Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

«Евфратский кулак» САА под угрозой «Меядинского котла». Важные факты не в пользу сокращения ВС РФ в Сирии



Откровенной неожиданностью в существующей обстановке можно назвать заявление начальника Генштаба ВС России Валерия Герасимова о подготовке к «существенному сокращению» численности российского военного контингента на территории Сирийской Арабской Республики. Учитывая даже тот факт, что за несколько дней до этого российский лидер Владимир Путин, на встрече с президентом САР Башаром Асадом, анонсировал скорое завершение антитеррористической операции на Сирийском театре военных действий, в реальности ситуация выглядит значительно сложнее и непредсказуемей, нежели в ходе консультаций между высокопоставленными представителями командования армий и оборонных ведомств дружественных государств. В частности, если в провинциях Латакия, Хама, Идлиб и Халеб и Дамаск наблюдается полное оперативно-стратегическое превосходство Сирийской Арабской Армии (САА) и ВС Турции, несмотря на существующие анклавы «Джебхад ан-Нусры» в районе Ханассер и Дамаска, а также курдские отряды SDF, то по поводу ситуации в районе русла Евфрата (в провинции Дейр-эз-Зор) ещё очень рано «трубить в фанфары».


В предыдущих прогностических обзорах мы много раз подчёркивали сложность ситуации, которая сложилась в районе мощнейшего укрепрайона ИГИЛ «Эль-Курия — Вади-Бакиях», протянувшегося на 60 км с юга на север вдоль русла Евфрата; в итоге, все опасения оправдались уже в пятницу 24 ноября. От осведомлённых сирийских источников поступила информация, что получившие значительное подкрепление отряды боевиков ИГИЛ перешли в контрнаступление на недавно освобождённые города Аль-Ашарах, а также Аль-Курайя, находящиеся на западном берегу. Что ещё более занимательно, боевики выдвигаются не с западного анклава, а с восточного берега Евфрата, благополучно преодолевая реку в районе населённых пунктов Дарнадж и Мазар аш-Шайкх Али. На онлайн-карте тактической обстановки на Сирийском ТВД syria.liveuamap.com видно, что «коридор» переброски боевиков находится в радиусе действия ствольной артиллерии курдских формирований YPG/YPJ, а также может свободно обстреливаться состоящими на вооружении КМП США РСЗО HIMARS, но этого не происходит, равно как и не осуществляются полноценные ракетно-бомбовые удары тактической авиации ОВВС коалиции по опорным пунктам ИГ на восточном берегу Евфрата.


Говорит это лишь об одном: жизнеспособность псевдохалифата поддерживается курдами (SDF) и американцами исключительно для взятия реванша над правительственными войскам и союзными силами. Так, к примеру, большая группировка ИГ была безопасно эскортирована из Абу-Кемаля бойцами британского подразделения SAS («Spacial Air Service») и американскими ССО под прикрытием тактической авиации ВВС США. Вот так, в наглую и в открытую, коалиция защищает выгодных ей боевиков псевдохалифата (повод вспомнить и сравнить с тем, как мы в последние месяцы «защищали» САА от ударов со стороны ВВС Израиля). Как мы узнали немного позднее, данная группировка была распределена между иракским анклавом ИГ, а также крылом псевдохалифата, расположенным на восточном берегу Евфрата. Сегодня все эти силы, включая отведённое игиловцами тяжёлое вооружение, практически восстановлены курдскими и штатовскими военными специалистами, а значит очень скоро будут использованы в качестве резервных подразделений и подкрепления для действий на восточном берегу.

Вероятность повторного захвата городов Аль-Ашарах и Аль-Курайя — далеко не единственный критический момент, наблюдаемый южнее освобождённого Дейр-эз-Зора. Силы сирийской армии, «Силы Тигра», а также отряды «Хезболлы», пытающиеся развить наступление в направлении Абу-Хаммама (на юг), а также в направлении станции Т2 (на юго-восток) столкнулись с риском попадания в «Меядинский котёл», с запада окружённый действующим анклавом ИГИЛ, а с востока — рекой Евфрат и территорией, подконтрольной «Сирийским демократическим силам». Перспектива складывается крайне не радужная: карта демонстрирует, что горловина нового тактического «котла» находится в районе города Меядин и имеет просто ничтожную ширину в 8,3 км. Через неё со стороны Дейр-эз-Зора в направлении Меядина проходят 2 автомагистрали, которые превосходно простреливаются любыми видами ствольной артиллерии, а также посредством стандартных 120-мм миномётов типа 2Б11, обладающих дальностью действия в 7100 м.

