Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Французский Иностранный легион в I и II мировых войнах


«Легионеры в бою». Картина Е. Пономарёва, бывшего российского десантника, легионера, художника-иллюстратора «Kepi Blanc Magazine»



В статье «Псы войны» Французского Иностранного легиона» мы говорили об истории возникновения этого военного подразделения, его боевом пути. Рассказ мы закончили указанием на начало I мировой войны. Теперь пришло время узнать продолжение этой истории.


Иностранный легион в период Первой мировой войны


В начале I мировой войны военнослужащие Иностранного легиона были разделены на две части. Солдаты немецкого происхождения (а их было немало) остались в Алжире. Среди них мог оказаться немецкий писатель и философ Эрнст Юнгер, который в начале XX века сбежал из дома, чтобы поступить на службу в легион, но вернулся домой в обмен на обещание путешествия на Килиманджаро и в итоге воевал в составе германской армии.

Все прочие легионеры (солдаты других национальностей) были переведены в Европу.

В это же время известные эмигранты, проживавшие во Франции, призвали своих соотечественников вступить во французскую армию («призыв Канудо», по имени первым выступившего с такой инициативой итальянского писателя; сам Риччото Канудо также отправился на фронт, был ранен и награжден орденом Почётного легиона).


Риччото Канудо

Обращение Канудо было услышано: на призыв откликнулись 42883 добровольца 52-х национальностей, более шести тысяч из которых погибли в боях. Как вы, наверное, уже догадались, все они попали в Иностранный легион. На службу в других соединениях французской армии могли претендовать только граждане этой страны.

Среди новых волонтёров легиона оказался и американский поэт Алан Сигер, чье стихотворение «Рандеву со смертью» часто потом цитировал Джон Кеннеди:
Со смертью я на рандеву
Здесь, на израненном холме…
Весенний день уже прошел
В ночном горящем городке –
И, верный долгу, я иду
В последний раз на рандеву.

Он погиб в одном из сражений на территории Франции 4 июля 1916 года.


Алан Сигер в форме легионера

В составе Первого полка Иностранного легиона на фронт отправились поэт Блез Сандрар (Фредерик-Луи Созе), который потерял на ней правую руку, и Франсуа Фабер – люксембургский велогонщик, победитель гонки «Тур де Франс» 1909 года (дослужился до звания капрала, погиб 9 мая 1915 года).

На Первой мировой оказался также Гийом Аполлинер, который в сентябре 1911 года арестовывался по подозрению в соучастии в краже «Джоконды» из Лувра. Он получил французское гражданство 10 марта 1916 года, а 17 марта был ранен осколком снаряда в голову, после чего демобилизован.

Служил в армии и Анри Барбюс, но, как гражданин Франции, в обычном полку.


Парижане читают афиши с объявлением о мобилизации, 1914 год

Из других знаменитостей, воевавших во время I мировой войны в Иностранном легионе, следует упомянуть Луи Оноре Чарльза Гримальди, который начал службу в Алжире ещё в 1898 уволился в 1908, но вернулся в строй и дослужился до чина бригадного генерала. В 1922 году он стал князем Монако, взойдя на престол под именем Луи II.


Филипп де Ласло. Портрет князя Монако Луи II, 1928 год

О Марокканской дивизии (её девиз: «Без страха и жалости!»), в которую входили соединения Иностранного легиона (а также зуавы, тиральеры и эскадроны спахи), Анри Барбюс писал в романе «Огонь»:

«В трудные дни марокканскую дивизию всегда посылали вперед».


Главнокомандующий французской армией Жозеф Жоффр награждает солдат Марокканской дивизии, 1915 год. В первом ряду четыре тиральера и легионер

Марокканская дивизия вступила в бой уже 28 августа 1914 года. Первая битва на Марне стала первым большим сражением легионеров на той войне, часть его подразделений доставили к линии фронта на парижских такси. На позициях у Мандеманна (Mondement-Montgivroux) потери легиона составили до половины личного состава.


Солдаты Иностранного легиона, октябрь 1914 года, Байонна, юго-западная Франция

В мае 1915 года легионеры принимали участие во Второй битве у Артуа, в сентября – воевали в Шампани. В это же время соединения легионеров сражались в Галлиполи во время Дарданелльской операции союзников.


