Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Эволюция российской ПРО

РЛС нового поколения «Воронеж». Фото с сайта www.mil.ru
СССР оказался единственной страной в мире, создавшей полноценную ПРО для борьбы с МБР. По договору с США от 1972 года эта система была развернута только в одном районе (вокруг Москвы). США вышли из договора по ПРО в 2002 году, чем развязали руки не только себе, но и России.
В ВКС РФ имеется 9‑я дивизия ПРО, штаб которой находится в подмосковном Софрине. В том же Софрине находится РЛС «Дон‑2Н» (дальность обнаружения – до 3,7 тыс. км), а в поселке Чернецкое (также Московская область) – РЛС «Дунай‑3У» (дальность обнаружения – до 4,6 тыс. км). Дивизия оснащена системой ПРО А‑135, принятой на вооружение в 1995 году. В систему входят ракеты 53Т6, способные поражать цели на высотах от 5 до 100 км и на дальностях от 20 до 100 км.
Фундаментальным недостатком системы А‑135, как и предшествовавших ей систем ПРО Москвы, является то, что ее ракеты оснащены ядерной БЧ. Задачи, решаемые ПРО, исключительно сложны потому, что необходимо поразить БЧ вражеских МБР уже после их разделения перед входом в атмосферу или даже в атмосфере. В этот момент БЧ обладают очень малыми размерами и очень высокой скоростью, что делает прямое попадание в них почти невозможным. Ядерный заряд на ракете ПРО должен гарантированно уничтожить БЧ противника без прямого попадания. Однако это означает ядерный взрыв (пусть и малой мощности – примерно 10 кт) над собственной территорией. Поэтому необходима разработка мощных обычных БЧ или даже систем наведения, обеспечивающих прямое попадание в БЧ противника и полное ее разрушение за счет кинетической энергии удара.
РЕШЕНИЕ
Принципиально новым шагом в создании системы ПРО должно стать принятие на вооружение ЗРС С‑500. Считается, что она будет способна поражать БЧ МБР на нисходящем участке траектории, при этом не будет привязана к шахтным ПУ и к РЛС СПРН, а будет мобильной и с собственными средствами разведки целей, как и нынешние С‑300 и С‑400, что позволит создать систему ПРО всей страны, а не только столицы. По‑видимому, БЧ ЗУР С‑500 должна быть неядерной. Однако пока неясно, когда эта ЗРС будет принята на вооружение и удастся ли при ее создании добиться заявленных ТТХ.
В силу указанных обстоятельств даже нынешние ракеты ПРО с ядерными БЧ должны быть обеспечены совершеннейшими средствами разведки. Время полета МБР ВВС США в Россию составляет примерно полчаса. За это время необходимо зафиксировать старт МБР, рассчитать их траектории и выдать целеуказание системам ПРО. Если же удар по России наносят американские ПЛАРБ или Ракетные войска НОАК, то время на обнаружение, расчет и выдачу целеуказания сокращается как минимум вдвое. Поэтому система предупреждения о ракетном нападении (СПРН), находящаяся в ведении Командования Космических войск РФ, не менее важна, чем собственно система ПРО. Создание этой системы (как и системы ПРО) началось в СССР в 60‑е годы. В конечном варианте она представляла собой несколько огромных надгоризонтных РЛС, размещенных по периметру СССР. После распада СССР это создало для России большие проблемы, поскольку часть РЛС, причем наиболее современных, оказалась за пределами страны.
Сначала были построены РЛС «Днестр», которые затем модернизировались в «Днестр‑М», «Днепр» и «Днепр‑М». Их дальность обнаружения составляла от 2,5 до 4 тыс. км. Все «Днестры» к настоящему времени устарели и демонтированы. «Днепры» остались в Севастополе и Мукачеве (на Западной Украине). Россия отказалась от их использования в 2008 году, после чего обе РЛС были заброшены (Украина оказалась не способна их использовать, НАТО они были не нужны). После возвращения Крыма в состав России появилась теоретическая возможность восстановления РЛС в Севастополе, но затем было принято решение, что это нецелесообразно (поскольку состояние РЛС очень плохое). РЛС «Днепр‑М» функционируют сейчас в Оленегорске Мурманской области (в модернизированном варианте) и на полигоне Сары‑Шаган в Казахстане (около озера Балхаш).
