Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Генерал Мороз и Господин Ленд-лиз

О том, чего на самом деле добиваются фальсификаторы истории, корреспонденту «Topwar» рассказывает военный историк, эксперт и публицист Николай Адамов.



«ОН ИЗМЕНИЛ РАСПИСАНИЕ ВОЙНЫ…»


- Николай Анатольевич, почему западные толкователи истории так интенсивно взялись за толкование событий Великой отечественной войны? Это ведь хит последних пяти-семи лет, раньше они как-то не касались нашей Победы…

- Я полагаю, у любой победы есть свое временное послевкусие. Послевкусия нашей победы хватило на полвека. Немало, кстати. История знает массу примеров, когда другие подвиги забывались быстрее. Наша победа во Второй Мировой – это величайшая победа в величайшей из войн, которые когда-либо вело человечество за свое освобождение от рабства. Это как второе пришествие Христа. Правда, и жертвы были непомерными.

- Старт всей этой кампании был дан пактом Молотова-Риббентропа, которым нас стали тыкать в глаза в самом начале девяностых.

- В 40-ых годах яростная дипломатическая борьба велась вокруг одного вопроса: на кого первого нападет Гитлер? А то, что война неизбежна и будет идти на оба фронта, было для всех очевидно. Все дышало войной, все мужское население Германии было запряжено в колесницу войны. Британия, Франция страшно боялись гитлеровской экспансии на запад. Они осознавали размах аппетитов Гитлера, которые сам Черчилль называл «аппетитом гиены». Для того, чтобы перенацелить агрессора на Восток, они готовы были не только с Гитлером - с самим дьяволом сделку заключить. Надо отдать им должное – это у них получалось. В итоге произошла-таки полная и трусливая капитуляция западных демократий перед грубой силой. Мюнхенский сговор 1938 года, подписанный Чемберленом, Даладье, Гитлером и Муссолини, кинувший Чехословакию к ногам Гитлера – это несмываемый позор Запада, цинизм, продленный в бесконечность. Проглотив Чехословакию, переварив ее и не подвившись, Гитлер стал стремительно развивать успех, а западные державы хотели умиротворять его и дальше за счет восточных земель. Все попытки советской дипломатии заключить с Западом всеобъемлющий договор против Гитлера рухнули. Поняв, что нас водят за нос, наши дипломаты в последний момент переиграли Запад в этой игре. Даже бывший американский госсекретарь Генри Киссинджер признавал, что «мерой достижения Сталина можно считать изменение расписания войны и приоритетов Гитлера».

КТО КОГО ЧЬИМИ ТРУПАМИ ЗАКИДАЛ…

- Но чуть позже был запущен миф, что мы якобы закидали немцев трупами…


- Скрытый идиотизм этой филиппики не подается никакому логическому анализу. Разве что трупами своих врагов. И вообще, что это значит – закидали трупами? Грузили их на самолеты и сбрасывали с воздуха на позиции врага, что ли? Или как-то еще?

- Но вроде бы наши жертвы по сравнению с их потерями были практически непомерными…

- Давайте по порядку. Мы ведь воевали не только с немцами. В сорок первом году против нас воевала практически 450-миллионная континентальная Европа. Против нас под немецкие стяги встали все: чехи, словаки, венгры, поляки, испанцы, итальянцы, датчане, голландцы, хорваты, болгары, датчане, финны, румыны и так далее. Практически все, кроме англичан. Одних французов в составе вермахта воевало 200 тысяч человек. В числе эсэсовских дивизий были: французская «Шарлемань», голландская «Нидерланд», бельгийские «Валлония» и «Лангемарк», скандинавские «Норланд», «Викинг» и «Норд».

Да и снабжала немецкую армию тоже вся Европа. Маневренность вермахта обеспечивалась за счет французских локомотивов и автомобилей. Точность и разрушительность артобстрелов - за счет орудий, изготовленных на чехословацкой «Шкоде». Лучшая сталь шла в Германию из Швеции, точные оптические приборы - из Швейцарии. Между прочим, в годы Второй Мировой Европа, как никогда, была экономически единым организмом. И весь этот организм, безжалостно раскручивающий центрифугу войны, работал против нас. Как заметил Черчилль, не самый большой друг Советского Союза, выбор у человечества стоял между благословением и проклятием. И мы победили. Мы победили их всех. И теперь внуки побежденных, отягощенные громадным комплексом вины, решили отобрать победу у внуков победителей. Сам Черчилль, между прочим, назвал эту мотивацию «тяжким порождением былого зла и позора, ненавистью побежденных». Поэтому все эти носители комплекса побежденных захлебываются желчью, пытаясь нивелировать поистине жертвенный подвиг нашего народа.