Легионеры в Галлиполи, 1915 год

В июле 1916 года легионеры понесли большие потери в битве на Сомме, где, кстати, широко использовалась авиация (500 самолётов союзников против 300 германских) и на поле боя впервые появились танки.


Британский танк у Соммы

В апреле 1917 года легионеры Марокканской бригады приняли участие в так называемом наступлении Нивеля («Мясорубка Нивеля), в котором неудачно «дебютировали» французские танки: из 128 машин, пошедших в атаку 16 апреля, вернулись лишь 10.


Французский танк Schneider CA-1, апрель 1917 года

20 августа 1917 г. во время сражения под Верденом в качестве последнего резерва в бой снова была брошена Марокканская дивизия: после двухдневных боёв она сумела отбросить наступающие немецкие части. Потери «марокканцев» составляли до 60 % личного состава.


Смотр строевого полка Иностранного легиона, ноябрь 1918 года

В июне 1925 года в городке Живанши-ан-Гоэль был установлен этот памятный знак:


В 1917 году на службе в Иностранном легионе оказался Рауль Салан – будущий кавалер 36 боевых орденов и медалей, один из самых знаменитых генералов французской армии. За попытку организации военного переворота он будет заочно приговорён правительством де Голля к смерти в 1961 году и к пожизненному заключению в 1962, амнистирован в 1968 г. и похоронен с воинскими почестями в июне 1984 года. В следующих статьях цикла мы постоянно будем вспоминать о нём.

В начале 1918 года в состав Марокканской дивизии включили и так называемый «Русский легион чести», в составе которого служил будущий маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский (об этом было рассказано в статье «Самый успешный российский «легионер». Родион Малиновский»).

В августе того же года (1918) одна из рот Французского Иностранного легиона оказалась в Архангельске в составе оккупационных сил Антанты. На её основе был создан батальон (три пехотные роты и одна пулемётная, 17 офицеров и 325 рядовых и сержантов), 75% военнослужащих которого были русскими. 14 октября 1919 года этот батальон был эвакуирован из Архангельска. Часть русских легионеров перешла в белогвардейские отряды, другие были переведены в Первый Иностранный полк, а затем – в Первый кавалерийский (бронекавалерийский) полк.

Тогда же французами в Архангельске был создан и польский батальон Иностранного легиона – численностью около 300 человек.

Interbellum. Боевые действия частей Иностранного легиона в межвоенный период



Легионер в полной боевой экипировке. 1920 год


Солдаты Французского Иностранного легиона, прибывшие в Париж для парада в День взятия Бастилии. 13 июля 1939 года

Период между двумя мировыми войнами мирным можно назвать лишь в кавычках. С 1920 по 1935 год Франция вела войну в Марокко, расширяя свои территории в этой стране.

Многие об этой войне узнали только из фильма «Легионер», снятого в США в 1998 году. Главный герой этой картины, профессиональный боксёр Ален Лефевр, не проиграв «купленный» бой, был вынужден укрыться от боссов марсельской мафии в Иностранном легионе – и оказался в Марокко, на Рифской войне (о которой было коротко рассказано в статье «Зуавы. Новые и необычные военные части Франции»).


Жан-Клод Ван Дамм в роли Алена Лефевра, фильм «Легионер», 1998 год

Другой фильм о Рифской войне – «Легионеры» («Иди вперёд или умри») был снят в Британии в 1977 году американским режиссером Диком Ричардсом, известным, в России в основном как продюсер фильма «Тутси» (второе место в top-5 комедий с переодеванием мужчин в женщину).

В этом фильме Ричардс, на мой взгляд, всё же немного ностальгирует о «бремени белого человека» и утраченной возможности «день и ночь, день и ночь» идти по Африке. По сюжету, ветеран боевых действий в Марокко и I мировой войны майор Уильям Фостер (американец) во главе отряда легионеров отправлен в окрестности города Эрфуда, но не воевать, а практически с гуманитарной миссией – охранять от «кровожадных берберов» группу французских археологов. Цель экспедиции – найти 3-тысячелетнюю гробницу «Ангела пустыни» – местной святой, и «эвакуировать в Лувр» золотой саркофаг и прочие ценности (практически «расхитительница гробниц» Лара Крофт в белом кепи). Фостер оказывается ещё и старым знакомым вождя повстанцев Абд-аль-Крима (о нём также было рассказано в упомянутой выше статье »Зуавы. Новые и необычные военные части Франции»). Ранее он обещал Абд-аль-Криму не трогать гробницу, но на этот раз при встрече с ним говорит: мол, мы тут покопаем немного, могилку ограбим и уедем обратно, не обращай внимания. Но Абд аль-Криму аль-Хаттаби это предложение почему-то не понравилось.


