Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Gazeta Finansowa: российский мыльный пузырь

Российская пропаганда и эффектные парады заставляют весь мир бояться российской армии, однако, гордость Кремля катится к кризису из-за безудержных аппетитов генералов и раздутых амбиций Кремля.
«Российские вооруженные силы переживают расцвет. Цель процесса их модернизации — наращивание боевого потенциала и реализация политики Кремля», — так выглядит основной тезис появившегося в прошлом году доклада экспертов НАТО, который показывает, что военная мощь России растет, а ее армия играет роль стратегического инструмента воздействия на глобальные события.
Натовские панегирики сопровождаются, правда, серьезными размышлениями на тему того, как будут выглядеть российские военные свершения в будущем: «Модернизация остается приоритетом Кремля, но ее завершение остается под вопросом из-за экономических проблем, с которыми после 2014 года столкнулась Россия».
Это вывод подтверждается возникшими у Кремля военными и финансовыми сложностями. Как добавляет российский бизнес-портал РБК, сокращение военного бюджета происходит на фоне роста оборонных расходов США и Китая, то есть глобальных держав, к чьей компании хочет присоединиться Москва.
О проблемах путинской армии размышляет также известная разведывательно-аналитическая компания «Стратфор». «Министерство обороны РФ заявило, что в 2019 году потратит 1,44 триллиона рублей на военные закупки в рамках программы модернизации устаревшей техники, однако, эта цифра может не соответствовать реальности», — пишет он. В какую сторону она отличается: в большую или меньшую? Фактически мы видим значительное уменьшение объема запланированных закупок техники и вооружений по сравнению с теми планами, которые были у российских властей несколько лет назад, объясняет «Стратфор» и добавляет, что недостаток средств вынуждает Россию пересматривать свои приоритеты в сфере модернизации, то есть принимать сложные решения о перенаправлении денежных потоков.
Как следует из американской публикации, щедрость Кремля распространяется на ядерные силы и авиацию, между тем будущее военно-морского флота и сухопутных сил выглядит отнюдь не радужно.
Основной вывод, который делает «Стратфор» сводится к тому, что тенденция увеличения расходов на российскую армию, наблюдавшаяся с 1998 года, прервалась: «После многих лет упадка Россия стремится восстановить свою военную мощь, но снижение цен на нефть, а также санкции, которые Запад ввел в отношении этой страны из-за украинского кризиса, помешали усилиям Кремля». Путин, конечно, планирует, что в 2020 году расходы вновь начнут расти, но состояние российской экономики и все менее стабильная общественная ситуация заставляют задуматься, насколько надежды президента оправданы.
Так что же, бояться нам российской армии или нет? Ответ следует искать в военном бюджете, но вначале следует оценить его реальный размер, что представляет собой ключевую проблему. Начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов сообщил недавно, что «финансирование вооруженных сил в последние годы остается на уровне 50 миллиардов долларов и имеет тенденцию к снижению». Проводя параллели, он упомянул военный бюджет Соединенных Штатов, превосходящий российский почти в 14 раз (716 миллиардов долларов в 2019 году) и «превышающий военные расходы всех остальных стран мира».
Однако по поводу данных, которые привел Герасимов, возникают сомнения. Как подчеркивают российские СМИ, планируется, что в ближайшие три года расходы России на армию и безопасность составят 2,3, 2,4 и 2,5 триллионов рублей соответственно, то есть они будут расти, а их доля составит 30% от всех бюджетных расходов государства. Но и это еще не все. Во-первых, Москва начала второй этап модернизации вооруженных сил («Государственная программа вооружения на 2018-2027 годы»). Армия хотела получить 55 триллионов рублей, но Кремль выделит ей 22 триллиона, но это не меняет того факта, что часть средств, которые получают военные, происходит из альтернативных источников.
Во-вторых, расходы на военные цели могут скрываться в других статьях бюджета. Например, исследования или разработка новых видов вооружений проходят под рубрикой «наука», расходы на обучение офицеров покрываются отчасти за счет статьи «высшее образование», а на лечение — статьи «здравоохранение». Возведение военных частей — это «жилищное строительство», а их содержание — «коммунальное хозяйство».
Такой «креативной бухгалтерией» Кремль занимается не первый год, скрывая расходы на армию. Размер трат сложно оценить даже приблизительно, поскольку российское руководство проводит их через засекреченные статьи бюджета. Известно только, что они постоянно растут. В-третьих, Москва поддерживает военно-промышленный комплекс, субсидируя производство госзаказами. Ежегодная стоимость «железных контрактов» составляет от одного до двух триллионов рублей. Кроме того, Кремль помогает погашать кредиты отдельным компаниям этой отрасли (в год уходит примерно 150 миллиардов рублей). Это делается не на систематической основе, а при помощи траншей из бюджетного резерва.
И, наконец, в четвертых: Кремль финансирует две армии. Классическую, в которой служат примерно 900 тысяч солдат и офицеров, а также внутреннюю — Федеральную службу войск национальной гвардии РФ, которую создал Путин. Ее численность составляет около 650 тысяч человек. Следовательно, в целом у России 1,5 миллиона военных.