Ели бы не русский (или российский – как вам угодно) солдат, многие из нынешних глашатаев абсолютной истины давно бы стали дымом крематориев.

- Западные идеологи часто смакуют подробности о том, что почти пять миллионов советских военнослужащих в первые же дни войны оказались в немецком плену.

- У меня создается впечатление, что эти фальсификаторы испытывают какое-то каннибальское наслаждение от этого. Во-первых, мы имели дело с прекрасной военной машиной, которая крушила в считанные дни и недели целые европейские государства. Франция имела двухмиллионную армию, а капитулировала меньше чем за месяц. У нас после войны их пленных было ненамного меньше. Судите сами. По фактам из архивов Минобороны, после войны в советском плену войны оказалось 2 миллиона 400 тысяч немцев, 500 000 венгров, 200 000 румын, 150 000 австрийцев, 60 000 поляков, 10 000 (!) евреев. Не такая уж маленькая беззаветная команда. Согласно каннибальской логике захватчиков мы могли всех их уморить голодом - как это делали они с нами. Но советское руководство оказалось более гуманным и конструктивным – немцев просто заставили отстраивать заново те города, которые они во время наступления превратили в дымящиеся руины и окровавленные пепелища. И они строили… И от голода при этом никто не умирал. Во всяком случае, такие факты истории неизвестны.

Во-вторых, огромное количество убитых мы потеряли, освобождая ту же Европу от немцев. Только в Польше погибло 600 000 военнослужащих. Причем против нас воевали как немцы, так и сами поляки. Не пошли бы мы в Европу - сохранили бы миллионы жизней. Но запущенную центрифугу истории уже нельзя было останавливать, надо было ломать хребет немецкому зверю, и мы перешли границу.
Американцы, кстати, в 1944году прикинули, что освобождение Японии обойдется им от полумиллиона до миллиона цинковых гробов своих соотечественников. А японцы уже довольно успешно дрались с ними на той же Окинаве. И, решив беречь свою живую силу, американцы рванули на территории Хиросимы ядерную бомбу.

И, наконец, в-третьих. Немцы считали только свои потери, и только боевые. Какие-то чехи, венгры и поляки их при подсчете потерь интересовали меньше всего. Но если мы только в плен взяли полмиллиона венгров, сколько же их полегло на полях сражений? Они же ведь не все в плен сдавались, правильно? То же касается и румын, и итальянцев, и всех остальных. Так что баланс невозвратных потерь на самом деле совершенно иной. И кто кого закидывал и чьими трупами – вопрос, конечно, интересный. И, наконец, самое главное. Ни для кого не секрет, что немецкие оккупанты и иже с ними миллионами уничтожали мирное население, сжигали живьем наших женщин и детей – беспрецедентный, чудовищный акт вандализма. А вот мирное немецкое (и не только) население от советских войск практически не страдало. Нет таких фактов. А ведь - чисто теоретически - наши войска могли повторить на освобожденной немецкой территории их же опыт. Но мы оказались гуманнее своего врага, и сберегли жизни миллионам европейцев, неблагодарные потомки которых сейчас пытаются очернить подвиг наших отцов. Если бы не наши отцы, их предки стали бы абажурами или дымом крематориев, а им самим вообще не суждено было бы появиться на свет.

НОВЫЙ КУРЬЕЗ - ГЕНЕРАЛ МОРОЗ

- Еще одна любимая тема - русским помог генерал Мороз…


- Плохому танцо…извините, вояке всегда морозы мешают. А что, о существовании морозов до начала войны не знали их хваленые Гудериан, Майнштейн и Гальдер? Гудериан, кстати, вообще в России учился – так то знал, куда шел. А как же быть с теми идеологическими роликами, где (сам видел) бравые немецкие солдаты со счастливыми лицами, раздетые по пояс, обтираются русским снегом? А какой мороз им помешал на Курской битве, которая случилась жарким летом 1943-ого? А на территории Польши, Чехословакии, Румынии и. наконец, самой Германии? Что, собственный мороз на своей Фатерлянд тоже стал проблемой?!