Кадр из фильма «Легионеры». Вот таким образом Абд-аль-Крим останавливает Фостера для переговоров

В отряде Фостера, помимо него, лишь три приличных человека: «русский Иван» (бывший охранник царской семьи), утонченный француз-музыкант и каким-то образом попавший в легион юноша из английской аристократической семьи. Остальные – почти сплошь преступники и немецкие военнопленные. Служба в легионе показана в фильме без романтического флера: изнурительные тренировки, стычки с берберами, самоубийство не выдержавшего нагрузок музыканта, похищение аристократа, тело которого найдено со следами пыток, гибель в бою «Ивана» и Фостера.

Кадры из фильма «Легионеры»:



В одной из двух версий финала фильма последний оставшийся в живых герой (бывший вор, специализировавшийся на краже драгоценностей) говорит новобранцам легиона:

«Некоторые из вас захотят уволиться. Другие попытаются сбежать. Ни одному человеку при мне ещё это не удавалось. Если вас не добьёт пустыня, это сделают арабы. Если вас не добьют арабы, это сделает Легион. Если Легион не добьёт вас, это сделаю я. И я не знаю, что хуже».

А вот в американском фильме «Марокко» (1930 год) жизнь в этой французской колонии показана гораздо более «красивой», и смазливый легионер (роль которого исполняет Гэри Купер) запросто отбивает эстрадную певичку (Марлен Дитрих) у какого-то богатого, но не романтичного «штатского».


Марлен Дитрих и Гэри Купер в фильме «Марокко», 1930 год

В Рифской войне принимал участие датский принц Оге, граф Розенборг, который с разрешения короля Дании поступил в Иностранный легион в звании капитана в 1922 году. Он был тогда ранен в ногу, получил «Военный крест иностранных театров военных действий», а потом и орден Почётного легиона. Дослужился до звания подполковника и умер от плеврита в марокканском городе Таза 19 сентября 1940 года.


Принц Aage of Rosenborg

Боевые действия в Сирии


С 1925 по 1927 гг. Иностранный легион воевал также и в Сирии, где ему пришлось участвовать в подавлении восстаний друзских племён.

Сирию и Ливан, которые входили ранее в состав Османской империи, французы получили по итогам I мировой войны. Об их настрое в отношении новой колонии можно составить представление по словам официальных лиц французской Республики. Премьер-министр Жорж Леги заявил в 1920 году:

«Мы пришли в Сирию навсегда».

А генерал Анри Жозеф Гуро (служил в колониальных войсках с 1894 года – в Мали, Чаде, Мавритании и Марокко, во время I мировой войны командовал колониальным корпусом и французским корпусом в Дарданеллах), осматривая мечеть Аль-Аюби («Честь Веры») в Дамаске, сказал:

«Мы все-таки, вернулись, Саладин»!

Таким образом, французы вполне серьёзно рассматривали себя в качестве наследников крестоносцев.

Друзы проживали на юге и юго-востоке Сирии – в провинции, которую французы назвали Джебель-Друз. Не добившись уступок от колониальных властей, они 16 июля 1925 года уничтожили 200 французских солдат у Аль-Карьи. Затем, 3 августа, они разгромили уже вполне серьёзный трехтысячный корпус, в состав которого входили артиллерийские части и несколько танков «Reno FT». В борьбе с французскими танками друзы применили смелый и новаторский метод: запрыгивали на броню и вытаскивали наружу экипаж – так им удалось захватить 5 танков.

Другие сирийцы, убедившись, что с французами можно успешно воевать, тоже не остались в стороне: восстал даже пригород Дамаска — Гута. В Дамаске начались бои, в которых французы применили артиллерию и авиацию. В итоге им всё же пришлось покинуть почти разрушенный город. В сентябре близ Суэйды был окружён, почти блокирован крупный военный отряд генерала Гамелена (будущий главнокомандующий французской армии в скоротечной кампании 1940 года), 4 октября началось восстание в Хаме.

