Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Единства нет»: доживем ли мы до разгрома ИГ

Президент США Дональд Трамп, говоря о выводе американских войск из Сирии, заявил о победе над террористической организацией «Исламское государство» (организация запрещена в России) (ИГ, запрещена в России), однако с этим согласны далеко не все партнеры Вашингтона по НАТО.
В частности, ставит под сомнение это утверждение министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен.
«В кругу союзников существует единое мнение относительно того, что, к сожалению, ИГ еще не полностью побеждено»,
— заявила она в интервью Rheinische Post (цитата по РИА «Новости»).
Говоря о решении вывести американские войска из Сирии, фон дер Ляйен отметила, что Вашингтон до сих пор никому не разъяснил свои дальнейшие планы.
Она подчеркнула, что Берлин поддерживает те европейские государства и мусульманские страны, которые хотят предотвратить возрождение ИГ. По ее словам, сохраняется потребность в заправке истребителей союзников, а также в разведснимках, в особенности укрытий ИГ в иракской пустыне.
Объявляя о победе над ИГ, Трамп отметил, что у американских военных больше нет причин находиться в арабской республике. Позже в Белом доме сообщили, что Вашингтон начал выводить войска из Сирии, но победа над террористами не означает прекращения существования коалиции.
Одной из заметных публикаций по поводу заявления Дональда Трампа о победе над ИГ стало интервью во влиятельной турецкой газете «Хюрриет», данное известным политологом, профессором кафедры международных отношений Университета Бильги Ильтером Тураном. Выдержки из этого интервью приводят специалисты Института Ближнего Востока.
Первой турецкой реакцией, по словам интервьюера, было недоверие к услышанному от Трампа по поводу выхода американцев из Сирии, второй реакцией — то, что «Америка, возможно, заманивает Турцию в ловушку». На это профессор Ильтер Туран отметил, что комментариев по поводу решения Трампа хотят не только в Турции, но и влиятельные круги в самих США.
Это может быть признаком того, что, возможно, не надо искать в принятом американским президентом решении столь уж глубокого и многоходового расчета. Поскольку нет никаких признаков того, что это решение было заранее подготовлено и принято при совместном участии многих государственных структур США.
Как отметил Туран, нормальной практикой американских президентов является обещание, что повсеместное военное присутствие США будет завершено. До настоящего времени свое присутствие в Сирии американские официальные лица объясняли наличием в стране «Исламского государства».
Трамп же огласил постулат, что «более или менее» данная работа в Сирии была завершена, а, следовательно, нет резона и оставаться в стране. Далее, как указал Ильтер Туран, можно заниматься лишь спекуляциями на тему того, о чем при этом думал американский лидер.
Во-первых, речь может идти об удовлетворении американского общественного мнения.
Во-вторых, расчет мог состоять и в том, что если он на этот шаг не пойдет, то куда сложнее будет объяснять последствия своего дальнейшего пребывания в Сирии. Поскольку США напрямую шло на столкновение в северной Сирии с Турцией.
В-третьих, выход США из Сирии может быть прямым следствием телефонного разговора, состоявшегося накануне между Трампом и Эрдоганом. Впрочем, конкретики на тему того, какие договоренности были достигнуты между двумя лидерами и были ли они вообще, нет. Как минимум речь идет об обещании Турции самостоятельно завершить разгром ИГ в обмен на развязанные руки в отношении СНС/ПДС (Сирийского национального совета и Партии демократического союза).

Друзья без США

В ответ на вопрос, кого имел в виду Трамп, когда говорил, что «теперь на Ближнем Востоке время повоевать другим», турецкий эксперт отметил, что одними из адресатов этого послания, очевидно, были европейские страны. Кроме того, к ним же он отнес Саудовскую Аравию и некоторые другие арабские страны. Также Трамп, по-видимому, ожидает, что активную роль станет играть и Турция. Возражений со стороны Турции на этот счет нет, хотя страна сфокусирована, в первую очередь, на ликвидации СНС/ПДС.
На вопрос, можно ли расценивать шаг президента Трампа, как попытку ограничить влияние в регионе России и Ирана, турецкий эксперт ответил: «Это очень правильный вопрос», однако, по его словам,
если США действительно выведут войска из Сирии, то случится именно то, чего добиваются и Россия, и Иран. Ведь целью американцев были не только боевики ИГ, но и Иран — попытка воспрепятствовать его продвижению. С этой точки зрения, отсутствие американских солдат лишь только облегчит Тегерану жизнь.
Кроме того, для президента Сирии Башара Асада станет легче восстанавливать единую Сирию. Поскольку эта работа ведется при лидирующей роли России, то и она должна быть, по словам турецкого эксперта, довольна.
Однако вопрос заключается в том, целиком и полностью ли уйдут США из Сирии. В частности, как указал турецкий эксперт, неизбежно возникают вопросы: какие еще способы американцы могут использовать для сохранения своего нахождения в стране, на какие силы они станут опираться и, вообще, не поменяют ли они своего решения?
В частности, каждый американский президент заявлял о намерении по выводу отовсюду американских войск, однако, до сих пор не удавалось обеспечить ни быстрого, ни всеобъемлющего выхода. В частности, как это случилось в тех же Афганистане и Ираке.