Несмотря на все уловки российских властей, представить себе соотношение оборонного бюджета с другими сферами финансирования в общих чертах можно. Сравним официальную цифру, содержащуюся в бюджете, с объемом средств, идущих на образование, которое тоже остается так называемым национальным проектом, то есть приоритетом Кремля: если на военные нужды в трехлетней перспективе планируется потратить в сумме 7 триллионов рублей, то на образование в 2019-2025 годах (за шесть лет), будет выделено всего 650 миллиардов.
Как же выглядят реальные военные расходы Кремля, то есть сколько он тратит на армию, сферу безопасности и вооружения вместе взятые? Завесу тайны в 2017 году невольно приоткрыл сам Путин, который сообщил на совещании в министерстве обороны, что расходы придется сократить до уровня в 2,8% ВВП. По оценке Стокгольмского института исследования проблем мира, годом ранее Россия потратила на армию рекордную сумму в 66,8 миллиардов долларов, то есть 3,8% ВВП.
Между тем в том же самом 2017 году международная консалтинговая компания «Прайсвотерхаус Куперс» опубликовала отчет с анализом мировых оборонных расходов, из которого следовало, что россияне выделяют на военные нужды примерно 5,3-5,4% ВВП. В прошлом году независимые экономисты в эфире «Радио Свобода» выдвинули тезис, что речь идет о 7,4% ВВП.
Макет перспективной боевой экипировки на выставке "Россия, устремленная в будущее"
Сравнивать расходы Москвы с расходами США и Китая имеет смысл только под таким углом зрения. Вашингтон тратит на вооруженные силы 3-4% ВВП (разные источники сообщают разные данные, последнее число назвал недавно Трамп), а Пекин от 2,1% до более 3% ВВП. При этом российская экономика уступает по размеру американской в 19 раз, а китайской — в 15. Раздутый оборонный бюджет может оказаться для России убийственным, поскольку, вступая в гонку вооружений, она рискует попасть в ту же ловушку, что СССР. Многие помнят, как Михаил Горбачев сообщил, что в 1980-х годах объем советских расходов на военную сферу превышал 25% ВВП. Чем закончилось это безумие для экономики Советского Союза и его самого, всем известно.
Последствия
Почему Путин, который считает распад красной империи главной геополитической катастрофой XX века, ведет свою страну по тому же гибельному пути? Ответ на этот вопрос дает российская версия журнала «Форбс», которая указывает на роковое переплетение амбиций Кремля и необузданных аппетитов генералов. Военная каста сочла возобновление международной конфронтации прекрасной возможность для того, чтобы вновь обрести ту роль, какую она играла в эпоху холодной войны.
Запад удивился, что российские вооруженные силы оказались на высоте положения: события в Грузии, на Украине, операция в Сирии и гибридная война показали, как растет их эффективность (хотя, скорее, дело было в том, что мир не смог верно отреагировать на действия России). В любом случае российские генералы не одиноки: их запросы поддерживает военно-промышленный комплекс, который руководствуется теми же целями.
Если взглянуть на 2014-2018 годы, можно увидеть, как закручивалась спираль. Война с Украиной стала поводом для воссоздания 20-й общевойсковой армии, перед которой поставили задачу охранять Россию от якобы угрожающей ей агрессии со стороны украинцев. Когда Североатлантический альянс саммитами в Ньюпорте и Варшаве ответил на попытки Москвы дестабилизировать Европу, Кремль сразу же создал Первую гвардейскую танковую армию. Потом начался период укрепления Крыма и Калининградской области, наращивания потенциала подразделений на Кавказе и создания еще двух армий в Центральном и Дальневосточном военных округах. В целом Москва сформировала 40 новых тактических соединений различных родов войск и четыре оперативных соединения. Это были и бригады, и дивизии, и корпусы, и армии.
Однако Россия — не СССР. Справиться с содержанием непомерно раздутых вооруженных сил, даже постоянно увеличивая расходы, очень сложно. Официально Россия выделяет на военную сферу примерно столько же, сколько Франция и Германия, но они — члены НАТО, то есть союза, общий бюджет которого во много раз превосходит по размеру российский. Между тем Москва, которая уже не может опереться на армии стран-сателлитов в Европе, в одиночку вступает в конфронтацию с НАТО и США.
В итоге она раздула свои вооруженные силы, как мыльный пузырь, который никуда не полетит из-за того, что ему недостает движущей силы. В глобальном рейтинге армий мира Россия стабильно занимает третье место после США и Китая, однако, она лишилась статуса научной сверхдержавы и опустилась по этому показателю на 54-ю позицию. Путин правда, заявляет, что наследие советской конструкторской школы продолжает жить, но даже если это так, то зарождения российской школы так и не произошло. Вся техника, которую производит и разрабатывает Россия, — это наследие советской империи.
