Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
07 декабря 2021, 06:00
08 декабря 2021, 01:20
07 декабря 2021, 06:00
07 декабря 2021, 21:20
07 декабря 2021, 15:40

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Европа теряет суверенитет и подыгрывает Вашингтону

Для современного стратегического оружия размер уже не имеет значения. Фото Reuters
60 лет назад была испытана самая мощная термоядерная бомба АН602, мощность взрыва составила 58,6 мегатонны. «Царь-бомба» была разработана в Советском Союзе, а предельная мощность ее была вдвое больше. Однако в стране не было настолько большого полигона, на котором подобный эксперимент не превратился бы в угрозу: ведь деление большого количества урана третьей ступени неминуемо привело бы к сильнейшему радиоактивному загрязнению окружающей среды.
Для снижения мощности использовалась «двухступенчатая» модель снаряда вместо «трехступенчатой», а во вторичном модуле вместо урана-238 размещался ядерно-пассивный материал (свинец). Впрочем, результат испытаний впечатлил страны Запада. Вспышку могли видеть из Норвегии, а также с Гренландии и с Аляски, а взрывная волна трижды обогнула земной шар. При этом средняя скорость движения волны оценена в 303 м/с. В поселке Диксон, расположенном в 780 км от места взрыва, выбило окна, а ионизация атмосферы в радиусе сотен километров полностью заглушила радиосвязь на 40 минут. И хотя прозванная «Кузькиной матерью» бомба была относительно «чистой» (более 97% мощности взрыва давала практически не создающая радиоактивного загрязнения реакция термоядерного синтеза), ледники Новой Земли «фонят» даже спустя многие десятилетия.
Демонстрация научно-технической и военной мощи СССР убедила США в том, что ядерный шантаж, к которому сейчас вновь возвращаются некоторые западные политики, – не такой уж и действенный инструмент, а «превентивный удар» не останется без ответа.
Три тысячи Хиросим
«Сроки испытаний поджимали. Были приняты паллиативные меры: увеличение высоты сбрасывания и включение форсажа двигателей самолета после сброса бомбы. При этом в полетном задании для экипажа самолета, преднамеренно или ошибочно (сейчас трудно сказать), была указана заниженная мощность взрыва. О выполнении боевого задания экипаж докладывал председателю Госкомиссии по испытаниям ЯЗ генералу Н.И. Павлову. После официального доклада командир экипажа подполковник Мартыненко (Герой Советского Союза, получивший это звание за испытания ЯБП) разъяснил нам, какие мы подлецы, что занизили расчетную мощность взрыва.
Суть была в следующем: после взрыва световой поток был настолько интенсивен, что защитная краска самолета сгорела, после прихода первой воздушной ударной волны самолет получил большое приращение скорости (с 880 до 980 км/ч), после чего попал в глубокую зону разрежения и «провалился» на 800 м. Немногословный и мрачноватый Мартыненко сказал, что думал, «плоскости оторвутся». Осмотрев самолет, увидели, что снизу он был весь черный (вместо ослепительно-белоснежного до полета), обшивка повсеместно была вдавлена и ярко проступал силовой набор крыльев и фюзеляжа: стрингера, нервюры, шпангоуты. Мы поняли, каково было экипажу в тот злополучный момент.
О мощности этого взрыва мы узнали еще до прилета самолета... Командир 6-го управления ВВС генерал-лейтенант Н.И. Сажин тут же предложил отправить поврежденный самолет в учебный центр ВВС как наглядное пособие по воздействию ядерного взрыва на авиационную технику. Так что ничего не пропало».
Так пишет в книге «Ядерный щит» Анатолий Васильевич Веселовский, стоявший у истоков создания ядерного оружия в СССР. Именно он вместе с Евгением Аркадьевичем Негиным в 1961 году проводил снаряжение электродетонаторами самого мощного в мире ядерного заряда.
Для сравнения: наиболее мощный термоядерный заряд, испытанный американскими военными, составлял всего 15 мегатонн. А взрыв атомной бомбы, сброшенной американцами на Хиросиму в 1945 году, оценивается в 13 килотонн (то есть в тысячи раз слабее, чем взрыв АН602).
И хотя издание National Interest тогда утверждало, что «Царь-бомба» бесполезна при ударах по США ввиду своей громоздкости и затрудненной транспортировки, Вашингтон не стал искушать судьбу. В 1963 году в Москве был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой (ДЗЯИ), укрепивший взаимный контроль в области ядерных вооружений. С тех пор ядерные взрывы были только подземными. А к договору присоединились более 125 стран, включая Индию, Израиль и Пакистан. Самая же первая резолюция, призывавшая к ликвидации ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения, была принята Генассамблеей ООН 24 января 1946 года, когда ядерное оружие было только у США.
Подписанты и уклонисты
Расширенная версия Московского договора была принята в 1996 году и распространялась на все виды ядерных испытаний, включая подземные. Обновленный ДЗЯИ был подписан в 185 странах, из которых 169 ратифицировали его. Однако документ все еще остается по сути символическим, так как часть стран – обладательниц ядерных технологий – Китай, Египет, Индия, Иран, Израиль, Северная Корея, Пакистан и США – не ратифицировали его, а Индия, Пакистан и КНДР даже не подписали.