Первых успехов французы добились лишь в 1926 году, когда довели численность своей армейской группировки до 100 тысяч человек. Основу этих войск составляли подразделения Иностранного легиона и тиральеров (в том числе и сенегальских).

В подавлении этого восстания большую роль сыграли Первый бронекавалерийский полк легиона и черкесские «Легкие эскадроны Леванта» – об этих соединениях было рассказано в статье «Российские волонтеры Французского Иностранного легиона».

Событиям в Сирии посвятил одно из своих стихотворений ставший легионером казачий поэт Николай Туроверов, оно цитировалось в вышеуказанной статье («Нам всё равно, в какой стране сметать народное восстанье»).

В Сирии воевал и упоминавшийся выше Рауль Салан, который вернулся в легион после учёбы в Сен-Сир.

Иностранный легион на Западном фронте в период Второй мировой войны


Поколение французов, вступившее в войну с Германией в 1940 году, уже слишком сильно отличалось от своих отцов, победивших Германию в Великой войне начала этого столетия. Герои погибли у Марны, под Верденом и Соммой. Новые французы предпочли сдаться и не особенно страдали в германском «евросоюзе» – ни в оккупированной немцами части Франции, ни тем более на территории, контролируемой правительством курортного городка Виши.


Немецкие офицеры в кафе на улице оккупированного Парижа, июль 1940 года


Киноактриса и певица Сара Леандер дает автограф немецким солдатам на улице оккупированного Парижа, 1941 год


Дети у входа в игровой парк в оккупированном Париже. Надпись на табличке: «Игровой парк. Зарезервирован для детей. Евреям (вход) запрещен». Париж, Франция, 1942 год


Французы приветствуют главу коллаборационистского правительства Виши Анри Филиппа Петена


Milice française коллаборационистского правительства Виши и французы, арестованные по подозрению в причастности к партизанам

Франция так быстро капитулировала, что пять полков Иностранного легиона, оказавшиеся на Западном фронте, не успели толком проявить себя.

Разделённый легион


Первый бронекавалерийский иностранный полк, вошедший в состав Отряда дивизионной разведки 97, после Компьенского перемирия был возвращён в Африку, где его военнослужащих отправили в запас. Вновь сформирован этот полк был лишь в 1943 году – уже как боевая часть «Свободной Франции».

Другие части легиона и вовсе оказались разделены на две части, одна из которых подчинялась вишистскому правительству, другая, меньшая – «Свободной Франции» де Голля. В уже упоминавшейся 13-й полубригаде (смотрите статью «Российские волонтеры Французского Иностранного легиона»), эвакуированной из Дюнкерка в Англию, состоялось собрание офицеров, на котором подчиниться де Голлю решили лишь 28 офицеров. Остальные (их было 31) выбрали сторону маршала Петена и вместе с частью своих подчинённых они были переправлены на подконтрольную ему территорию Франции.


Подконтрольный правительству Виши батальон Иностранного легиона, Сирия

Среди тех, кто выбрал «Свободную Францию», оказался бывший грузинский князь, капитан Дмитрий Амилахвари (служил в легионе с 1926 года), который получил от де Голля звание подполковника и должность командира батальона. Голлистские соединения этой бригады вначале воевали против итальянцев на территории Габона и Камеруна, затем – в Эфиопии.


Дмитрий Амилахвари


Солдат 13-й полубригады Иностранного легиона, 1940 год, Ливия

Летом 1941 г. находившийся на Ближнем Востоке батальон Амилахвари вступил в бой с вишистскими военными соединениями, среди которых оказались и части Иностранного легиона. Так, во время осады Пальмиры во вражеском гарнизоне оказалась 15-я рота легиона, состоявшая, главным образом, из немцев и … русских.

Об этом эпизоде II мировой войны рассказывают романтическую историю: столкнувшись с упорным сопротивлением противника на протяжении целых 12 дней, Амилахвари якобы предположил, что так сражаться могут только легионеры. Он приказал музыкантам исполнить перед стенами города марш «Le Boudin». Со стороны Пальмиры подхватили мотив, после чего 15-рота прекратила сопротивление: часть солдат перешла на сторону де Голля, другие были отправлены на территорию, контролируемую правительством Виши.