Другими словами, данные магистрали, равно как и пустынная поверхность близ Евфрата, находятся под уверенным огневым контролем и курдов и ИГИЛ. Для закрытия «Меядинского котла» достаточно кратковременного и мощного 8-километрового броска боевиков псевдохалифата в сторону русла реки. Ввиду же близости дружественных позиций курдов, ВВС США по-шустрому установят над этой территорией «бесполётную зону» (мотивируя эти действия «защитой дружественных сил»), и нашим ВКС останется лишь пробивать «горловину» на пути к Меядину «Калибрами», запускаемыми из Средиземного моря. Другое дело, если Су-30СМ и Су-35С заранее закроют воздушное пространство над Меядином: в таком случае стратегия Пентагона, курдского командования и полевых командиров ИГИЛ столкнётся с серьёзными проблемами. На прямое столкновение с российской авиацией ПВО командование ВВС США не решится, а наши Ту-22М3 продолжат массированно подавлять опорники наступающих террористов. Но для этого экипажам наших «Сушек» необходимо значительно раньше оказаться над Меядином, нежели это сделают штатовские F-22A «Raptor». Следовательно, чтобы перехватить инициативу у малозаметного противника, у командования ВКС останется единственный выход — дежурство самолётов ДРЛОиУ А-50У над южной частью провинции Дейр-эз-Зор, где обнаружение малозаметных «Рапторов» (ЭПР порядка 0,05 — 0,07 м2) будет более вероятным.

Не стоит также забывать и о наличии крупной американской военной базы Ат-Танф, для обороны которой от САА и союзнических ей сил задействованы несколько сотен военнослужащих Корпуса морской пехоты и Сил специальных операций США, а также переброшенные годом ранее БМ РСЗО M142 HIMARS. О регулярном применении последних против инфраструктуры ИГИЛ ничего неизвестно, несмотря на то, что боекомплект из 227-мм управляемых реактивных снарядов M30 GMLRS или оперативно-тактических баллистических ракет MGM-164B (ATCMS Block IIA) по сей день даёт американцам возможность работать по инфраструктуре террористов в «полукотле», расположенном на между Эс-Сухне и Евфратом. Всё благодаря большим дальностям действия этих ракет, составляющим 92 км для XM30 и 300 км для ATACMS. Судя по всему, это высокоточное оружие припасено совершенно для других целей, к примеру, — для возможной огневой поддержки наступления курдов на западный берег Евфрата с стороны Абу-Хаммама. Не исключён и наступательный манёвр концентрирующихся к западу от Ат-Танфа так называемых сил «умеренной оппозиции» вместе боевиками ИГ, которые, под прикрытием сил коалиции, способны прорваться к вышеописанному «котлу» под Эс-Сухне (всего 55 км через пустыню в северо-восточном направлении). Как вы помните, для обучения террористов тактическим навыкам в условиях пустынного сирийского рельефа продолжает использоваться и расширяться лагерь беженцев «Эр-Рукбан», с которого, ввиду безвыходности, будущие боевики и перекочёвывают на тренировочную базу ВС США близ Ат-Танфа.

И совершенно не в качестве жеста доброй воли возглавляемая Штатами коалиция внезапно решила помочь в доставке в лагерь «Эр-Рукбан» сирийского гумконвоя с продуктами питания, медикоментами и предметами первой необходимости. А почему бы и нет? Зачем американцам задействование транспортных развязок на территории Иордании, лишняя «возня» на подконтрольной части сирийско-иорданской границы, а также спонсирование всей этой акции и прочая головная боль. Эти задачи могут быть выполнены и самим Дамаском, в рамках договорённости под эгидой ООН, которая была заключена в иорданской столице — Аммане. При этом, американский контингент абсолютно ничем не рискует, поскольку конвой будет следовать не вплоть до лагеря «Эр-Рукбан», а лишь до 55-километровой зоны безопасности вокруг него. Наземную и воздушную границы этой зоны в целости и сохранности ещё не преодолевал ни один наземный юнит или разведывательный летательный аппарат Сирийской Арабской Армии, ведь наземные средства ПРО Корпуса морской пехоты, а также ВВС США берегут их как зеницу ока.