Еще один документ, с которым не все было гладко, – Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), вступивший в силу в 1970 году. Хотя соглашение добровольное и направлено на остановку роста числа стран – обладательниц ядерного оружия, многие страны рассматривали его как инструмент закрепления превосходства ядерных держав над неядерными. Тем более что, как и у любого документа, в нем присутствуют лазейки.
Так, 7 октября 2021 года стало известно о модернизации американских нестратегических ядерных вооружений на территории европейских стран, в том числе средств доставки. Об этом на заседании Первого комитета Генассамблеи ООН по вопросам контроля над вооружениями заявил директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Владимир Ермаков.
И хотя Вашингтон ранее заявлял о сокращении ядерного арсенала в Европе, его численность не раскрывается. Кроме того, по данным на 1 сентября 2021 года соотношение количества стратегического наступательного оружия не в нашу пользу: оно составляет 2854 единицы к 2727.
У страха глаза велики
В годы холодной войны западные политики куда более серьезно оценивали последствия ядерного конфликта не только по отношению к Советскому Союзу, но и к своим странам: ведь в конце 1950-х – начале 1960-х СССР выработал стратегию ядерного сдерживания, предполагающую ответный ядерный удар по США.
Однако со взаимным сокращением ядерного вооружения снизился и потенциал ядерной зимы. И появились утверждения, свидетельствующие о недооценке последствий применения ядерного оружия. Так, 22 октября министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр призвала НАТО говорить с Россией с позиции силы, а точнее – «очень четко показать России» готовность к военным действиям, в том числе и с применением ядерного оружия.
В этой ситуации самое абсурдное в том, что у Германии, как и у многих других европейских стран, нет ядерного вооружения собственного производства, и на этом основании Вашингтон правит бал. В случае с ФРГ получается, что отдельно взятые популисты хотят «выехать» на американском ядерном оружии, которое хранится на авиабазе Рамштайн.
Однако такую точку зрения разделяют далеко не все немцы. Например, Рольф Мютцених, глава фракции Социал-демократической партии Германии, одержавшей победу на выборах в бундестаг, оценил слова министра как безответственные.
Учитывая, что военно-политический вектор США перемещается на Индо-Тихоокеанский регион, для НАТО наступает сложное время. А учитывая, что после Второй мировой войны производство вооружения в странах Европы было любезно придушено американскими промышленными гигантами, Европа чувствует себя уязвимой и боится гипотетической агрессии со стороны России.
Таким образом цепь замыкается. Будучи глубоко зависимой от американского военного снабжения, Европа сильнее погружается в экзистенциальный кризис, что порождает необоснованный страх быть поглощенным Россией. Под действием глобальных институтов и того же НАТО Европа потеряла суверенитет и вынуждена подыгрывать Вашингтону.
Что же касается ядерного вооружения – относительно скромный (по сравнению с периодом холодной войны) арсенал стран, чье противостояние продолжается и по сей день, и сниженная мощность вооружений способствуют откровенно безалаберному отношению к вопросам глобальной безопасности.
Самое страшное
«Объем ядерного потенциала для обеспечения ядерной зимы рассматривался применительно к Советскому Союзу и США и составлял 30 тыс. боеголовок с каждой стороны. Причем тогда были боеголовки в среднем мегатонного класса. Сейчас боеголовки по 100–300 килотонн, плюс их сейчас с обеих сторон по 6 тыс., из них на стратегических носителях – по 3 тыс. Для ядерной зимы этого недостаточно, а раз так, то произошло самое страшное в умах определенных политиков – идея того, что победа в ядерной войне может быть возможной», – объяснил член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, вице-президент Академии геополитических проблем капитан 1 ранга Константин Сивков.
По его мнению, риск возникновения ядерной войны сегодня реален как никогда раньше, а концепция военных действий сводится к применению сверхмалых ядерных боеголовок в «малой ядерной войне» на территории других стран. Тем более стоит учитывать, что западная цивилизация испытывает кризис, связанный не только с последствиями пандемии COVID-19, но и с осознанием себя и своей роли в мире.
И если американской нацией все еще движет старая добрая идея исключительности, то европейские народы в ходе глобализации лишились собственной национальной идеи. А что сплотит разровненных и растерявшихся людей, как не война против мифического Востока, который, как известно, во всем виноват?

Подпишитесь на нас Вконтакте

201

Похожие новости
11 ноября 2021, 20:20
02 декабря 2021, 19:40
02 декабря 2021, 21:40
25 ноября 2021, 22:20
02 декабря 2021, 21:40
11 ноября 2021, 20:20

Новости партнеров