Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Если бы я знал тогда…»: как СССР и США избежали ядерной войны в 1980-х

 Военнослужащие США во время учений Able Archer 83

Опасные учения

Советский Союз переводил истребители-бомбардировщики с ядерными бомбами в Восточной Германии в круглосуточную боевую готовность. По данным WP, это произошло в ноябре 1983 года во время командно-штабных учений НАТО по отработке применения ядерного оружия. Мероприятие, согласно опубликованным данным разведки США, включало «подготовку к немедленному применению ядерного оружия». Документы подтверждают «угрозу войны» в одни из самых напряженных месяцев холодной войны.
О том, что учения НАТО под названием Able Archer 83 вызвали существенное беспокойство в Кремле, было известно и раньше.
Но в новых документах впервые представлены точные детали возможного советского военного ответа на учения НАТО, ежегодного мероприятия, на котором отрабатывалась имитация ядерного удара по войскам Советского Союза и государств-участников Варшавского договора.
Согласно документам, в повышенные степени боевой готовности были переведены авиационные дивизии истребителей-бомбардировщиков Группы советских войск в Германии.
Напомним, в составе 16-й Краснознаменной воздушной армии ГСВГ были две авиационные дивизии истребителей-бомбардировщиков — 105-я (КП — н. п. Гроссенхайн) и 125-я (КП — н. п. Лерц).
Боевые расчеты всех командных пунктов 16-й ВА приказали укомплектовать до полного штата и перевести на круглосуточный режим работы, пишет WP. Помимо этого, главнокомандующий Военно-воздушными силами ВС СССР главный маршал авиации Павел Кутахов приказал перевести все части и соединения 4-й воздушной армии, дислоцированной в Северной группе войск в Польше, в высшие степени боевой готовности.
С 29 февраля 1980 года по 12 октября 1989 года 4-я ВА (штаб — н. п. Легница) подчинялась Ставке Верховного Главнокомандования и носила наименование -4-я Краснознаменная воздушная армия ВГК оперативного назначения, в составе объединения были только бомбардировочные авиационные дивизии (на самолетах Су-24). Вопрос, имел ли право главнокомандующий ВВС переводить 4-ю ВА ВГК (оперативного назначения) в высшие степени боевой готовности (повышенную, военной опасности, полную, и с какими ограничениями), остается пока открытым.
Авиационным дивизиям истребителей-бомбардировщиков было приказано подвесить ядерные бомбы.
Для этого выделялось по одной эскадрилье в каждом полку. Согласно имеющимся документам, эти самолеты должны были быть приведены в «готовность номер три», что означает 30-минутную готовность к боевому вылету для «уничтожения целей противника на первой линии».
Европа была ареной длительного противостояния во время холодной войны, когда обе сверхдержавы готовились к конфликту на суше и в воздухе, включая возможное применение ядерного оружия. Советская военная доктрина (к слову говоря, в СССР не было военной доктрины как отдельно оформленного документа) призывала к предотвращению нападения НАТО путем нанесения первого удара, и силы Варшавского договора давно предполагали, что наступление НАТО может начаться под прикрытием таких учений, как Able Archer, пишет WP.
Запад также был готов применить ядерное оружие в ответ на наступательную операцию превосходящих по численности войск Объединенных вооруженных сил государств-участников Варшавского договора.
Советский Союз разместил в Восточной Германии истребители-бомбардировщики Су-17 с шестью-восемью точками подвески для авиационных средств поражения, сообщает издания (причем какой именно вариант Су-17 имеется в виду, а их было немало, непонятно).
Одним из самых зловещих признаков советской угрозы образца 1983 года стало сообщение разведки об эскадрилье в Нойруппине, Восточная Германия. В боевой самолет должен был быть установлен блок подавления радиоэлектронных средств противника, утверждает WP. Однако отчет Агентства национальной безопасности показал, что эскадрилья попросила обойтись без электроники из-за «неожиданной проблемы с весом и балансировкой» самолета.
Приведенная WP информация «по электронике» вызывает некоторые сомнения. В качестве средств радиопротиводействия и разведки на истребителе-бомбардировщике Су-17М3 (а именно эти машины находились в описываемый момент времени на вооружении 16-й ВА ГСВГ) могло быть установлено следующее оборудование: для предупреждения об облучении самолета РЛС противника на Су-17МЗ монтировалась станция СПО-15Л (Л-006Л) «Береза-Л»; для пассивной обороны самолета использовались ложные цели СППИ-56 и ППИ-26; на держателях под крылом была возможна подвеска контейнера со станцией РЭБ типа СПС-141 (142, 143) «Сирень» или ее модификация СПС-141МВГ «Гвоздика».
То есть все это оборудование устанавливалось штатно и никаких проблем с «весом и балансировкой» самолета быть по определению не могло.
Аналитики военной разведки США, продолжает WP, пришли к выводу, что «это сообщение означало, что, по крайней мере, эта конкретная эскадрилья загружала конфигурацию боеприпасов, которую она никогда раньше не загружала».
И вновь непонятно, то ли речь идет о подвешиваемых контейнерах со средствами РЭБ, то ли об авиационных средствах поражения, и, наконец, в любом случае рассматривать одну-единственную эскадрилью Су-17М3 как абсолютно непреодолимую угрозу для Объединенных вооруженных сил НАТО, наверное, не совсем верно.

