Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
22 октября 2020, 12:40
22 октября 2020, 11:00
22 октября 2020, 01:40
22 октября 2020, 09:00
22 октября 2020, 11:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Французская военная экзотика. Марокканские гумьеры




Гумьеры в Италии, фотография из американского журнала «Life»

Самыми экзотическими соединениями французской армии, безусловно, были гумьеры (goumiers marocains) – вспомогательные части, в которых служили в основном марокканские берберы, живущие в горах Атласа (горцы Рифа оказались на территории, подконтрольной Испании).


Инициатором вербовки берберов стал бригадный генерал Албер Амад, который возглавлял тогда французский экспедиционный корпус в Марокко.


Albert Gerard Leo d'Amade

Французские власти, уже имевшие большой опыт использования «туземных» боевых соединений, прислушались к мнению генерала, и в 1908 году были набраны первые отряды гумьеров.


Гумьер, пластиковая фигурка

Есть две версии происхождения данного слова. Первая утверждает, что данное название было образовано от магрибского слова «гум» (магрибский арабский «gūm», классический арабский qawm), означающего «семья» или «племя». По второй, менее вероятной, слово происходит от магрибского арабского глагола «стоять».

Во французской армии этим словом стали называть отряды из 200 человек, которые, в свою очередь, образовывали «табор» (3-4 «гума»), а три «табора назывались «группой» – то есть речь идёт об аналогах роты, батальона и полка.

Вначале гумьеры носили традиционный берберский костюм, из которого позже остались тюрбаны и серые либо коричневые полосатые плащи с капюшоном – джеллабе.


Гумьеры в джеллабе: по этим плащам их легко узнать на любой фотографии

Другой особенностью, отличающей гумьеров от других частей, был изогнутый марокканский кинжал, который стал символом их соединений.


Марокканские кинжалы

Позже гумьерами называли также некоторые боевые части, созданные на территории Французского Судана (Верхняя Вольта и Мали), но особого следа в истории они не оставили, и потому, когда говорят о гумьерах, сразу же представляются свирепые берберские горцы Марокко.

На протяжении трёх лет гумьеры были наёмниками, с 1911 года он вошли в состав французской армии, их командирами стали офицеры алжирских батальонов тиральеров и спагов.

В отличие от других «туземных» соединений, гумьеры так и не стали полноценными солдатами регулярной армии. Они оставались верны своим племенным традициям, которые не раз ужасали не только их противников, но и самих французов. Обычной была практика отрезания у пленных ушей, носов и отрубание голов в качестве доказательства мужественности и отваги. Дисциплинарные наказания за такие проступки оказались бесполезными. Именно поэтому соединения гумьеров, несмотря на большие потери французских войск, не использовались во время I мировой войны в Европе, но за них иногда принимали марокканских spahi. Например, приведённую ниже картину часто подписывают: «Марокканские гумьеры во Фландрии». Но это именно spahi.


Марокканские spahi во Фландрии на I мировой войне, которых часто принимают за гумьеров

Эта фотография 1915 года подписана: «Гумьер во Франции».


И опять это марокканский спаг. Сравните его с настоящим гумьером:


Гумьер

Зато французские власти охотно использовали гумы берберов для усмирения непокорных племён, особенно удачными (и жестокими) были их действия во время Рифской войны. Бойцы армии эмира-президента Абд аль-Крим аль-Хаттаби их тоже не щадили, и с 1908 по 1934 гг. в Марокко погибли более 12 тысяч гумьеров (12 583 по французским данным) из 22 тысяч – больше, чем во время II мировой войны.

Марокканские гумьеры в Европе во время II мировой войны


В период II мировой войны гумьеры всё же попали в Европу. Напомним, что де Голлю достались тогда два «табора» (батальона) этих марокканцев. В дальнейшем были набраны новые «таборы» и «группы» (полки). Вначале они принимали участие в боях против итальянских войск в Ливии (1940 г.) и немецких в Тунисе (участвовали в захвате Бизерты и города Тунис в 1942-1943 гг.).


