Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Эволюция ядерной триады: перспективы развития авиационного компонента СЯС РФ


Исторически важнейшим компонентов Стратегических ядерных сил (СЯС) СССР, а затем Российской Федерации всегда были Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). Как мы рассмотрели в предыдущем материале, РВСН вполне могут эффективно осуществлять ядерное сдерживание даже в случае нанесения противником внезапного обезоруживающего удара и полномасштабного развёртывания системы ПРО. Тем не менее, в составе СЯС РФ существуют ещё авиационная и морская составляющие ядерной триады. В настоящем материале рассмотрим перспективы развития авиационного компонента СЯС.


Воздушный компонент СЯС


Возможности и эффективность воздушного компонента СЯС мы подробно рассмотрели в статье Закат ядерной триады? Воздушный и наземный компоненты СЯС. Исходя из результатов анализа можно сказать, что авиационный компонент СЯС в настоящее время практически бесполезен с точки зрения сдерживания США. Длительное время реакции не позволяет носителям (стратегическим бомбардировщикам) избежать поражения на аэродромах в ходе нанесения противником внезапного обезоруживающего удара. Оружие стратегических бомбардировщиков, крылатые ракеты (КР), крайне уязвимо для истребительной авиации и средств противовоздушной обороны (ПВО) противника.



Таким образом, можно говорить о том, что существующие и перспективные стратегические бомбардировщики «классической» конструкции абсолютно бесполезны в качестве инструмента ядерного сдерживания, при условии, что «первый ход» делает противник. При этом они достаточно эффективны как оружие первого удара, с учётом некоторых недостатков, о которых поговорим ниже. Ещё более стратегические бомбардировщики-ракетоносцы эффективны как оружие стратегических конвенциональных сил.


Классические бомбардировщики-ракетоносцы практически бесполезны с точки зрения ядерного сдерживания

Может ли быть создан стратегический бомбардировщик, способный эффективно решать задачи ядерного сдерживания в условиях наличия возможности нанесения противником внезапного обезоруживающего удара? Теоретически это возможно, но такое изделие должно кардинально отличаться от самолётов традиционных конструкций.

Авиационные комплексы постоянной готовности


В первую очередь должна быть обеспечена постоянная готовность самолёта-носителя к запуску в течение трёх-пяти минут после получения предупреждения о ракетном нападении. То есть это должно быть что-то типа межконтинентальной баллистической ракеты в контейнере: самолёт в закрытом ангаре, с прямым выходом на взлётную полосу. После сигнала тревоги дежурные пилоты занимают места, убирается тоннель к кабине, осуществляется экстренный взлёт, возможно, на ракетных ускорителях, и уход от аэродрома базирования как минимум на несколько десятков километров. В случае отмены запуска осуществляется возврат на аэродром и повторная консервация в ангаре.

Оружием такого носителя должны стать не крылатые ракеты, хоть дозвуковые, хоть гиперзвуковые, а межконтинентальные баллистические ракеты с воздушным стартом. В качестве таковой может быть рассмотрена модификация межконтинентальной баллистической ракеты «ЯРС», масса которой составляет порядка 46-47 тонн, что вполне приемлемо для самолёта-носителя. Соответственно, дальность МБР с воздушным стартом должна обеспечивать возможность поражения целей на территории США при запуске из района базирования.


Запуск баллистической ракеты воздушного базирования

Носитель – «дубовая» конструкция, что-то типа B-52 с его нереально продолжительным жизненным циклом и избыточной прочностью корпусных конструкций, неэкономичными, но надёжными двигателями.


Срок службы бомбардировщика B-52 превышает срок службы многих боевых кораблей. Причиной его живучести во многом стал огромный запас прочности конструкции, высокая ремонтопригодность и относительно низкая стоимость эксплуатации

Какие плюсы могут быть у такой системы? Время реакции, сравнимое с запуском МБР из шахты, отсутствие необходимости в выходе носителя за границы РФ, возможность отмены запуска после старта. В случае получение первичного предупреждения о ракетном нападении, даже малейшего подозрения, носители могут стартовать немедленно, ещё до того, как информация о нападении подтверждена, для того, чтобы выйти из зоны поражения. В случае, если информация не подтверждена, носители просто возвращаются на аэродром базирования, проходят ТО и занимают своё место в ангаре.

Основная проблема авиационных комплексов постоянной готовности в том, что необходимо создать и обеспечить синхронную работу самого самолёта, МБР и всей сопутствующей инфраструктуры – экстренный взлёт в любую погоду, постоянная готовность техники и пилотов. Насколько это сложно, дорого, и вообще возможно, оценить достаточно сложно. Как поведёт себя МБР после нескольких циклов взлётов-посадок? Противник может играть на грани фола, вызывая взлёт носителей и растрачивая их ресурс, а затем нанести реальный удар в период прохождения носителями или ракетой технического обслуживания.