Вторым поколением РЛС СПРН стали «Дарьял» и «Дарьял‑У» с дальностью обнаружения до 6 тыс. км. В настоящее время такие РЛС функционируют в Оленегорске (как доработка «Днепра‑М») и в Печоре (Республика Коми). От РЛС в азербайджанской Габале Россия отказалась в 2012 году по той же причине, что от двух украинских РЛС в 2008 году – из‑за непомерных финансовых запросов Баку и Киева соответственно.
Кроме того, в единственном числе существует РЛС «Волга» (дальность обнаружения – 4,8 тыс. км), развернутая в пос. Ганцевичи около г. Барановичи в Белоруссии. Россия оплачивает ее содержание путем передачи Белоруссии информации с этой РЛС и предоставления белорусской ПВО для учений российского полигона Ашулук.
Зенитная ракетная система большой
и средней дальности С-400.
Фото с сайта www.mil.ru
СМОТРЕТЬ ЗА ГОРИЗОНТ
Таким образом, в 2008 году Россия имела всего две РЛС СПРН на своей территории, причем на одном и том же направлении (в Оленегорске и Печоре) и по одной пусть и в дружественных, но зарубежных государствах (Белоруссии и Казахстане). Данная ситуация была совершенно нетерпимой, к тому же вообще не просматриваемыми оставались юго‑западное и восточное направления. В связи с этим было начато строительство РЛС нового поколения «Воронеж» модификаций М и ДМ с дальностью обнаружения не менее 6 тыс. км (для ДМ по вертикали – до 8 тыс. км). Благодаря модульной конструкции они строятся гораздо быстрее, чем РЛС предыдущих поколений. В настоящее время введены в строй РЛС «Воронеж» в пос. Лехтуси (Ленинградская область), в Армавире (Краснодарский край), в пос. Пионерский (Калининградская область), в Орске (Оренбургская область), в Барнауле (Алтайский край), в Енисейске (Красноярский край), в пос. Мишелевка рядом с г. Усолье‑Сибирское (Иркутская область). Строится РЛС в пос. Воргашор рядом с Воркутой (Республика Коми). Возможно, она заменит «Дарьял» в Печоре, хотя не исключено, что там будет построен еще один «Воронеж». Также предполагается построить аналогичные РЛС в Оленегорске (для замены имеющейся старой РЛС) и в Севастополе (с той же целью).
Дополнением к этим РЛС должны стать загоризонтные РЛС «Контейнер» (дальность обнаружения – 3 тыс. км). Первая из них в 2013 году была введена в строй в пос. Ковылкино в Мордовии, вторая строится у г. Зея Амурской области. Загоризонтные РЛС эффективнее надгоризонтных именно тем, что позволяют видеть цели под радиогоризонтом, а не только над ним, но они гораздо сложнее как в изготовлении, так и в эксплуатации.
Большие проблемы у России имеют место с космическим эшелоном СПРН. ИСЗ предыдущего поколения «Око‑1» вышли из строя, сейчас на орбите находятся три ИСЗ нового поколения «Тундра». Но для надежного функционирования космического эшелона нужно иметь хотя бы 5–6 таких спутников, оптимально – до 10.
Все без исключения наземные РЛС СПРН, от «Днепров» до «Воронежей» и «Контейнеров», являются неподвижными, направление их наблюдения устанавливается при строительстве и в дальнейшем изменено быть не может. В частности, именно поэтому НАТО отказалось пользоваться украинскими «Днепрами» (их было невозможно развернуть в сторону России).