В результате (в том числе из-за коррупции и отсутствия конкурентов у государственных монополистов) оборонная промышленность не может удовлетворить потребности армии, а государство — оплачивать масштабные заказы. Таковы эффекты экономического кризиса и западных санкций. Последние нанесли по армии особенно серьезный удар, поскольку российский ВПК в значительной мере зависел от западных (европейских, украинских, американских) комплектующих. Оборонная сфера испытывает технологический голод, а это задерживает производство новых вооружений на много лет или заставляет отказываться от некоторых проектов. Технологии развиваются стремительно, так что колоссальные суммы, которые были потрачены на приостановленные программы, оказываются выброшенными на ветер. Путин проигрывает гонку вооружений уже на самом первом ее этапе.
Раздутую армию из-за финансовых проблем не удается обеспечить необходимым количеством высококлассной техники, так что Москва приняла соломоново, то есть самое неудачное, решение. Она приостановила программу утилизации 10 тысяч советских танков и бронетранспортеров, которые были законсервированы в течение 40 лет. Новые дивизии и армии будут воевать на танках Т-72 и Т-80, а также БМП-1 и БМП-2. Военные, правда, задаются вопросом, есть ли (в первую очередь финансовый) смысл в установке современных электронных систем вооружения на машины, которые можно подбить брошенным камнем.
При этом Россия остановила работу над целым рядом новинок, мелькавших на военных парадах и упоминавшихся в выступлениях Путина. Вместо 2,3 тысяч супертанков Т-14, военные получили 60, и больше, скорее всего, не будет, потому что они слишком дороги. Российские экономисты даже шутят: «батальон современных танков обладает невероятной разрушительной силой: он способен уничтожить государственный бюджет». А речь идет всего о 7,5 миллионов долларов за штуку, это не такая большая сумма по сравнению со стоимостью танков «Абрамс» или «Леопард».
Точно также выглядят перспективы истребителя пятого поколения, перспективного стратегического бомбардировщика и тяжелого транспортного самолета: американское издание «Нэшнл интерест» сообщает, что программы их разработки, если не закрыты окончательно, то как минимум приостановлены. Между тем 80% из 300 российских самолетов МиГ-29 непригодны к использованию из-за коррозии хвостового оперения.
Спуск на воду подводной лодки "Кронштадт"
Похожим образом выглядит судьба фрегатов и корветов, которые из-за отсутствия украинских двигателей не могут сойти с верфи. Особого внимания заслуживает приостановка трех программ, связанных с разработкой ядерных вооружений, и двух в сфере противовоздушной обороны (речь идет, в частности, о комплексе С-500).
Больше всего, однако, пострадали сами российские военные, которых в 2012-2017 годах избаловали деньгами и «социальными пакетами». Сейчас реальный размер их доходов, по оценке упоминавшегося выше «Нэшнл интерест», снизился на 50%. Виноваты в этом инфляция (подорожали продукты питания, услуги, недвижимость) и девальвация рубля, курс которого зависит от нефтяных котировок.
Кремль тратит миллиарды на дорогие «игрушки», но не может позволить себе индексировать жалование военным или повысить уровень их медицинского обслуживания. Настроения в армейских рядах накаляются, все больше людей оставляет службу. В первую очередь это военные, которые служили по контракту. Предполагалось, что они станут костяком новых вооруженных сил, поэтому в их обучение вложили миллиарды рублей.
Раздутые структуры, назревшая необходимость повышать жалование, коррупция в генеральских рядах, нерациональное расходование средств — все это делает армию таким грузом, который не в состоянии вынести российская экономика. Можно ли сказать, что из-за своих недостатков вооруженные силы России не представляют опасности? Наоборот. Плохо обученные военные, которым плохо платят и которыми плохо командуют, могут принимать роковые решения, совершать ошибки и провоцировать инциденты, представляющие угрозу для мировой безопасности. Основным фактором, способствующим возникновению взрывоопасных ситуаций, остаются амбиции Путина и его генералов.
С другой стороны, Кремль расчетливо перенаправил средства на претворение в жизнь двух-трех проектов, в рамках которых промышленность сможет «вручную» произвести несколько экземпляров того или иного оружия. Речь идет о самых мощных вооружениях, благодаря которым российские властные и предпринимательские элиты смогут и дальше успешно шантажировать мир.
Зачем же тогда Путин занимается возрождением массовой армии советского образца, неужели он готовится к глобальному конвенциональному конфликту? Как можно догадаться, все дело в его стремлении сохранить власть. Большая армия — это гарантированные рабочие места в государственном секторе. Такую же роль играют неэффективные предприятия: они выпускают устаревшую продукцию, но нуждаются в миллионах работников. Армия позволяет также загнать в казармы молодежь и обрести власть над умами самой потенциально опасной возрастной группы, навязав ее представителям шовинистическую идеологию.
Иными словами, ничего не меняется: пропаганда рассказывает о гиперзвуковом оружии, армия разрастается, а условием выживания путинского режима остается прежняя ядерная триада. В случае необходимости всех недовольных, включая генералов и военные концерны, призовет к порядку внутренняя армия — Росгвардия.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...
330

Похожие новости
14 февраля 2019, 16:40
13 февраля 2019, 12:40
12 февраля 2019, 08:40
13 февраля 2019, 15:20
16 февраля 2019, 02:20
15 февраля 2019, 09:20

Новости партнеров