Кстати, еще во время Крымской войны лорд Пальмерстоун писала об ужасном положении английских русских солдат, замерзающих на ледяном ветру. Это в субтропическом-то Крыму! В этом плане нынешние фальсификаторы отнюдь не оригинальны - решительно все незадачливые противники России валили все свои неудачи на русскую погоду! Но, спрашивается, что ж это вы за вояки, если даже с погодой не можете совладать? Суворов в своей знаменитой «науке побеждать», помнится, говорил: «Солдат, который непогоды боится – баба, а не солдат!»

Хотя были среди них и более объективные оценщики. Тот же генерал Каткартом, командующий во время Крымской войны в битве при Альме английской дивизией (тогда 32 тысячи русских солдат с устаревшими ружьями были атакованы 55 тысячами прекрасно оснащенных по последнему слову техники войск союзников), объявил русскую пехоту «не способной к панике». Но слова профессионального разведчика и идеолога лорда Пальмерстона разлетелись тогда по всей Европе, а боевого генерала так никто и не услышал. Или не захотел услышать…

– Многие современные правдорубы стали говорить о том, как мы до потери пульса обязаны американской помощи по ленд-лизу. Мол, без американской тушонки и «студебеккеров» и войну бы не выиграли.

– Но забывают даже упомянуть, что за эту помощь союзников мы им платили золотом. И тем более никто не объясняет, что ленд-лиз нам был нужен главным образом на тот короткий период, когда мы эвакуировали наши предприятия на восток.

На Западе, кстати сказать, тема ленд-лиза строго табуирована. Открыть ее – значит признать, что англосаксы видели в нас не столько союзников, сколько партнеров в весьма выгодной для них торговой сделке.

ПОКАЯНИЯ И РАСКАЯНИЯ!

- Одно время очень модно было требовать у России покаяния - за все якобы совершенные ею злодеяния. Этим грешили не только европейцы, но и отечественная либеральная интеллигенция…


- Вернее, холуи умственного труда, которым в голову приходят только хорошо проплаченные мысли. Базовый закон политики, обкатанный тысячелетиями: в мире никто ни за что не кается. Покаяние нужно обиженным, а в мире политики обиженным всегда предъявят счет. Цель покаяния, которое требую от россиян: создать у нас ущемленное самосознание. Чтобы русские, как и положено побежденным, сильнее вжимали голову в плечи, чтобы чувствовали вину, каялись. Людям с таким размазанным самосознанием не надо даже руки выкручивать. Их легче склонить к уступкам - от политических до территориальных. Мне, профессиональному дипломату, так и хочется спросить у этих правдоискателей: вы ищет правду или требуете покаяния? Какую правду? Их много. В политике у каждого народа и у каждого государства своя правда. Я считаю, наше покаяние в свое время и без того перешло все мыслимые и немыслимые пределы. В начале ревущих девяностых мы готовы были посыпать себе пеплом голову даже за то, чего не совершали. Между прочим, Франция после Наполеона принесла покаяние лишь после того, как была поставлена на колени. А ведь в этих войнах погибли миллионы человеке, в том числе в топку всех наполеоновских войн были отправлены 2 миллиона французов.

- Претензии к России есть практически у каждой европейской страны. Та же Польша, например, никак не может смириться с тем фактом, что Россия расчленяла ее три раза.

- Зато к тому факту, что польские уланы в свое время кутили в стенах московского Кремля, они наверняка относятся благосклонно и с пониманием. Да, Россия расчленяла Польшу три раза –вместе с другими странами. Польша в составе Речи Посполитой простирала свои амбиции от моря до моря, и Россия мириться с этим, естественно, никак не мгла. И не мирилась. Но в тех регионах, которые принадлежали Австрии, поляков после их владычества не осталось совсем, а на территории, принадлежащей России, их число увеличилось в три раза. Как вам такой факт?