«Le Boudin»


Но что же такое «Le Boudin» и почему песня о нём стала культовой у легионеров?

В буквальном переводе «Le Boudin» – «кровяная колбаса». Однако на самом деле это жаргонное название тента, который, будучи натянут на стойки (их легионеры также носили с собой), служил укрытием от африканского солнца. Также в него легионеры иногда складывали часть экипировки. Его носили в рюкзаках (либо под ремнём). Поэтому правильный перевод этого слова в данном случае – «скатка».

Отрывок из песни «Le Boudin»:
Вот она, наша верная скатка, наша скатка, наша скатка,
Для эльзасцев, для швейцарцев, лотарингцев!
Для бельгийцев больше нет, для бельгийцев больше нет,
Это лодыри и лежебоки!
Мы бойкие парни,
Мы пройдохи,
Мы необычные люди…
Во время наших кампаний в дальних странах
Лицом к лицу с лихорадкой и огнём,
Забудем же вместе с нашими невзгодами
И смерть, которая о нас часто не забывает,
Мы, Легион!

Эту песню в традиционной аранжировке можно услышать в уже упоминавшемся в этой статье фильме «Легионер».


Статуэтка «Легионер», 1863 год, boudin – в рюкзаке справа, к нему прикреплены и стойки для тента


Le Boudin под ремнём французских легионеров

Но вернёмся к Дмитрию Амилахвари, который вскоре был назначен командиром 13-й полубригады, став таким образом самым высокопоставленным офицером легиона среди выходцев из Российской империи (Зиновий Пешков, например, в легионе командовал лишь батальоном).

В конце мая и начале июня 1942 г. 13-я полубригада сражалась против армии Роммеля у Бир-Хакейма.


Легионер с французской винтовкой MAS-3, район Бир-Хакейма, Ливия


Легионеры 13-й полубригады Иностранного легиона под Бир-Хакеймом, Ливия

А 24 ноября 1942 г. Д. Амилахвари погиб во время осмотра вражеских позиций.

Исключение из правил


В 1941 году в оставшейся верной де Голлю 13-й полубригаде на должности водителя санитарной машины оказалась англичанка Сьюзан Трэверс, которой суждено было стать единственной женщиной-легионером за всю историю Французского Иностранного легиона.


Susan Travers, Musee de l'Ordre de la Liberation

Вначале она была подругой упоминавшегося выше Дмитрия Амилахвари, потом – личным водителем (и тоже «подругой») полковника Кёнига, будущего министра обороны Франции, который 6 июня 1984 года посмертно получил также и звание маршала.


The French general Marie-Pierre Koenig

Но после получения генеральского звания Кёниг расстался с ней и вернулся к жене (де Голль «аморалку» не одобрял, как и советские парторги). Трэверс тогда, по воспоминаниям сослуживцев, впала в депрессию, но из армии не ушла. В конце войны стала водителем САУ – и получила ранение, подорвавшись со своей машиной на мине. В Иностранный легион её официально приняли лишь в августе 1945 года – на должность адъютант-шефа в отдел логистики. Она некоторое время служила во Вьетнаме, но в 1947 году, в возрасте 38 лет, вышла замуж и уволилась из легиона по причине беременности. В 1995 году, после смерти мужа, попала в парижский дом престарелых, где и скончалась в декабре 2003 года.

Наследник Бонапарта


После начала боевых действий в 1940 году под именем Луи Бланшара в Иностранный легион вступил Луи Наполеон Бонапарт, который до конца жизни (1997 г.) именовал себя императором Наполеоном VI. Взять другое имя он был вынужден потому, что во Франции действовал закон об изгнании членов королевских и императорских семей (отменён в 1950 г.). После поражения Франции он участвовал в движении Сопротивления и войну закончил в составе Альпийской дивизии.


Луи Жером Виктор Эммануэль Леопольд Мария Наполеон

Судьба легионеров


Сражавшиеся на стороне «Свободной Франции» соединения 13-й полубригады всё же были исключением из правил – все остальные части легиона сохранили лояльность правительству Петена. Те из них, что находились в Северной Африке, согласно приказу адмирала Дарлана (заместитель Петена и командующий армией Виши) вместе с другими французскими соединениями сдались американцам в ходе операции «Torch» («Факел») в ноябре 1942 года. А в 1943 году в Тунисе вновь сформирован был Первый бронекавалерийский иностранный полк – уже как боевая часть «Свободной Франции».


