Второй в дневнике писал.

Но карьера закончилась в Гражданскую войну. Да, Краснов занимал четкую антибольшевистскую позицию, но был, скажем так, несколько оголтелый и явно перебарщивал в своих устремлениях. Потому находился в вечном конфликте с тем же Деникиным, который его в итоге из армии попросил.


Краснов и Деникин

Краснов уехал в Германию, где получил гражданство и начал заниматься публицистикой. Писал книги и журналы, где рьяно критиковал СССР.

А когда к власти пришел Гитлер, вот тогда у Краснова все и зачесалось. Краснов увидел в Гитлере и шанс для себя, и силу, на которую можно было бы опереться в войне с Советским Союзом, противником которого Краснов все так же был до последней капли крови.

Потому в первых рядах Краснов бросился присягать на верность Гитлеру, и не просто самолично, но еще и потащил за собой казаков-эмигрантов. Служил, как говориться, не за страх, а за совесть пополам с ненавистью.

Учитывая, что немцы сами охотно шли на сотрудничество с русскими эмигрантами и оппозиционерами, понятно, что Краснова приняли с распростертыми объятиями.

И тут атаман реально переборщил. Антон Иванович Деникин, который и так его терпеть не мог еще по той жизни, возмутился и сделал несколько выступлений, которые навсегда провели границу между русскими эмигрантами. И сегодня одних мы вспоминаем как личностей, спорных в историческом плане, а другие у нас проходят как предатели.

Спорно и первое, и второе. Однако Деникину реально стоит сказать «спасибо» за то, что умнейшая часть эмиграции не пошла за Красновым к Гитлеру. Умные люди, знаете ли, всегда опаснее пушечного мяса…

22 июня 19412 года Краснов выступил с воззванием:

«Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов… Да поможет Господь немецкому оружию и Гитлеру! Пусть совершат они то, что сделали для Пруссии русские и в 1813 г.».

Кроме того, атаман стал автором «казачьей присяги», которая звучала так:

«Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, перед Святым Евангелием в том, что буду Вождю Новой Европы и Германского Народа Адольфу Гитлеру верно служить и буду бороться с большевизмом, не щадя своей жизни до последней капли крови. Все законы и приказания, от поставленных Вождем Германского Народа Адольфа Гитлера начальников отданные, по всей силе и воле исполнять буду. В чем да поможет мне Господь Бог Всемогущий. В заключение сей клятвы целую Слово и Крест Спасителя моего. Аминь».

Ну и до самого конца гитлеровской Германии Краснов был преданнейшим сторонником Гитлера со всеми вытекающими отсюда последствиями. И, надо сказать, довольно последовательно сражался до конца Германии. Вот только предпочел закономерно рвануть на Запад и сдаться англичанам.

И вот теперь, конечно, интересный такой вопрос: чем Краснов не угодил британцам, которые никогда нам друзьями не были (скорее, наоборот), что они его выдали? В принципе, не так уж и важно, думаю, тут дело именно в фанатичной преданности фюреру. Но это моя версия, суть в том, что вернули в СССР за ненадобностью.

Ну а наши, припомнив все, начиная с 1917 года, наградили атамана Краснова веревкой. 16 января 1947 года, в возрасте 78 лет, бывший начальник Главного управления казачьих войск Имперского министерства восточных оккупированных территорий Германии, был повешен согласно приговору Верховного Суда СССР.

Вместе со своими сподвижниками.

Вы видите здесь предателя? Лично я не вижу. Не предавал атаман Краснов ничего такого, чтобы заслужить звание предателя. Это был враг. Да, говорящий с нашими предками на одном языке, одной, скажем так, принадлежности по крови, но – враг. Не присягавший нашей стране, люто ее ненавидевший, сражавшийся с ней до последнего. И – проигравший.

В принципе, Краснов был достоин пули. Как офицер вражеской армии. Но как русский, призывавший и содействовавший убийствам русских, – извините. А как верный и преданный слуга Гитлера – тем более.