«Лишние глаза и уши» американцам на этой территории совсем не нужны, так как именно здесь американское командование и полевые главари «уверенной оппозиции» вербуют новое «пушечное мясо», которое после обучения отправится в «котлы» в провинции «Дейр-эз-Зор». И если, к примеру, в ноябре 2013 года, в иорданском лагере «Заатари» боевики «Сирийской свободной армии» вербовали мирных беженцев только с помощью мегафонов, то в «Эр-Рукбане» этот процесс в десятки раз более масштабный и происходить не по желанию, а принудительно, либо от безысходности. Дело в том, что условия существования в этом лагере просто ужасны, а выбраться из 55-километровой зоны возможно только благодаря наличию полезных знакомств. Об этом в середине ноября стало известно из уст чудом покинувшей это ужасное место Хамиды Аль-Муссы. В данный же момент американцам необходимо сохранить жизнеспособность печально известного лагеря, и сирийский гумконвой подвернулся как раз «в тему».

Стоит отметить, что для проведения спорных тактических операций северо-восточнее Ат-Танфа и непосредственно в провинции Дейр-эз-Зор все антиправительственные силы будут опираться исключительно на поддержку американского военного контингента; и его численность составляет далеко не 503 человека, как ранее сообщили близкие к Пентагону источники, а 2000 и более человек, о чём сообщают турецкие военные специалисты. Если так называемая «55-километровая зона безопасности» занимает второе место по численности американского и западноевропейского контингента в САР, то первое место, бесспорно, принадлежит провинции Хасеке, находящейся под контролем «Сирийских демократических сил». Почему именно здесь? Ответа на этот вопрос два. Во-первых, с самых зачатков активной фазы сирийской военной компании, с присущей ей многогранностью и «хитроумностью», Пентагон сделал ставку именно на SDF, изначально представленные 15-20-тысячной группировкой курдских отрядов народной самообороны, опыт которых в противостоянии с правительственными силами Сирии и турецкими силовыми структурами в районе сирийско-турецкой границы просто уникальный, в отличие от «умеренных» или той же ССА. Мотивированные идеей национального освобождения и создания собственного независимого государства — Сирийского Курдистана, эти бойцы идеально подошли для Пентагона в качестве мощнейшего повстанческого «костяка» для будущего сдерживания Сирийской Арабской Армии.

Во-вторых, большая войсковая группировка США находится в провинции Хасеке для согласования взаимодействия между YPG и формированиями ИГИЛ, расположенными в восточном анклаве псевдохалифата. Также американцы препятствуют возникновению непредвиденных инцидентов между курдским отрядами и боевиками ИГ. Именно этим и объясняются тот факт, что любые изменения на восточном берегу Евфрата играют на руку исключительно Вашингтону. Так, 25 ноября 2017 года, отряды SDF восточнее Евфрата, которые примерно полтора-два месяца «топтались» на участке Вади Хамаш — Файдат Аль-Хадра, буквально за несколько суток совершили «бросок» в южном направлении, достигнув сирийско-иракской границы в 10 км восточней от Абу-Кемаля, на что указывают последние данные ещё одной онлайн-карты syriancivilwarmap.com. В этот момент подразделения сирийской армии находятся лишь на половине пути к закрытию «котла» под Эс-Сухне. Такой «успех» SDF можно рассматривать исключительно в русле тесного взаимодействия с террористами псевдохалифата. В итоге, левобережный анклав ИГ, расположенный близ Евфрата, оказывается в окружении курдов с востока и находящейся на правом берегу САА — с запада.