Кроме того, необходимо понимать, что из-за необходимости обеспечения экстренного взлёта и нахождении в постоянной готовности такие комплексы будут крайне узкоспециализированными, никакого многофункционального применения – всё как у мобильных комплексов «Тополь» или «Ярс».

Готовы ли СЯС и ВВС РФ к созданию такого оружия? Если да, то каким должно быть количество таких носителей? Учитывая новизну и узкую специализацию, вряд ли можно будет построить их в количестве больше 10-20 единиц, особенно учитывая необходимость сопутствующего обеспечения – специальных ангаров, примыкающих к предназначенным только для них взлётным полосам. При наличии одной-трёх ядерных боевых частей (ЯБЧ) на одной МБР воздушного базирования это будет суммарно 10-60 боевых блоков.

Вышеизложенное позволяет считать, что в контексте устойчивости к внезапному обезоруживающему удару авиационный компонент СЯС практически бесполезен, и это не изменить. Разработка авиационных комплексов постоянной готовности, скорее всего, будет сложной и экономически затратной задачей с большим количеством технических рисков.

Так что, авиационный компонент СЯС можно списывать со счетов?
Помимо задачи ядерного сдерживания противника путём нанесения гарантированного ответного удара, на СЯС РФ может и должна быть возложена задача по оказанию непрерывного давления на потенциального противника. То есть авиационный компонент СЯС должен использоваться для создания непредсказуемой угрозы, парирование которой потребует от противника привлечения значительных средств, что, в свою очередь, снизит его наступательных возможности из-за неизбежной конечности любых ресурсов: финансовых, технических, человеческих.



Непредсказуемая угроза


В какой-то степени для решения этой задачи подходят существующие стратегические бомбардировщики: Ту-95, Ту-160, перспективный ПАК-ДА. Тем не менее, для максимально эффективного выполнения задачи по созданию противнику угрожаемых ситуаций конструкция и вооружение перспективных авиационных комплексов СЯС РФ должны отвечать определённым требованиям:

— во-первых, основными требованиями к перспективному стратегическому бомбардировщику-ракетоносцу должны стать минимизация стоимости лётного часа и максимальная надёжность. Всё остальное – скорость, малозаметность и прочее вторично;

— во-вторых, существующие крылатые ракеты с ЯБЧ в качестве основного оружия стратегических бомбардировщиков вряд ли можно считать эффективным решением. Из-за дозвуковой скорости полёта они могут быть перехвачены практически любым средством противовоздушной обороны (ПВО), а также истребительной авиацией противника. Гиперзвуковые ракеты скорее всего будут обладать ограниченной дальностью полёта, которая потребует от бомбардировщиков-ракетоносцев выхода на рубежи их запуска за пределы государственной границы РФ, где они (носители) также могут быть уничтожены средствами ПВО и истребительной авиацией противника.

Исходя из этого наиболее эффективным оружием перспективных бомбардировщиков ракетоносцев могут стать МБР авиационного базирования с воздушным стартом, которые мы ранее рассматривали в контексте применения в авиационных комплексах постоянной готовности. Конструкция ракеты может быть во многом унифицирована с перспективной МБР для наземного компонента СЯС.

Учитывая габариты существующих и перспективных МБР, их размещение на бомбардировщиках-ракетоносцах традиционной конструкции может быть затруднительным, или даже невозможным. Наилучшим вариантом представляется создание самолёта ракетоносца на базе одной из модификаций Ил-76, или на базе перспективного самолёта транспортной авиации (ПАК ТА).

Длина существующей МБР «Ярс» составляет около 23 метров при массе порядка 47 тонн, что уже вполне приемлемо для транспортного самолёта. Предполагаемая длина перспективной ракеты 15Ж59 комплекса «Курьер» должна составлять около 11,2 метра, при массе порядка 15 тонн.


Примерные габариты МБР «Ярс» и перспективной МБР 15Ж59 комплекса «Курьер»

Максимальная грузоподъёмность самолёта Ил-76МД составляет 48 тонн, самолёта Ил-76МД – 60 тонн. У модификации Ил-76МФ длина грузового пола увеличена до 31,14 м, дальность полёта Ил-76МФ с нагрузкой 40 тонн составляет 5800 км. Грузоподъёмность новейшей модификации Ил-476 составляет 60 тонн, дальность полёта при загрузке 50 тонн составляет до 5000 км.


Ил-476. Фото: Алексей Михеев, take-off.ru

Ещё большие возможности по размещению МБР воздушного базирования могут быть у ПАК ТА с предполагаемой грузоподъёмностью порядка 80-100 тонн.


Эскизное изображение ПАК ТА

Таким образом, перспективный авиационный комплекс ракетно-баллистический (ПАК РБ) на базе модифицированного Ил-476 может нести одну МБР авиационного базирования, а ПАК РБ на базе ПАК ТА (возможно) две МБР авиационного базирования.


