Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Эволюция стратегии НАТО на современном этапе


В 2019 г. блок НАТО отметил юбилей. Военно-политической структуре исполнилось 70 лет. Создание организации пришлось на начало «холодной войны», когда биполярное противостояние СССР и США набирало обороты. В основные задачи альянса входило сдерживание влияния Советского Союза на государства, ставшие союзниками или попавшие под влияние Вашингтона в Европе. Также блок служил инструментом контроля над послевоенной ФРГ, где реваншистские настроения могли снова взять верх. Посредством НАТО США могли производить наблюдение за состоянием внутриполитической ситуации на подконтрольной им территории.


Учредителями и первоначальными членами Организации Североатлантического договора были 12 государств: Бельгия, Великобритания, Дания, Исландия, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Франция и США [6]. Целью организации является создание и обеспечение коллективной обороны и безопасности стран-участниц с вытекающими из этого задачами – защита свободы и содействие развитию всестороннего партнерства в евроатлантическом регионе [8].



В политику организации входило продвижение и поиск будущих стран-участниц. Так, в 1952 г. к евроатлантическому объединению присоединились Турция и Греция, что ознаменовало первый этап расширения. Вхождение ФРГ в структуры НАТО в 1955 г. вызвало недовольство со стороны СССР. В ответ на это Советский Союз создал альтернативное капиталистическому альянсу военно-политическое формирование – Организацию Варшавского договора, окончательно закрепившую биполярность мира на оставшиеся 36 лет.

В рамках действующей парадигмы НАТО продолжает свое расширение и насчитывает 29 государств: седьмое расширение состоялось в 2017 году с присоединением к блоку Черногории [2]. Известно, что в ближайшее время тридцатым членом альянса может стать и Северная Македония. «С учетом опыта Черногории, которая официально стала 29-м членом альянса в июне 2017 года, ратификация македонского протокола займет не более года», – информируют источники в дипломатических европейских кругах [9]. Как сообщает ИА «REGNUM», 11 февраля парламент Северной Македонии ратифицировал Североатлантический договор [8]. «В НАТО ожидают, что Северная Македония присоединится к блоку уже весной 2020 года». Происходит процесс постепенного «поглощения» оставшихся государств Европы евроатлантическими структурами.

Что лежит в основе таких участившихся приемов новых стран-участниц в альянс, когда, казалось бы, сегодня современный расклад сил в мире не позволяет сделать заключение в пользу существования биполярной системы международных отношений? После распада Советского Союза и крушения социалистического лагеря евроатлантический альянс столкнулся с проблемами в определении своего дальнейшего существования – возник комплексный кризис самоидентификации и поиск внешнего врага. В качестве последнего были представлены угроза возможных вооруженных конфликтов на закрепленной за НАТО зоне ответственности, фактор международного, а позднее и кибертерроризма и их влияние на евроатлантическую безопасность, нелегальная торговля оружием и торговля наркотиками. Перед руководством альянса стояла задача поиска традиционной и «экзистенциально важной» проблемы для Европы, пока ее отсутствие окончательно не привело к кризису организации и упадку американской гегемонии в Старом свете.

Временное участие в гуманитарных и международных операциях, борьба с «эфемерными» угрозами и вызовами воспринимаются как попытка продлить жизнь альянса. «Если в годы холодной войны у союзников по блоку не было разночтений в определении подобного объекта (таковым априори считались СССР и его союзники по Варшавскому договору), то в условиях геополитической картины XXI в. претендентов на новое сдерживание у Запада более чем достаточно», – указывает доцент Московского гуманитарного университета Ю.И. Надточей [5, с. 24]. Таковым, по мнению автора, сегодня выступает Китай: усиление Китая в экономической и военной сферах вызывает обеспокоенность как у США, так и их союзников в АТР – Японии и Южной Кореи.

«По-видимому, именно на его нейтрализацию будут направлены основные усилия американских военных стратегов и планировщиков. Под эту же долгосрочную цель начнут складываться и ведомые Пентагоном антикитайские «коалиции желающих». Формироваться они станут отнюдь не из находящихся за многие тысячи километров стран – членов НАТО, а из непосредственно примыкающих к зоне «Большого Китая» – и потому более полезных для США со стратегической точки зрения – государств Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании», – считает Юрий Иванович [там же].