По факту же ВС США, вместо привлечения курдов к зачистке недавно образованного «котла», будут ещё более активно использовать его в качестве буфера между SDF и САА, но лишь до определённого момента, который может ознаменовать новый этап противостояния на Сирийском театре военных действий — боевые действия между ВС САР и «Сирийскими демократическими силами» (SDF). И вероятность начала данного этапа прямо пропорциональна росту статуса Башара Асада на ближневосточной военно-политической арене, что американцев крайне не радует. Очень напрягают заокеанских «кураторов» и недавние заявления Реджепа Эрдогана о возможности проведения переговоров с президентом САР Башаром Асадом в русле вероятного объединения действий для борьбы курдскими отрядами (YPG) в северных провинциях Сирии. Если на протяжении нескольких лет многостороннего сирийского конфликта Эрдоган как под копирку придерживался западной точки зрения относительно отсутствия дальнейшего будущего для действующего Б. Асада и его окружения, то после нескольких переговоров с Владимиром Путиным, включая встречу «ближневосточной тройки», его позиция и риторика разительно изменились.

Ещё более неприятным сигналом для Вашингтона можно считать некоторые детали консультаций между представителями оппозиционных сил Сирии, которые проходили в аравийском Эр-Рияде. К примеру, одним из сюрпризов можно считать готовность так называемых «умеренных» к проведению демократических выборов с участием представителей пропрезидентской партии Баас. Становится очевидно, что оппозиция готова считаться и с действующим сирийским режимом. Как следствие, минимум времени на внесение своих деструктивных корректив в политическую повестку «сирийской перезагрузки» остаётся не только у Вашингтона, но и у Тель-Авива. Сейчас командование АОИ, совместно с Моссадом и АМАН спешно разрабатывает наиболее выгодную и беспроигрышную модель «подключения» к конфликту на Сирийском театре военных действий, где главным аргументом в пользу ударов по военным объектам САА и возможного наступления на территории юго-западных провинций Сирии станет защита этноконфессиональной друзской общины, часть которой проживает на Голанских высотах. Между тем, действовать армия еврейского государства сможет исключительно в тех районах, где отсутствуют российский военный контингент, а также средства радиолокационного контроля, входящие в структуру Воздушно-космических сил России.

Чтобы избежать подобного развития ситуации, командованию ВКС стоит сосредоточиться не только на обороне пункта материально-технического обеспечения в Тартусе и авиабазы Хмеймим в Латакии, но и на формировании противовоздушных/противоракетных зон воспрещения и ограничения доступа и манёвра A2/AD над провинциями Дамаск и Хомс, над которыми сегодня Хель Хаавир чувствуют себя как у себя дома. К примеру, один из последних случаев нарушения сирийского воздушного пространства, не принимая во внимание регулярных безнаказанных ударных операций тактической авиации ВВС Израиля против объектов САА (аэропорт Дамаска и Масьяф), произошёл примерно в 01:30 по местному времени, 24 ноября 2017 года. Согласно информации онлайн-сервиса глобального контроля воздушного движения «Flightradar24», приёмный пункт станции Т-MLAT1 начал «получать ответы» от транспондера, размещённого на борту неидентифицированого летательного аппарата ВВС Израиля. На карте «Флайтрадара» трасса неизвестного воздушного объекта начала отображаться юго-западней города Эль-Карьятейн. В этот момент объект набирал высоту при скорости около 620-650 км/ч. После выхода на высоту около 10 км, машина перешла в горизонтальный полёт со скоростью около 1115 км/ч, и, с замедлением до 800 км/ч, пересекла воздушное пространство Ливана в сторону нейтрального воздушного пространства над Средиземным морем. Исходя из видимых параметров скороподъёмности и скорости, под индексом «No callsign» скрывался один из типов тактических истребителей, состоящих на вооружении Хель Хаавир (F-16I «Sufa», F-15I «Ra`am» и F-35I «Adir»).