Так что если насчет пули я могу еще что-то такое там рассуждать, то вот касательно памятников и места в истории – увольте.

Место Краснову там же, где и, например, французской своре ему подобных организмов, с огромным удовольствием лизавших туфли Гитлера и стрелявших в собственных граждан. Стоит запомнить их имена, мы к ним вернемся: Марсель Букард Марсель («Французское движение»), Жак Дорио («Национальная народная партия»), Эжен Делонксле («Социально-революционное движение»), Пьер Клементи («Французская партия национального единства») и Пьер Константини («Французская лига»).

Место таким вот личностям только там, рядом с Гитлером. На стороне проигравших в той войне, в аду.

А вот Власов – совсем иное дело.

Фотографий, простите, не будет. И так грязь развел в статье. Хотя... Вот эта. Лучшее фото Власова.


Агроном-неудачник, который решил, что в армии сытнее и перспективнее. Да, командирские курсы пошли Власову на пользу, он успел повоевать с Деникиным и Врангелем, что обеспечило ему неплохую карьеру в армии.

Власова ценили. И оценивали весьма неплохо. Среди тех, кто о нем прилично отзывался, были и Хрущев, и Жуков. Были ордена, должности, и все прочее, полагавшееся генералу. И естественно, от Власова было все причитающееся: партбилет в кармане, следование курсом партии, верность присяге и все прочее.

И, соответственно, уровень доверия был вполне, вплоть до заграничных командировок и работы военным атташе в Китае.

И… ничего? По факту да.

Я соглашусь, что в трагедии 2-й армии Власова есть много моментов, о которых стоило поговорить, но они не смягчают и не оправдывают того, что сделал командарм Власов.

Ну слишком охотно Власов бросился сотрудничать с немцами. Слишком охотно забыл про верность партии, верность присяге. Слишком – это потому что даже немцы это видели. Не секрет, что во главе создаваемой РОА немецкое командование хотело видеть генерала Дмитрия Карбышева, но… Генерал Карбышев оказался в поступках тверже, чем иные в словах.

И если смотреть вдумчиво, пожалуй, казакам Краснова немцы доверяли больше, чем власовцам. Причем изначально. Ибо все-таки есть разница между пришедшими служить добровольно во имя каких-то идеалов и навербованным по концентрационным лагерям.

Но тут вопрос именно в том, что Краснов и Власов были людьми совершенно разного толка. Да, они встречались в рамках проекта создания КОНР (единой организации русских антибольшевистских сил), однако договориться не смогли, что только подтверждает мой посыл.

Хотя общее меж ними было. Но вот не ставлю целью подробно исследовать то, что их объединяло, это и так понятно. Служба Гитлеру и веревка на бывшей Родине. Заслуженная веревка, заметим.

Так что не так?

А многое не так.

Генерал Краснов всю жизнь люто ненавидел большевиков, создавших новое государство на обломках Российской империи, которую атаман Краснов защищал по мере своих сил не щадя себя. Бесспорно, правда?

Генерал Власов присягал именно той стране, которую так страстно хотел уничтожить Краснов. Но когда тонкой душевной структуре генерала Власова показалось, что дела идут несовместимо с его понятиями, он тут же сделал все, чтобы оказаться на немецкой стороне.

Но ведь и это могло быть не концом истории, в 1945 году, когда хребет Германии был сломлен, Власов пытался договориться и с американцами, и с испанцами (с генералом Франко почти вышло) на предмет очередной продажи РОА оптом в хорошие руки.

Краснов, простите, стоял до конца. Упертый антикоммунист с одной стороны и обычный временщик-перебежчик с другой. Да, понятно, почему они не смогли договориться, слишком велика разница между ними.

И вот тут очень сложно говорить о предательстве. Об измене.

Краснов… Краснов не был гражданином СССР. Он не был даже гражданином той РСФСР, из которой родился Советский Союз. Из гражданина царской России Краснов сразу стал гражданином Германии.