Что говорят американские генералы?

Высокопоставленный чиновник американской разведки, присутствовавший на месте во время проведения учений Able Archer, генерал-лейтенант Леонард Х. Перрутс связался со своим начальством на пике напряженности. Он переговорил с главнокомандующим ВВС США в Европе генералом Билли Минтером.
Когда Минтер спросил, должны ли США отреагировать на то, что происходит в Восточной Германии, Перрутс ответил, что «недостаточно доказательств, чтобы оправдать повышение нашей реальной боевой готовности».
Но Перрутс забеспокоился еще больше, так как позже к нему пришла информация, свидетельствующая о том, как Советский Союз нервничал по поводу учений Able Archer. «Если бы я знал тогда то, что я узнал позже, я не уверен, какой совет я бы дал», — написал он позже.
Новые документы были включены в недавно опубликованный номер журнала Foreign Relations of the United States. Издание посвящено отношениям США с Советским Союзом с января 1983 года по март 1985 года, когда президент Рональд Рейган назвал СССР «империей зла». В описываемый период времени состоялся запуск Стратегической оборонной инициативы Рейгана по созданию системы противоракетной обороны космического базирования, а также советским истребителем в сентябре 1983 года был сбит гражданский корейский авиалайнер.
Более того, этот период истории включал массовые антиядерные демонстрации, поскольку Соединенные Штаты готовились разместить в Западной Европе ракеты средней дальности Pershing II и крылатые ракеты наземного базирования BGM-109 в противовес советским ракетам типа SS-20.
В первой половине 1980-х годов руководство СССР «было ввергнуто в неуверенность», поскольку в период с 1982 по 1985 год один за другим умерли три лидера государства, пишет WP.
В новый том историки Госдепартамента включили объемный текст редактора издания об угрозе войны. В записке воспроизводится меморандум Перрутса, датированный январем 1989 года, озаглавленный как «Дополнение к отчету по окончании срока пребывания в должности».
Во время учений Able Archer Перрутс находился в должности помощника начальника штаба разведки ВВС США в Европе. Затем он продолжил службу в качестве директора разведывательного управления министерства обороны США (с 1985 по 1989 год). В конце своей карьеры Перрутс подготовил служебную записку, в которой озвучил «свое беспокойство по поводу неадекватного отношения к советской военной угрозе», согласно истории Государственного департамента.
Перрутс, который умер в 2017 году, считал, что тогда он принял правильное решение — не наращивать силы США против Советского Союза. Но в то же время отметил, что ему не хватало полной информации о советской угрозе. В то время он полагал, что советская военная мощь вызывает беспокойство, но угроза развязывания военных действий выглядела не столь явственно.
Эта точка зрения изменилась, когда Перрутс увидел, что дополнительная разведывательная информация была сообщена ему только после завершения учений. Эта «гораздо более зловещая картина» включала в себя непосредственную угрозу, исходящую от советских военно-воздушных сил в регионе.
Действия ВВС ГСВГ в тот период означали паузу в рутинных полетах и подготовку к чему-то еще — но западная разведка не сразу заметила это, и это позже обеспокоило Перрутса.
Он писал, что «по крайней мере, в частях советских ВВС, ориентированных для боевых действий на центрально-европейский регион, было тайно указано прекратить полеты самолетов, и это действие не было своевременно обнаружено» Западом.
«Советский ответ на учения Able Archer начал формироваться после наступления темноты в среду вечером, в следующие два дня не было полетов авиации, далее наступили выходные дни, а в следующий понедельник был 7 ноября — главный государственный праздник СССР», — добавил он.
«Отсутствие полетов всегда можно было объяснить», — писал Перрутс, но затем появились новые материалы, которые вызвали у американцев тревогу и содержали соответствующие предупреждения от органов разведки.
9 ноября, как пишет WP, на авиабазе в Восточной Германии был сфотографирован полностью готовый к боевому применению самолет МиГ-23 Flogger, предназначенный для решения задач по ПВО. Однако остановка полетов в ГСВГ продолжалась целую неделю.