Первый бронекавалерийский полк Французского иностранного легиона, сентябрь 1943 года

Рауль Салан в кампании 1940 года принимал участие в звании майора – командовал одним из батальонов Иностранного легиона. После капитуляции Франции он оказался в штабе колониальных войск правительства Виши и даже получил от Петена звание подполковника и учреждённый им орден Галльской франциски (это топор, считавшийся национальным оружием галлов).


Знак ордена Галльской франциски

Возможно, вам будет интересно узнать, что среди лиц, награждённых этим «коллаборационистским» орденом, оказались также братья Люмьер, упоминавшийся выше князь Монако Луи II, главнокомандующий французской армией с 19 мая 1940 года Максим Вейган, будущие премьер-министры Франции Антуан Пине и Морис Кув де Мюрвиль, будущий президент Франсуа Миттеран.

Вернёмся к Салану, который перешёл на сторону де Голля и уже в сентябре 1941 года оказался на должности начальника 2-го бюро штаба войск во Французской Западной Африке, позже, в 1943 году, стал начальником штаба французских войск в Северной Африке.

30 мая 1944 года Рауль Салан был назначен командиром 6-го Сенегальского полка, 25 декабря – поставлен во главе 9-й колониальной дивизии.


Командир 6-го полка сенегальских стрелков Рауль Салан: полк у него тиральерский, а кепи – белое, легионерское

Участвовал Салан и в высадке войск союзников в Провансе. Войну он закончил в звании бригадного генерала – и уже в октябре 1945 года отправился в Индокитай. Но об этом будет рассказано позже.

После окончания войны все легионеры воссоединились – потому что, как уже говорилось в первой статье, их «отечеством» был легион (один из девизов – «Легион – наше Отечество»). А безотказные солдаты для «грязной работы» нужны политикам любой страны.

В ряды легионеров принимали тогда даже бывших солдат Вермахта, особенно тех, что были уроженцами Эльзаса. Так, в Третьем парашютном батальоне Иностранного легиона, прекратившем своё существование в Дьенбьенфу (об этом позже – в другой статье), немцами были 55 % военнослужащих. Исключение делалось лишь для лиц, служивших в подразделениях СС. Впрочем, до 1947 года принимали и этих вояк: сами французы осторожно признают, что таковых могло быть от 70 до 80 человек. Историк Экард Михелс в работе «Немцы в Иностранном легионе. 1870-1965» писал об этом:

«Контроль вовсе не означал, что кандидат принципиально получит от ворот поворот именно в силу своей принадлежности к СС. Меры контроля служили скорее для успокоения французской и международной общественности, а не применялись неукоснительно в каждом отдельном случае».

Тот же автор утверждает, что ещё в августе 1944 года в 13-ю полубригаду легиона были приняты некоторые сдавшиеся в плен украинцы, служившие в соединениях ваффен-СС, а в 1945 году в некоторые части легиона попали французские добровольцы из дивизии СС «Шарлемань».

Бывшие чешские легионеры М. Фабера и К. Пикса в написанной ими книге воспоминаний «Чёрный батальон» (она издавалась и в СССР, в 1960 году) рассказывают шокирующую историю встречи во Вьетнаме в одном подразделении легиона их соотечественника Вацлава Малого и немецкого офицера Вольфа, который принимал участие в убийстве семьи своего нового сослуживца. В одном из боёв Малый спас жизнь своего командира, лейтенанта Вольфа, и даже стал его денщиком. От разоткровенничавшегося Вольфа Малый и узнал о гибели своих родных. Вдвоём они отправились в джунгли, где на своеобразной дуэли немец убил и этого чеха. Трудно сказать, было это в действительности или перед нами образец легионерского фольклора. Но, как говорится, из чужой книги слова не выкинешь.