- И еще поляки постоянно попрекают нас Катынью…

- Во-первых, вопрос с Катынью до конца не исследован до сих пор. Бесспорно, там были преступления НКВД, но и нацистские преступления тоже оставили свой след. Да, действительно, бойцы НКВД, наверное, расстреляли в Осташковском и других лагерях примерно полторы-две тысячи человек. Но кого? Главным образом жандармов, чиновников из военно-судебного ведомства польской армии. А вот о том, что в 20-м году на территории, оккупированной Пилсудским, оказались в плену около 100 тысяч красноармейцев, поляки почему-то вспоминать не любят. А эти пленные были просто уморены голодом - их специально не кормили, наблюдая, как они умирают и сходят с ума. Да, поляки постоянно требуют от нас каких-то извинений. Тогда остается предложить им извиниться за вторжение в Москву в 1612 году, за сожжение митрополита Гермогена, за участие и подстрекательство в смуте… А иначе получается игра в одни ворота - с заведомо известным результатом.

НАРОД-ПОБЕДИТЕЛЬ ИЛИ «НАРОД-НЕУДАЧНИК»?

- Нас постоянно упрекают в том, что русские, мол, народ-неудачник, не способный создать ничего прогрессивного, и наше место - на обочине цивилизации и истории.


- Конечно, на Западе цивилизации всегда было побольше. Особенно цивилизованно европейцы проводили инквизицию, когда человека превращали в воющий мешок с костями. У нас таких вещей и в помине не было. В Европе в свое время говорили: красота от сатаны. И, руководствуясь этим прогрессивным посылом, сжигал своих же красавиц на кострах. Бросят в огонь, не сгорит - значит, ведьма. Сгорит - ну извините. А в России до сих пор красивые женщины встречаются на каждом перекрестке. У нас считают, что красота от Бога.
После костров инквизиции европейцы очень прогрессивно и в духе времени достаточно долг баловались работорговлей, накачивая американские плантации неграми-рабами. Первый донельзя цивилизованный Холокост тоже случился в Европе - еще в эпоху Возрождения. Очень цивилизованно изобрели концлагеря – еще во времена англо-бурской войны. Потом прогрессивные европейцы чрезвычайно «цивилизованно» придумали фашизм и запустили по миру колесо, полное кровавых костей. А потом тоже очень цивилизованно - сбросили атомную бомбу на Хиросиму и Нагасаки. Советский Союз, тоже обладавший к тому времени атомной бомбой, себе этого позволить не мог даже в страшном сне…А сейчас цивилизовано превратили цветущую Ливию в кровавые руины…

У нас не было инквизиции, ни одну свою женщину мы не сожгли на костре. У нас в Сибири живут «наши индейцы», очень много национальностей монголоидного типа. Никого из них никогда не загоняли в резервации. Мы никого насильно не заставляли насильно принимать христианство. Не предпринимал никаких рыцарских походов против какой-либо конфессии. У нас не было ни одной колонии. Атомную бомбу мы тоже ни на кого, в отличие от цивилизованного Запада, не скидывали...

Теперь - насчет обочины истории. Обратимся у сухим фактам. В создании атомной бомбы мы опередили Британию на 3 года, Францию – на 10 лет. В создании термоядерной : Британию – на 4 года, Францию – на 15 лет. Первую атомную станцию пустили опят же в СССР, в 1954 год. Только чрез два года – в Великобритании, и через три года – в США. Кстати, и первый атомный ледокол тоже был спущен в СССР, в 1959 году. Так кто и кого догонял все эти годы?

СЛАДОСТЬ ЗАПРЕТНОГО ПЛОДА

Вообще борьба за умы и души велась не прекращаясь все время холодной войны – сразу после знаменитой фултоновской речи Черчилля, объявившего Советский Союз империей зла и менее известной, но гораздо более знаковой речи Аллена Даллеса, где вся технология информационных войн прописана с потрясающим цинизмом и виртуозной достоверностью. Информационную войну они повели еще тогда, и денег на нее не жалели. Также они навязывали нашей молодежи (и небезуспешно) западную систему ценностей, культ западного образа жизни. И на это клевали.

- И я, помнится, клевал. Мы сходили с ума от джинсов, Роллинг-Стоунз, пинк-флойдовской «Стены». Да и от той же кока-колы! А по ночам самые продвинутые студенты под подушками или втихаря слушали Радио Свободы.

- …правильно, потому что запретный плод был сладок. Сразу после Второй Мировой на идеологическом началась ожесточенная конкуренция между различными ценностными ориентирами и моделями развития.