Потенциал ИГ еще остается

«Я полагаю, что заявление Дональда Трампа о победе над ИГ в значительной степени соответствуют действительности», — пояснил «Газете.Ru» заместитель председателя Совета ассоциации российских дипломатов, советник заместителя председателя Совета Федерации ФС РФ Андрей Бакланов.
По словам российского дипломата,
как явление, ИГ уходит из жизни. До конца это объединение еще не разбили, но в целом эта военно-политическая задача на сегодня решена.
Поэтому, не ожидая окончательного разгрома террористической организации, есть смысл со стороны американского президента уже причислить себя к победителям.
«В этом плане я с большим пониманием отношусь к тому, что делает американский президент. Он чувствует тенденцию», — отметил Бакланов.
В качестве примера российский дипломат привел Тегеранскую конференцию великих держав 1943 года. По его словам, до окончательного разгрома гитлеровской Германии оставались еще годы, но участники конференции уже встречались как победители.
«Несмотря на то что количество бойцов в формированиях ИГ в разы сократилось, настоящая победа над этим государством все еще не одержана, потому что остались сторонники боевиков, сохранились подпольные структуры, словом,
остался тот потенциал, который при наличии благоприятных условий гарантирует не то чтобы возрождение ИГ, но возможность наносить очень чувствительные удары»,
— рассказал «Газете.Ru» руководитель исследований исследовательского института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко.
Как сказал собеседник издания, «если мы вообще говорим об «Исламском государстве» как о некоторой модели построения мусульманского общества, то она в принципе на сегодняшний день непобедима. Такое государство может возникнуть если не на Ближнем Востоке, так еще где-нибудь».
«В конце концов, а что такое Исламская Республика Иран? А движение Талибан?» — задается вопросом Алексей Малашенко. По его словам, это то же «Исламское государство», только оно себя несколько иначе позиционирует.
В некоей фронтальной войне сегодня можно говорить о победе над ИГ, но только не об окончательном его сокрушении, считает эксперт. Трампа понять можно, но как субстанция «Исламское государство» еще очень мобильно и имеет огромную поддержку в мусульманском мире. Саму идею создания государства на основе шариата поддерживают очень многие единоверцы, по крайней мере, к ней сочувственно относится более половины мусульманского мира, утверждает эксперт.
«Поэтому в той или иной степени с исламским государством мы проживем весь XXI век», — заключает Малашенко.
«До последнего времени многие высокопоставленные сотрудники администрации президента Дональда Трампа утверждали, что до окончательной победы над ИГ еще очень далеко и что в Сирии и Ираке сохраняются ячейки этой организации.
И вдруг в одночасье все переменилось — Трамп объявил, что это государство потерпело поражение. А это не соответствует как реалиям, так и позиции ближайших советников американского президента, знакомых с обстановкой на местах»,
— пояснила «Газете.Ru» советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина.
По словам собеседника издания, на северо-востоке и юго-востоке Сирии, где в настоящее время продолжают оставаться подразделения ВС США, ячейки ИГ не просто находятся в подполье, а периодически совершают террористические вылазки. Решение Дональда Трампа о выводе войск, в первую очередь, в очень сложное положение ставит курдов, которые теперь могут остаться один на один в противостоянии с террористами на востоке Сирии. Другое дело, считает Супонина, что курды уже взаимодействуют с правительством Башара Асада, пытаются возобновить с ним диалог, и есть надежда, что необходимое в этих условиях взаимодействие все же будет организовано. И это поможет добить террористов уже без участия американцев.
«Правда, большой веры в то, что американцы действительно уйдут из Сирии, сегодня нет.
Дональд Трамп, как обычно, противоречив, а его советники все же мечтают в Сирии остаться», — добавила Елена Супонина.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

250

Похожие новости
08 июня 2019, 23:20
16 июня 2019, 20:20
17 июня 2019, 15:00
09 июня 2019, 02:00
13 июня 2019, 22:00
09 июня 2019, 10:00

Новости партнеров