Есть у нас претензии такого плана к Манштейну? Гудериану? Вейхсу? Нет. Это обычные враги. Краснов, пожалуй, сравним с Маннергеймом, который похож тем, что тоже корнями из Российской империи и тоже пытался воевать. Маннергейму повезло больше, под суд почему-то не пошел вообще.

А Власов? А для Власова у меня тоже найдется аналогия. Да, и в немецком стане был свой такой… Все уже поняли, о ком идет речь. Правильно, Фридрих Вильгельм Эрнст Паулюс, генерал-фельдмаршал, который тоже очень хотел жить.


Да, получилась вот такая парочка. Оба верой и правдой служили своей стране, оба перешли в лагерь противника, став «борцами с режимом». Да, Паулюс был нам полезен и выгоден, но не его выступления по радио и подпись на листовках были фатальными для Германии.

По сути оба – предатели и изменившие присяге ничтожества.

И вот мы подходим к самой интересно части. К выводу.

Господин Киселев поставил Краснова в один ряд с теми, кто вроде бы достоин памятника, то есть памяти.

Простите, господин Киселев, не в этой России. В этой России можно спокойно выходить на улицы городов и задавать вопрос «Кто такой генерал Краснов» всем подряд в возрастной категории от 15 до 40 лет. Уверен, что ответ будет один: «А кто его знает!»

Справедливости ради можно то же самое сказать и о Фрунзе с Блюхером.

Эти люди, в первую очередь стараниями нашей власти, которая всеми силами пытается превратить в дегенератов подрастающие поколения при помощи безумной по убожеству школьной программы по истории, канули в небытие.

Генерал Краснов – враг. Нормальный и честный враг. Врагам не ставят памятников, господин Киселев!

То, что наши представители власти открыли памятную доску Маннергейму, – это, простите, говорит только о недостатке образования у бывшего министра образования. Но у нас это абсолютно нормальное дело.


То, что сегодня рупор власти на главном телеканале говорит о том, что нужно ставить памятники врагам, ничуть, кстати, не смущаясь, – это тоже нормально.

В государстве, где напрочь отсутствует идеология, возможно все.



Однако вслед за памятником Краснову… Кстати, кому будем кланяться на альтернативной основе? Упомянутому Манштейну? Кейтелю? Или сразу всем, чего мелочиться? Или…

Повторю: врагам памятников не ставят. Врага, особенно поверженного в тяжелом бою, можно и нужно уважать. Но не чтить и помнить, устанавливая памятники.

Генерал Краснов из уважения заслуживал пули, а не веревки. Это как бы мое мнение, основанное на приведенных доказательствах. Но так вот вышло, что веревка… Реабилитировать гитлеровского прислужника из-за того, что не совсем корректно казнили? Ну, пожалуй, это перебор.

Генерал Власов, иуда, предавший Родину исключительно ради сытой и богатой жизни, получил то, что должен был получить. Вышеупомянутое витое или кручёное, из натуральных волокон изделие. Законно и безоговорочно.

И никаких замаскированных под «борьбу с режимом» глупостей. Предателей вообще надо вычеркивать из истории.

То, что у нас их все чаще тащат из тьмы истории, это, конечно, печально. Увы, но это наша обыденность. Какой дорогой мы идем сегодня, понятно далеко не всем. Но то, что она мягко говоря, кривовата, это уже сегодня ясно и понятно.

Завтра мы поставим памятник врагу, пусть и бывшему соотечественнику, а послезавтра будем чтить иуду, изменника и предателя.

Достойный расклад для «Великой России», которой должен весь мир, не так ли?
Роман Скоморохов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

267

Похожие новости
16 августа 2020, 15:20
07 сентября 2020, 11:40
28 августа 2020, 01:00
10 сентября 2020, 23:20
17 сентября 2020, 22:20
03 сентября 2020, 22:20

Новости партнеров