Парад гумьеров в освобождённом Тунисе

Потом соединения гумьеров были переброшены в Италию.

Всего в Италии оказалось четыре марокканские группы гумьеров численностью около 12 тысяч человек. Их использовали для разведки боем, диверсионных рейдов, а также в боях на участках со сложным рельефом местности, прежде всего – в горах.

Четвёртый табор гумьеров, прикомандированный к Первой американской пехотной дивизии, принимал участие в десантной операции по высадке на Сицилию (операция «Хаски», июль-август 1943 г.). Другие соединения в сентябре 1943 года в рамках операции «Везувий» оказались на острове Корсика.


Гумьеры в Аяччо, остров Корсика, сентябрь 1943 г.


Гумьеры в Бастии, остров Корсика, 4 октября 1943 г.


2013 год, марокканские гумьеры на праздновании 70-летия освобождения Корсики


Посадка одного из таборов марокканских гумьеров Второй группы на десантный корабль, отправляющийся на остров Эльба

Наконец, в ноябре 1943 г. подразделения гумьеров были переброшены в Италию. Они очень хорошо показали себя при переходе через Аврункские горы (май 1944 года), но «прославились» в основном невероятной жестокостью, причём не только по отношению к немцам, но и к мирным жителям «освобождаемых» областей.

Marocchinate


В Италии до сих пор помнят о многочисленных случаях убийств, грабежей, а также о массовых изнасилованиях женщин, даже девочек (начиная с 11 лет) и мальчиков-подростков гумьерами марокканских полков. События 1943-1945 гг. в Италии часто называют guerra al femminile («война с женщинами»), но это эмоциональная и броская фраза неполно описывает происходившие события: ведь от действий марокканцев пострадали тогда не только женщины. Более правильное (и официальное) определение бесчинств гумьеров – marocchinate (мароккинате).

Дело дошло до того, что бойцы итальянского Сопротивления, позабыв о немцах, начали сражаться с гумьерами, пытаясь защитить от них жителей окрестных городков и деревень.


Бойцы одного из итальянских партизанских отрядов


Женщины одного из итальянских партизанских отрядов, 1945 год

Первые случаи изнасилования гумьерами итальянок датированы ещё 11 декабря 1943 года. Уже в марте 1944 года количество инцидентов с участием марокканцев стало таким, что местные жители обратились к прибывшему тогда на итальянский фронт Шарлю де Голлю с просьбой удалить их из Италии – это обращение было де Голлем проигнорировано. Но это были ещё «цветочки». «Ягодки» итальянцы увидели в мае 1944 года, когда при активном участии гумьеров была «освобождена» область Монте-Кассино, расположенная примерно в 120 км к юго-востоку от Рима.


Регион Монте-Кассино на карте Италии (область, на которой очень удачно оказался зеленый прямоугольник «Е-45»)

Здесь проходила так называемая оборонительная «линия Густава» и развернулись кровопролитные бои.


Гумьеры 2-й марокканской пехотной дивизии в составе французского экспедиционного корпуса с пулеметом Браунинг М1919, Эсперия, Италия, май 1944 года

Французский генерал Альфонс Жюэн (командовавший экспедиционным корпусом «Сражающейся Франции» в Северной Африке, с марокканцами он работал ещё с зимы 1916 года) решил дополнительно мотивировать гумьеров и сумел найти «нужные слова»:

«Солдаты! Вы боретесь не за свободу своей земли. На этот раз я говорю вам: если вы выиграете битву, то для вас будут лучшие в мире дома, женщины и вино. Но ни единого немца не должно остаться в живых! Я говорю это и сдержу обещание. Пятьдесят часов после победы вы будете абсолютно свободны в своих действиях. Никто не накажет вас потом, что бы вы ни совершили».



Alphonse Juin

Таким образом, он фактически стал соучастником многочисленных преступлений своих подчинённых, но никакого наказания за это не понёс. В 1952 году Жюэн получил звание маршала Франции и после смерти в 1967 году был похоронен в Парижском Доме инвалидов.