ПАК РБ на базе ПАК ТА может стать носителем двух МБР воздушного базирования

Важной проблемой, которую необходимо будет решить при создании ПАК РБ, — это возможность осуществления многократных взлётов и посадок самолёта-носителя с МБР на борту. Скорее всего, это будет что-то типа сложной компьютеризированной системы демпферов, с активным подавлением ударов, колебаний и вибраций в широких пределах.

В чём отличие ПАК РБ от ранее рассмотренного авиационного комплекса постоянной готовности? В отсутствии необходимости обеспечения постоянного дежурства на земле, в минутной готовности к старту, отсутствии требований по усилению конструкции для экстренного взлёта. Также при эксплуатации ПАК РБ должны использоваться существующая инфраструктура и авиабазы стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев, отсутствует потребность в выделенных полосах для каждого самолёта. Сама эксплуатация ПАК РБ должна осуществляться в штатном для самолётов этого типа режиме.

Реально ли создание ПАК РБ? Да, такой комплекс создать вполне реально. Подтверждением этому служат исследования и испытания в этом направлении, проводимые СССР и США в годы «холодной войны». В ГРЦ Макеева рассматривалась возможность создания комплекса «Воздушный старт» на базе самолёта Ан-124 и ракеты с жидкостным ракетным двигателем. Не стоит забывать и про успехи частной космонавтики в этом направлении.


Макеты и эскизы комплекса «Воздушный старт» разрабатываемого «ГРЦ Макеева»


Воздушный старт ракеты Pegasus, осуществлённый NASA

В каких количествах ПАК РБ должен строиться? Предположительно их количество должно быть сравнимо с количеством существующих стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев, то есть составлять порядка 50 единиц. Соответственно, количество боевых блоков составит 50-150 ЯБЧ для ПАК РБ на базе Ил-476, или 100-300 ЯБЧ для ПАК РБ на базе ПАК ТА.

Может ли ПАК РБ использоваться как носитель крылатых ракет с ЯБЧ? Да, причём КР с ЯБЧ, скорее всего, могут быть размещены на ПАК РБ в большем количестве, нежели в бомбардировщиках-ракетоносцах классической конструкции, особенно это касается версии ПАК РБ на базе ПАК ТП.

В грузовом отсеке ПАК РБ на базе Ил-476 потенциально может быть размещено порядка 18 КР типа Х-102 или их неядерной версии Х-101 (масса 18 КР без пускового устройства 43,2 тонны). В свою очередь, ПАК РБ на базе ПАК ТА потенциально может нести уже порядка 36 КР типа Х-101/Х-102 (масса 36 КР без пускового устройства 86,4 тонны), что уже сравнимо с боекомплектом боевого корабля типа «фрегат» или многоцелевой атомной подводной лодки (МЦАПЛ) типа «Ясень». Сброс КР может осуществляться из специальных контейнеров кассетного типа, по аналогии со сбросом МБР.


Изображения из патента на «Устройство для транспортировки и сброса грузов для транспортного летательного аппарата»

Таким образом, ПАК РБ может быть использован и в качестве эффективного носителя высокоточного неядерного вооружения – элемента Стратегических конвенциональных сил. Будет ли это одна модификация ПАК РБ с изменяемой нагрузкой в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК), или необходимо будет создание отдельных модификаций для МБР воздушного базирования и для КР, вопрос открытый, но, скорее всего, создание единой версии ПАК РБ возможно.

Насколько целесообразно создание ПАК РБ на базе транспортных самолётов? Может, лучше создавать специализированные бомбардировщики ракетоносцы классической конструкции? Создание специализированных самолётов такого типа обойдётся гораздо дороже, чем разработка модификации Ил476 или ПАК ТА. Дальность применения ракетного оружия такова, что входить в зону ПВО или истребительной авиации уже не требуется, а нанесение бомбовых ударов возможно только по противнику, у которого ПВО отсутствует в принципе, будь носитель хоть «невидимкой» хоть «гиперзвуковым».

ВВС РФ крайне нуждается в большом парке транспортной авиации, которая является краеугольным камнем мобильности современных вооружённых сил. Помимо этого, нужны самолёты заправщики, самолёты дальнего радиолокационного обнаружения, и другие вспомогательные самолёты, которые строятся на базе самолётов транспортной авиации. Возможно, на базе Ил-476 или ПАК ТА будет построен авиационный боевой лазерный комплекс (АБЛК) «Пересвет-А». В этом смысле разработка ПАК ТА и дальнейшая модернизация Ил-76 (или создание нового авиационного комплекса ему на замену) имеют гораздо больший приоритет, нежели создание ПАК ДА – «классического» бомбардировщика-ракетоносца. Строительство ПАК ТА и/или Ил-476 большой серией, во множестве унифицированных модификаций, позволит значительно сократить стоимость отдельной машины.