«На волоске от ядерной войны»

В 2015 году правительство США рассекретило 109-страничный отчет Президентского консультативного совета по внешней разведке (President's Foreign Intelligence Advisory Board, PFIAB) от 15 февраля 1990 года под названием «Советская военная угроза». Он был передан в Архив национальной безопасности, неправительственную организацию, связанную с Университетом Джорджа Вашингтона, которая занимается поиском правительственных документов в соответствии с Законом о свободе информации.
В обзоре PFIAB был сделан вывод: «В 1983 году мы могли непреднамеренно поставить наши отношения с Советским Союзом на волосок от ядерной войны».
Меморандум Перрутса был процитирован в обзоре PFIAB, но в то время не обнародован. Архив национальной безопасности подал в суд на Разведывательное управление министерства обороны (РУМО, Defense Intelligence Agency, DIA) в 2019 году. Иск все еще находится на рассмотрении.
Согласно отчету PFIAB, американская и британская разведка показала, что реакция Советского Союза и Варшавского договора на Able Archer была «беспрецедентной активностью, наблюдаемой только во время кризисных периодов в прошлом».
Эти действия представляли собой разведывательные усилия, которые включали 36 разведывательных полетов, что «значительно больше», чем в предыдущие годы, когда проводились учения Able Archer, и прекращение всех военных полетов в период с 4 по 10 ноября, за исключением разведывательных полетов. «Вероятно, предполагалось иметь в наличии как можно больше самолетов для последующих боевых действий», — такой делался вывод.
Публикация меморандума Перрутса дополняет вывод PFIAB о том, что угроза войны тогда была вполне реальной. Но это событие было загадкой холодной войны в течение многих лет, и характер обсуждений на высоком уровне в Кремле по-прежнему в значительной степени неизвестен.
После Able Archer американское разведывательное сообщество санкционировало две утечки информации в мае и августе 1984 года, чтобы оглянуться на события того времени. В обеих оценках разведки говорилось: «Мы твердо убеждены в том, что действия Советского Союза не вызваны и не осознаются советскими лидерами как реальная опасность неминуемого конфликта с Соединенными Штатами».
Этот вывод был основан на основании того факта, что Соединенные Штаты в то время не обнаружили признаков стратегического развертывания ВС СССР и в том числе проведения мобилизационных мероприятий. Но обзор PFIAB подверг критике эти оценки — по мнению авторов документа, разведывательное сообщество «в то время и в течение нескольких лет после этого не придавало достаточного значения возможности того, что угроза войны была реальностью».