Бесчинства гумьеров начались 15 мая 1944 года. Только в небольшом городе Спиньо они изнасиловали 600 женщин и убили 800 мужчин, которые пытались их защищать.

В городах Чеккано, Супино, Сгоргола и соседних с ними было зафиксировано 5418 изнасилований женщин и детей (многие из них подвергались насилию неоднократно), 29 убийств, 517 грабежей. Некоторые мужчины были кастрированы.

Даже современный марокканский писатель Тахар Бен Геллаин написал о гумьерах:

«Это были дикари, которые признавали силу, любили доминировать».

Официальный британский доклад тех лет сухо сообщает:

«Женщин, девочек, подростков и детей насиловали прямо на улице, кастрировали мужчин… Американские солдаты вошли в город как раз в это время и попытались вмешаться, но офицеры остановили их, говоря, что они не были там, и что эту победу нам сделали марокканцы».

Американский сержант Мак-Кормик о событиях тех дней вспоминал:

«Мы спросили, что делать, у нашего лейтенанта Базика, на что тот ответил: "Я думаю, что они делают то, что итальянцы делали с их женщинами в Африке".
Мы хотели добавить, что итальянские войска в Марокко не входили, но нам приказали не вмешиваться».

Многих потрясла судьба двух девушек, сестёр 18 и 15 лет: младшая умерла после группового изнасилования, старшая сошла с ума и до конца жизни (на протяжении 53 лет) содержалась в психиатрической больнице.

Множество женщин потом были вынуждены сделать аборт, еще больше – лечились от венерических заболеваний.

Об этих событиях говорится в романе «Чочара» Альберто Моравиа, позже были сняты два фильма: «La ciociara» («Чочара», иногда переводится как «Женщина из Чочара» либо «Две женщины», режиссёр Витторио де Сика) и «Белая Книга» (Джон Хьюстон).

Более известен первый из них, получивший множество международных призов и наград, главная роль в нём прославила Софи Лорен. В 1961 году она была удостоена трёх премий за лучшую женскую роль: Нью-Йоркского общества кинокритиков, «Давид ди Донателло» (национальная кинопремия Италии) и «Серебряной ленты» (Итальянской национальной ассоциации киножурналистов). А в 1962 году Лорен получила «Оскар» за лучшую женскую роль (стала первой актрисой, получившей эту премию за фильм не на английском языке), и Британская академия кино и телевизионных искусств (BAFTA) назвала ее лучшей иностранной актрисой.


Софи Лорен в фильме «La ciociara»

А это «расстрелянный немцами коммунист Жан-Поль Бельмондо» (узнали всеми любимого в СССР «красавчика»?) в роли Michele Di Libero, жениха дочери героини Софи Лорен:


Ciociaria – это небольшая область в регионе Лацио, уроженками которой были мать и дочь, о судьбе которых рассказывается в романе Моравиа и фильме Витторио де Сика: возвращаясь домой из Рима, они остановились на ночлег в церкви маленького городка и были изнасилованы гумьерами-«освободителями».

Бесчинства марокканских гумьеров продолжились и в других регионах Италии. 55-летняя Э. Росси, проживавшая в городке Фарнета (регион Тоскана, примерно 35 км от города Сиена), показала на слушаниях в нижней палате Итальянского парламента 7 апреля 1952 года:

«Я пыталась защитить своих дочерей 18 и 17 лет, но меня ранили ножом в живот. Истекая кровью, я наблюдала, как их насиловали. Пятилетний мальчик, не понимающий происходящего, бросился к нам. Ему выпустили несколько пуль в живот и скинули в овраг. На другой день ребенок умер».

Таких свидетельств можно привести довольно много, и читать их очень тяжело.