И одними запретами эту конкуренцию устранить было невозможно. Можно было только отсрочить развязку. А наши политорганы и штатные пропагандисты, кроме запретов, ничего нашему обществу преподнести не могли. То ли заорганизованы были, то ли еще что-то. Тем самым добивались зачастую обратного эффекта, подогревая интерес к западному образу жизни. В любом случае западный идеологический креатив победил нашу косность, кондовость и заорганизованность. В итоге мы получили пафос трибун и хохот курилок, и в конец концов Советский Союз рухнул, как пьяный в лужу. Протрезвление наступило гораздо позже. Из того, что мы были плохими (как они нас уверяли), мы все сделали ошибочный вывод, что они хорошие. «И лишь очень немногие будут догадываться, что происходит на самом деле, - заметил Алле Даллес в своем знаменитом спиче 1946 года, посвященном развалу СССР. - Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, растлевать, развращать ее. Мы сделаем из молодых циников, пошляков, космополитов. Вот так мы это и сделаем”. Вот так они это и сделали. Теперь они то же самое хотят сделать с нашей войной и нашей победой. Не получится…

- Говоря о войне, мы не может обойти стороной тему патриотизма, которая в течение всех девяностых была почти табу. Придуманы были даже специальные слоганы – квасной патриотизм, «патриотизм – последнее не прибежище негодяя»…
А какой тогда патриотизм у американцев- кока-кольный, что ли? А у итальянцев – макаронный? У англичан, соответственно, пудинговый? Я вам навскидку приведу высказывания трех великих людей, авторитетов мирового масштаба, о квасном, как выговорите, патриотизме. Наполеон заметил что «патриотизм - это качество, которое отличает гражданина от раба» Ричард Олдингтон назвал патриотизм «прекрасным чувством коллективной ответственности». А Черчилль заметил, что его «всю жизнь отличал несгибаемый патриотизм и желание возвеличить вой царственный остров, окаймленный серебром морей». А насчет последнего прибежища негодяя… Прекрасный пример того, как вырванная из контекста фраза может в корне изменить весь ее первоначальный смыл высказывания. Потому что в оригинале фраза Сэмюэля Джонса на самом деле звучала так: «Патриотизм – последнее прибежище даже для негодяя». То есть даже подонок может стать достойным членом общества, если вспомнит о необходимости быть патриотом.

- Но почему аккумулированы такие силы для противодействия фальсификации – МИД, Миобнауки, Минкульт, два федеральных канала? Не многовато чести?

-Да уж слишком враг у нас серьезный, и слишком большие средства аккумулированы для лишения нас исторической памяти. А деньги - известный честесгубитель и волесломитель. И слишком масштабную задачу он перед собой ставит – заставить нас отказаться от подвига наших отцов, изменить всю свою мировоззренческую парадигму, признать, что в этом мире есть только одна абсолютная ценность – истинный доллар во славке своей. И, как следствие, стать пылью на дрогах истории.

Да, Вторая Мировая война Западом проиграна. После всех принесенных жертв мы утвердили свой победный флаг среди расколотых тевтонских богов. Но не проиграна «холодная», а сегодня они хотели бы разжечь психологическую. Наша победа не дает им покоя. Потому что на ее фоне зачастую их собственное ничтожество буквально бьет по глазам. Внуки тех, кто в свое время покорно встал перед Гитлером на колени, кипят иррациональной ненавистью к детям победителей, побуждая их отказаться от великого подвига отцов. Но если мы откажемся от подвигов отцов, нас проклянут собственные внуки, ослабнут и рухнут самые главные скрепы общества, которые делают территорию – страной, а людей, ее населяющих – обществом, нацией, народом. На это и делается расчет.

Но, как сказал поэт, «наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие – как часовые…». И мы тоже – часовые нашей памяти, которая призывает нас быть достойными подвигов своих отцов.

Как только мы уничтожим подлинную память о Великой Отечественной войне, страна наша просто перестанет существовать. А Россия – это вечная страна, которую Христос босым исходил, которая родила Сергия Радонежского и Андрей Рублева. Поэтому, оказавшись волею судеб на другом фронте – идеологическом, мы будем сражаться - за прах своих отцов, за храмы своих Богов. И за свою Великую победу в той Великой Войне…
Автор: Игорь Моисеев

Подпишитесь на нас Вконтакте

327

Похожие новости
11 августа 2018, 06:20
08 августа 2018, 17:20
08 августа 2018, 06:20
17 августа 2018, 07:20
10 августа 2018, 08:00
08 августа 2018, 06:20

Новости партнеров