Боевые действия Иностранного легиона во время Второй мировой войны в Индокитае


В Индокитае в годы II мировой войны находился Пятый полк Иностранного легиона. Этот регион ещё не был «горячей точкой» и служба в этом полку считалась почти курортной. Упоминавшийся в статье «Российские волонтеры Французского Иностранного легиона» бывший полковник российской императорской армии Ф. Елисеев, командир роты Пятого полка, позже так характеризовал своих сослуживцев:

«Здесь 30-летний легионер с пятилетним стажем службы считался "мальчишкой". Средний возраст легионера был свыше 40 лет. Много было по 50 лет и старше. Конечно, люди такого возраста, изношенные физически долгой службой в тропических странах и ненормальной жизнью (постоянная выпивка и легкая доступность туземных женщин), — эти легионеры, по большей части, уже утратили свои физические силы и выносливость и не отличались большой моральной устойчивостью».

В то же время он пишет:

«В Иностранном легионе дисциплина была особенно строгой и запрещала какое бы то ни было пререкание с офицерами легиона».

Так что «моральная неустойчивость», видимо, проявлялась лишь в отношении местного населения.

Спокойную и размеренную жизнь легионеров этого полка омрачил только один инцидент, произошедший 9 марта 1931 г. в северо-вьетнамском городе Йенбай, когда подчинённые майора Ламбетта во время смотра, посвященного столетию легиона, вступили в столкновение с местными жителями, выкрикивавшими оскорбительные лозунги: было расстреляно 6 человек, после чего город восстал. Это плохо организованное вступление было подавлено – жестоко и быстро.

После начала II мировой войны пятому полку пришлось немного повоевать с войсками Таиланда, который некоторое время был союзником Японии. Но 22 сентября 1940 года между Францией и Японией было заключено соглашение о размещении японских войск на севере Вьетнама. При этом японцам сдался и был разоружён один из батальонов пятого полка – первый случай капитуляции столь большого подразделения легиона в его истории. Этот позор будет искуплен в марте 1945 года. Тогда японцы потребовали разоружения всех французских войск (так называемый Японский переворот 9 марта 1945 года). Французские войска (около 15 тысяч человек) сдались японцам. Но пятый полк легиона разоружаться отказался. После того, как генерал-майор Алессандри, командир 2-й Тонкинской бригады (численностью 5700 человек), приказал своим подчинённым сдать оружие, вьетнамские тиральеры покинули расположение своих частей – и многие из них потом примкнули к отрядам Вьетминя. Но три батальона легионеров двинулись к китайской границе.


Отступление легионеров пятого полка к китайской границе

300 человек погибли в пути, 300 попали в плен, но 700 человек смогли прорваться в Китай. Во втором батальоне этого полка служил цитировавшийся выше Ф. Елисеев – 2 апреля 1945 года он был контужен и попал в плен. Другой русский офицер легиона, командир 6-й роты пятого полка капитан В. Комаров, погиб во время этого похода (1 апреля 1945 г.).


Федор Елисеев в форме Иностранного легиона

Елисееву повезло: многих раненых легионеров японцы тогда просто добивали, чтобы не заморачиваться с их лечением. О своём пребывании в плену Елисеев написал позже:

«Вообще, я чувствую презрение и ненависть, с которыми относятся к нам японцы в массе. Мы для них — люди не только что другой расы, но и расы "низшей", которая незаконно претендует на положение высшее и которую следует всю уничтожить».

А вот о китайцах он пишет по-другому:

«Случайно познакомился с двумя полковниками китайской армии Чан-Кай-Ши. Один – Генерального штаба, другой – начальник всей артиллерии армии. Узнав, что я "русский и белой армии", отнеслись исключительно сочувственно, как к ближайшему соседу по государству и идее».

Меньше повезло тем легионерам, что оказались в укреплённом районе Лангшон, гарнизон которого насчитывал 4 тысячи человек – части Иностранного легиона и тонкинских тиралеров. Здесь погибли 544 военнослужащих легиона (387 из них были расстреляны после того, как сдались в плен) и 1832 вьетнамца (расстреляны 103 человека), остальные попали в плен.

В следующей статье будет рассказано об участии Иностранного легиона в Первой Индокитайской войне, сражениях французских войск с армиями Вьетминя и катастрофе при Дьенбьенфу.
Рыжов В.А.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

315

Похожие новости
31 мая 2020, 05:20
30 мая 2020, 06:40
29 мая 2020, 06:00
29 мая 2020, 00:20
30 мая 2020, 06:40
28 мая 2020, 18:20

Новости партнеров