Звено тактических истребителей F-15I «Ra`am» Хель Хаавир с подвесными оптико-электронными прицельно-навигационными комплексами LANTIRN


Очевидно, что до «засветки» на «Флайтрадаре» тактический истребитель ВВС Израиля в низковысотном режиме осуществлял пассивную радиоэлектронную разведку над горными хребтами Антиливана с целью определения новых позиций РЛС и зенитно-ракетных комплексов. Также могла иметь место оптико-электронная разведка с использованием инфракрасного канала в районе Эль-Кисва, где по информации израильских и западных спецслужб планируется строительство крупной военной Вооружённых сил Ирана. Для безопасного проникновения в воздушное пространство Сирийской Арабской Республики без вскрытия собственного местоположения пилоты Хель Хаавир регулярно используют горную цепь Антиливан (Любнан-эш-Шаркия). Горный же массив Джебель-Анасария, раскинувшийся вдоль средиземноморского побережья Сирии, израильской боевой авиацией не используется ввиду близкого расположения зенитно-ракетных комплексов дальнего радиуса действия С-300В4 и С-400 «Триумф», прикрывающих Тартус и Хмеймими. В частности, размещённые на 30-метровых универсальных вышках радиолокаторы подсвета и наведения 92Н6Е имеют заметно более высокие способности по сопровождению низковысотных объектов как на фоне горного рельефа, так и над равнинами благодаря увеличенному радиогоризонту. Ярким тому примером является отсутствие готовности Хель Хаавир к уничтожению иранского военного завода в городе Баниас.

Между тем, южные мухафазы САР (Эль-Кунейтра, Деръа, Эс-Сувейда и Дамаск) по-прежнему остаются максимально уязвимыми перед численным и технологическим превосходством АОИ, и такой расклад необходимо срочно менять, ведь рано или поздно Тель-Авив найдёт повод для начала боевых действий против сирийской армии, аргументируя всё «иранским присутствием», «многострадальными друзами», агрессивными действиями «Хезболлы» и т.д. Буквально два дня назад сирийский журналист Рияд Фарид Хиджаб выразил небезынтересное мнение, опирающееся на информацию военкоров, работающих в районе Евфрата. Исходя из того, что специально отведенные подразделения «Сирийских демократических сил» ускоренными темпами демонтируют и вывозят с нефтяных полей провинции Дейр-эз-Зор дорогостоящее нефтедобывающее оборудование и доставляют его в районы Ракки и Хасеке, он прогнозирует возможные столкновения с Сирийской Арабской Армией, которая попытается отбить это оборудование, ранее принадлежавшее Дамаску. Будущее противостояние SDF и САА может произойти, но искрой к эскалации уж точно не станет вывозимое нефтедобывающее оборудование. Действующая в соответствии с договорённостями «ближневосточной тройки» сирийская армия, определённо, не намерена штурмовать Евфрат по всей его протяжённости и начинать войну с YPG лишь для того, чтобы отбить нефтедобывающую технику.

Причиной эскалации может быть лишь провокация, связанная с обстрелом САА или дружественных ей подразделений со стороны спорных участков в районе восточного берега Евфрата, контроль над которыми делят между собой SDF и ИГИЛ. Естественно, такой обстрел может быть устроен подкупленными формированиями псевдохалифата с целью столкнуть лбами YPG и ВС Сирии. Глядя на нынешнюю тактическую обстановку на онлайн-карте, можно предположить, что провокация может состояться либо под Аль-Курия, либо в районе Абу-Кемали, причём с одновременным обострением на израильском направлении, а поэтому размышлять о сокращении нашего военного контингента в Сирии ещё очень рано.

Источники информации:
https://news.rambler.ru/politics/38502587-erdogan-dopuskaet-provedenie-besedy-s-asadom-po-voprosu-siriyskih-kurdov/?updated
http://syria.liveuamap.com/
http://www.trt.net.tr/russian/turtsiia/2017/11/26/iyldyrym-ankara-ozhidaiet-ot-ssha-priekrashchieniia-vzaimodieistviia-s-ypg-855274
Автор: Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте

253

Похожие новости
12 декабря 2017, 14:00
12 декабря 2017, 21:40
12 декабря 2017, 08:00
12 декабря 2017, 14:00
12 декабря 2017, 05:20
13 декабря 2017, 00:20

Новости партнеров