На заседании клуба «Валдай» президент России Владимир Путин заявил, что Россия сейчас оказывает Китаю помощь в создании системы СПРН. Какую именно помощь, пока совершенно непонятно. При этом ясно, что Китаю не нужны технологии старых гигантских РЛС типа «Волга» или «Дарьял», не говоря уже о «Днепрах». Теоретически он мог бы приобрести у России РЛС типа «Воронеж» (в готовом виде или технологию производства). Разумеется, для России предпочтительнее первый вариант, ем более что в этом случае она могла бы контролировать направление действия китайских РЛС. Если они будут «смотреть» на юг и восток, это не создаст даже теоретических проблем для России с точки зрения безопасности. Более того, одним из условий поставки РЛС могло бы стать предоставление Китаем России информации от них, когда РЛС будут поставлены на боевое дежурство. Это позволило бы России значительно отодвинуть на юг и восток рубежи обнаружения пусков ракет из акваторий Тихого и Индийского океанов.
Вариант предоставления технологий гораздо менее благоприятен для России, поскольку Китай, в полном соответствии с национальными традициями, изготовив несколько РЛС по лицензии, затем перешел бы к безлицензионному производству «собственных» РЛС аналогичного типа. «Собственные» китайские РЛС уже могут быть повернуты в сторону России. Впрочем, в данном случае угроза для безопасности России ограничена потому, что РЛС СПРН предназначены в первую очередь для обнаружения МБР и БРПЛ. В случае же войны между РФ и КНР обеими прежде всего будут использоваться БРСД и ОТР, а также крылатые ракеты, против которых СПРН малоэффективна.
ПОМОЩЬ СОСЕДУ
Возможна помощь России Китаю в создании спутниковой составляющей СПРН. При этом, как было сказано выше, сейчас Россия испытывает проблемы даже с собственным космическим эшелоном ПРО. С другой стороны, в такой ситуации для России особую ценность представляла бы информация от китайских ИСЗ (опять же в качестве частичной оплаты за помощь в их создании). Получив российские технологии, Китай благодаря своим производственным возможностям очень быстро создал бы полноценную космическую группировку ИСЗ СПРН.
Еще одним вариантом является разработка Россией для Китая программного обеспечения для РЛС СПРН. Это позволило бы России в значительной степени контролировать функционирование китайской СПРН, но, очевидно, наименее выгодно для Москвы с чисто финансовой стороны.
Развертывание Китаем полноценной СПРН, ориентированной на юг и восток, вызвало бы крайнее недовольство Японии, Тайваня, стран АСЕАН (особенно Вьетнама и Филиппин). Однако всерьез этим странам ничего не угрожало бы просто потому, что они не имеют МБР, БРПЛ и даже БРСД. СПРН НОАК была бы полностью направлена против ВВС и ВМС США, что привело бы к дальнейшему, причем весьма серьезному ухудшению отношений между Вашингтоном и Пекином. Это чрезвычайно выгодно для Москвы, что, видимо, является важнейшим геополитическим мотивом ее действий.
Существенным вопросом является степень интеграции между СПРН РФ и КНР (после развертывания последней). Это вопрос не только и не столько военный, сколько геополитический. Если Россия выступает в роли ведущей стороны (продает Китаю технику, технологии, программное обеспечение, получает информацию от китайских РЛС, не предоставляя ему своей), то для Москвы это просто весьма удачная коммерческая сделка, да еще и возможность частично контролировать действия «стратегического партнера» в весьма чувствительной сфере. Однако довольно сложно представить, что Пекин согласится на такой вариант. Если будет иметь место более или менее равноправное сотрудничество с совместными технологическими разработками и взаимным обменом информацией, это станет прообразом того, чего так боятся на Западе и в Японии, но чего до сих пор не было – реального военно‑политического союза Пекина и Москвы, в котором ведущим заведомо окажется Пекин (за счет гораздо большего экономического и демографического потенциала). Возможен также промежуточный вариант – точечная помощь со стороны России по отдельным направлениям, получив которую Китай начнет на ее основе строить полностью независимую систему СПРН по всему периметру своих границ. Очевидно, именно этот вариант на данный момент является наиболее вероятным.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

331

Похожие новости
20 ноября 2019, 19:40
19 ноября 2019, 16:20
19 ноября 2019, 05:00
20 ноября 2019, 05:40
19 ноября 2019, 18:40
19 ноября 2019, 19:00

Новости партнеров