«Нагнетающий конфликт между Соединенными Штатами и Китаем, который в крайнем сценарии может перейти и в военную фазу, заставит европейских союзников решать: готовы ли они выполнять союзнический долг для защиты экономических интересов старшего партнера очень далеко от изначально зоны ответственности? Ответ как минимум неочевиден, а вероятно, и отрицателен», – размышляет редактор журнала «Россия в глобальной политике» Ф.А. Лукьянов [4].

В роли агрессора и главного врага некоторых европейских стран выступает и Россия. Если с 1990-х гг. новая Россия предпринимала попытки наладить и выстроить взаимоотношения с Западом по всем направлениям, в том числе и с НАТО, перейти от противостояния с западными странами к отношениям, которые были бы основаны на союзнических принципах, то сегодня наблюдается совершенно иная картина. Присоединение к программе «Партнерство ради мира» в 1994 г., подписанный в 1997 г. Основополагающий акт Россия – НАТО, а впоследствии и учрежденный на этой основе Совет Россия – НАТО в 2002 г. на фоне происходящих событий стали утрачивать свое значение и перспективу. Окончательный разлад в отношениях наступил в 2014 г. под воздействием украинского кризиса, ознаменовав тем самым неопределенность дальнейшего сотрудничества. «С тех пор в Брюсселе неоднократно заявляли, что считают Россию угрозой для безопасности стран блока; несколько раз было объявлено об увеличении численности сил реагирования НАТО и повышении их способности реагировать на агрессию со стороны РФ», – указывает журналист и корреспондент интернет-издания «Meduza» К. Бенюмов [1].

Если противостояние Советского Союза и стран Западной Европы во главе с США и НАТО ранее формально носило идеологический характер, то сейчас причиной новой турбулентности является независимая внешняя политика РФ, направленная на защиту национальных интересов и многополярность.

В условиях трансформации системы международных отношений и смещения акцентов в мировой политике наблюдается новая расстановка баланса сил в мире. Последствия глобализации, неудачные попытки представить мир в системе ценностей либерально-идеалистической парадигмы и несостоявшийся «конец истории» в рамках трактовки Ф. Фукуямы дают понять, что современный мир полностью еще не готов к той трансформации, какую себе представляли передовые демократические страны. Разыгравшийся эксперимент, попытки «разукрасить» мир в таких тонах оказались не по нраву многим государствам по разным причинам. И НАТО к этому имеет прямое отношение: как ко времени, так и к непосредственной реализации задуманной стратегии, как инструмент. Но что могло подтолкнуть к уходу от традиционной задачи НАТО по обеспечению безопасности и стабильности в Европе к расширению своего присутствия в разных точках Земли?

Ответ кроется в изменении геоэкономической и геополитической карты мира, главным образом, не в пользу стран Запада. Погоня за гегемонией вызвала системные напряжения на уровне международных наднациональных институтов универсального характера: попытка замены проамериканской структурой НАТО универсальной структуры ООН, а также стремление евроатлантического альянса выполнять функции как полицейского, так мирового судьи и прокурора, приветствуются не всеми мировыми державами.

Организация Североатлантического договора рано или поздно неизбежно столкнется с кризисом экзистенциального характера: смысловой запас иссякнет, и с этим придется что-то делать. Объективный сдвиг мировой иерархии от «плюралистической однополярности» к «многополярному концерту держав» задает тон для формирования будущей системы мироустройства: НАТО может и не найтись в ней места. «Лидерам блока придется учитывать это обстоятельство как данность и потому усиленно искать новые способы сохранения релевантности НАТО в XXI веке» [5, с. 28]. «Все, что происходит в НАТО и ЕС, – составная часть кризиса всего институционального и идейного наследия холодной войны, механически, без какой бы то ни было фундаментальной трансформации, перенесенного в XXI век. Подтверждается справедливость подходов и оценок, вытекающих из философии постмодерна: жили и еще живем в тени прошлого – отсюда и все проблемы», – пишет член РСМД А.М. Крамаренко. «Уверен, что эндшпиль этого «сумеречного» существования не за горами. Как минимум наметилось движение, пусть не в ту сторону, но такова логика саморазрушения того, что износилось до дыр» [3].



Иван Дегтев

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

276

Похожие новости
24 сентября 2020, 14:00
07 сентября 2020, 11:40
20 сентября 2020, 20:40
20 августа 2020, 16:20
07 сентября 2020, 11:40
10 сентября 2020, 23:20

Новости партнеров