Безобразные действия гумьеров вызвали возмущение папы римского Пия XII, который в июне 1944 г. отправил де Голлю официальный протест и просьбу вводить в Рим только «христианские войска» – и получил в ответ заверения в «сердечном сочувствии». Единственной попыткой стабилизировать ситуацию, которую предпринял де Голль, стало распоряжение об увеличении количества проституток в местах дислокации африканских войск, но и оно не было выполнено: желающих добровольно пойти «на заклание» к марокканцам среди итальянок не нашлось.

Справедливости ради стоит сказать, что некоторые командиры союзников пытались восстановить порядок на контролируемой ими территориях. Некоторые насильники были расстреляны — на месте преступления либо по решению суда (точное количество расстрелянных неизвестно до сих пор). Другие были задержаны и приговорены к принудительным работам (так что не сдержал своего слова «благословивший» своих подчинённых на грабежи и насилия французский генерал Альфонс Жюэн).

Уже после окончания войны (1 августа 1947 года) правительство перешедшей на сторону союзников Италии обратилось к Франции с требованием расследования действий гумьеров. Французы вначале заявили, что «не отягощённые моралью» итальянки своим поведением сами «провоцировали» марокканцев-мусульман, но под влиянием многочисленных улик согласились выплатить незначительные суммы (от 30 до 150 тысяч лир) на каждого сумевшего доказать факт насилия гражданина Италии, но не им лично: на эту сумму уменьшили репарации.

В Италии до сих пор существует Национальная ассоциация пострадавших от marocchinate. 15 октября 2011 года президент этой ассоциации Эмилиано Сиотти заявил:

«Из многочисленных документов, собранных сегодня, известно, что совершено как минимум 20 000 зарегистрированных случаев насилия. Это число до сих пор не отражает истину – медицинские отчеты тех лет сообщают, что две трети изнасилованных женщин из стыда или скромности предпочли не сообщать ничего властям».

Ассоциация трижды обращалась международный суд (в 1951, 1993 и 2011 гг.), требуя объективного расследования событий тех лет и выплаты адекватной компенсации жертвам, все эти попытки успехом не увенчались.

В результате жители города Понтекорво разбили памятник «освобождавшим» его гумьерам, а когда от имени Франции была установлена памятная стела в честь павших марокканцев, к ней была брошена свиная голова.

Завершение истории марокканских гумьеров


Гумьеры продолжали воевать. С конца 1944 года они уже сражались на территории Франции, и здесь им грабить и насиловать, разумеется, не разрешали. Отмечено, например, их участие в освобождении Марселя.


Гумьер с флагом 1 GTM


Форма марокканского гумьера в мае 1944 года

В конце марта 1945 года одно из подразделений гумьеров первым во французской армии вошло на территорию Германии со стороны «линии Зигфрида».

Подсчитано, что в годы II мировой войны в «Войсках Свободной Франции» постоянно находилось 12 тысячи марокканских гумьеров (а всего в боевых действиях приняло участие 22 тысячи человек). По французским данным, 1638 из них были убиты (в том числе – 166 офицеров и унтер-офицеров), около 7 500 – ранены.

После окончания войны гумьеры были возвращены в Марокко, где использовались для несения гарнизонной службы. С 1948 по 1954 гг. три «группы марокканских таборов Дальнего Востока» (девять таборов) воевали во Вьетнаме, потеряв убитыми 787 человек (в том числе – 57 офицеров и унтер-офицеров).

В 1956 году, после провозглашения независимости Марокко, все соединения гумьеров перешли на королевскую службу – более 14 тысяч человек. Многие из них фактически стали жандармами, исполняя обязанности по поддержанию порядка и «умиротворения» берберских племен.

В следующей статье мы начнём рассказ об истории Французского Иностранного легиона.


Солдат 13-й полубригады Иностранного легиона, 1940 год, Ливия
Рыжов В.А.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

260

Похожие новости
24 сентября 2020, 23:40
09 октября 2020, 01:40
25 сентября 2020, 01:20
15 октября 2020, 23:00
09 октября 2020, 01:40
09 октября 2020, 01:40

Новости партнеров