Нужны ли тогда вообще стратегические бомбардировщики-ракетоносцы классической конструкции, есть ли для них ниша? Да, такие машины могут и будут играть важную роль в качестве конвенционального оружия. Но сама суть таких машин существенно изменится, скорее всего, это будут не стратегические бомбардировщики, а многофункциональные самолёты, способные поражать наземные, надводные, воздушные цели, а возможно, и цели в ближнем космосе. Впрочем, это тема для отдельного разговора.


Возможно, B-21 Raider станет первым многофункциональным бомбардировщиком, оснащённым, помимо оружия «воздух-земля», также оружием «воздух-воздух», лазерным оружием

Выводы


1. Авиационный компонент СЯС непригоден для ядерного сдерживания в контексте возможного нанесения США внезапного обезоруживающего удара. Даже если теоретически можно реализовать комплексы, способные обеспечить непрерывное дежурство на земле и взлёт через минуту после получения команды, то на практике их реализация может быть сопряжена как с техническими трудностями, так и со значительными финансовыми затратами.

2. Тем не менее, авиационный компонент СЯС может стать важным элементом стратегического сдерживания, предназначенным для оказания непрерывного давления на потенциального противника с использованием фактора неопределённости местоположения носителей и их боевой нагрузки.

3. В качестве носителя ядерного оружия для авиационного компонента СЯС на период с 2030 по 2050 годы может быть рассмотрен перспективный авиационный комплекс ракетно-баллистический – ПАК РБ на базе транспортного самолёта Ил-476 или ПАК ТА.

4. Основным оружием ПАК РБ должна стать МБР авиационного базирования с воздушным стартом, максимально унифицированная с перспективной твердотопливной МБР для перспективных шахтных и подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК).

5. Помимо МБР с воздушным стартом, на ПАК РБ могут использоваться существующие и перспективные крылатые ракеты с ЯБЧ, являющиеся в настоящее время основным оружием стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев, а также перспективные гиперзвуковые ракеты воздушного базирования с ЯБЧ.

6. Значительные объёмы внутренних отсеков и большая грузоподъёмность транспортных самолётов позволяют брать на борт большие объёмы высокоточных крылатых, гиперзвуковых или аэробаллистических ракет с неядерными боеголовками, что сделает ПАК РБ важным элементом Стратегических конвенциональных сил.

7. Меньшая дальность ПАК РБ, реализованного на базе транспортного самолёта, по сравнению с существующими и перспективными бомбардировщиками-ракетоносцами классической конструкции компенсируется большей дальностью применения оружия, которая для МБР с воздушным стартом должна составить порядка 8000-10000 километров. Дальность существующих крылатых ракет составляет порядка 5500 километров и может быть увеличена в перспективных образцах оружия этого типа.

8. Перспективные МБР воздушного базирования должны обеспечивать возможность нанесения удара по пологой траектории с минимальной дальностью пуска порядка 2000 км и менее с целью оказания давления на противника угрозой нанесения по нему внезапного обезглавливающего удара.

9. Важным преимуществом ПАК РБ станут его возможности по маскировке среди огромного парка военно-транспортной и вспомогательной авиации, выполненной на базе самолётов аналогичного типа. По сути, это будет что-то типа ПГРК, замаскированного под грузовой фургон, только в воздухе. Если сейчас ВВС США и НАТО вынуждены реагировать на появление в воздухе российских стратегических бомбардировщиков вблизи их территории, то в случае создания ПАК РБ они должны будут аналогичным образом реагировать на все самолёты военно-транспортной и вспомогательной авиации РФ, что приведёт к повышенной нагрузке на их ВВС, снижению ресурса истребительной авиации, направляемой на перехват, повышению утомляемости персонала, значительному усложнению работы разведки.

10. Предполагаемое количество ПАК РБ должно составить порядка 50 единиц. В зависимости от выбранного исходного самолёта, Ил-476 или ПАК ТА, суммарное количество МБР воздушного базирования может составить порядка 50-100 единиц, соответственно, количество ЯБЧ, размещённых на МБР авиационного базирования с воздушным стартом, может составить порядка 50-300 единиц, в зависимости от типа головной части (моноблочная или разделяющаяся). Суммарное количество крылатых ракет в ядерном или неядерном оснащении может составлять порядка 900-1800 единиц при размещении их на ПАК РБ вместо МБР авиационного базирования.
Андрей Митрофанов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

170

Похожие новости
09 апреля 2020, 07:00
09 апреля 2020, 18:20
10 апреля 2020, 05:40
07 апреля 2020, 19:00
08 апреля 2020, 19:40
09 апреля 2020, 07:00

Новости партнеров