Готова ли была Москва к началу боевых действий?

В качестве некоторых выводов по публикации в Washington Post можно сказать следующее. Действительно, в тот период времени отношения между Советским Союзом и Соединенными Штатами резко ухудшились. Начало этому послужил инцидент 1 сентября 1983 года, когда близ острова Монерон (юго-западнее Сахалина) советским истребителем-перехватчиком Су-15ТМ был сбит авиалайнер Boeing 747-230B авиакомпании Korean Air Lines. На борту находились 23 члена экипажа и 246 пассажиров: южнокорейцев, американцев (в том числе конгрессмен Ларри Макдональд), тайваньцев, японцев и филиппинцев.
В сентябре 1983 года, надо признать, вооруженный конфликт между Советским Союзом и Соединенными Штатами был более чем реален.
Однако какая-либо доказательная база с отечественной стороны (соответствующие документы Политбюро ЦК КПСС, Генерального штаба, штабов групп войск и военных округов) отсутствует, а приводимая аргументация со стороны Washington Post не выглядит убедительной.
Американское издание предает гласности, по сути дела, какие-то откровенно малозначительные факты типа обнаружения отдельно стоящего МиГ-23 Flogger или одного-единственного контейнера со средствами РЭБ. Что касается прекращения полетов, то оно все время происходит во время выходных дней и, тем более, накануне праздников. И в самом деле — революционные и государственные праздники в СССР не должны быть омрачены катастрофами с гибелью личного состава и утратами дорогостоящей техники.
Что касается подвески ядерных боеприпасов под некоторые самолеты, так тут надо еще уточнить, в ходе каких-мероприятий это происходило и что действительно подвешивалось. Вполне возможно, что отрабатывались учебные вопросы с подвеской габаритно-весовых макетов.
И, в конце концов, если политическое руководство государства и Вооруженных сил СССР планировало осуществить операцию стратегических ядерных сил, то дело только двумя авиационными дивизиями истребителей-бомбардировщиков 16-й ВА ГСВГ в этом случае явно бы не ограничилось.
Ядерные боеприпасы были в большом количестве и других видах и родах войск Вооруженных сил. В частности, в ракетных войсках и артиллерии ГСВГ — от боевых частей оперативно-тактических ракетных комплексов до специальных боеприпасов к ствольной артиллерии и мин Инженерных войск. И это, надо прямо сказать, далеко не полный перечень.
Возможный вооруженный конфликт между СССР и США неизбежно перешел бы в стадию обмена ракетно-ядерными ударами. В этом случае к операциям и боевым действиям со стороны СССР (а равным образом и США) неизбежно были бы привлечены наземные стратегические ядерные силы (ракетные войска стратегического назначения), авиационные стратегические ядерные силы, авиационные части с оперативно-тактическим ядерным оружием (о них частично упоминает Washington Post), морские стратегические ядерные силы (в том числе подводные лодки с крылатыми ракетами морского базирования с ядерными боевыми частями), соединения и части специальных войск, соединения оперативно-тактических ракетных комплексов ракетных войск и артиллерии Сухопутных войск.
Вот так в этом случае выглядел бы в этом случае минимальный набор войск, сил и средств. И не стоит упрощать ситуацию и сводить все дело к нескольким истребителям-бомбардировщикам. «Возможный советский военный ответ на учения НАТО» (по выражению WP) выглядел бы куда как масштабнее.
close
 Военнослужащие США во время учений Able Archer 83
Военнослужащие США во время учений Able Archer 83
Военнослужащие США во время учений Able Archer 83
U.S. Army

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

173

Похожие новости
21 февраля 2021, 21:00
23 февраля 2021, 14:40
24 февраля 2021, 13:20
18 февраля 2021, 11:40
26 февраля 2021, 11:00
23 февраля 2021, 01:20

Новости партнеров