Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

ДРСМД: конец доверию? (Deutschlandfunk)

Облегчение читалось на лицах президента США Рональда Рейгана и генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева, когда 8 декабря 1987 года они подписали соглашение о ликвидации целых двух категорий ядерного оружия.
СССР в конце 70-х годов разместил абсолютно новые ядерные ракеты средней дальности — так называемые ракеты СС-20. Их дальность была намного больше, они были точнее, их разрушительная сила была выше, чем у предшественников. Запад отреагировал двойным решением НАТО — в Европе будут размещены схожие вооружение, если СССР не ликвидирует свои ракеты средней дальности.
Вместе с тем, Запад предложил СССР дипломатические переговоры по этому вопросу. Опасения были связаны с тем, что эти вооружения делают Западную Европу уязвимой для советского шантажа и вместе с тем отделит американскую безопасность от европейской.
Конфликт вокруг ракет средней дальности продолжался почти десятилетие, прежде чем было достигнуто соглашение. И это свидетельствует о том, как отметил Рейган во время подписания соглашения в Вашингтоне, насколько важно терпение: «Со стороны СССР будет ликвидировано свыше 1500 боезарядов. Уничтожению подлежат также все ракеты наземного базирования, включая SS-20. С нашей стороны ликвидируются все 400 ракет „Першинг‟ (Pershing), а также все крылатые ракеты. Но эти цифры не могут в полной мере отразить важность этого договора».
Договор обоюдного доверия
В действительности, это был особый договор о контроле над вооружениями. Он предусматривал доверие с обеих сторон, но также и способствовал укреплению доверия. Верификационный процесс, то есть двусторонние контрольные визиты для проверки того, придерживается ли другая стороны пунктов соглашения, были приостановлены лишь в 2001 году.
Одно лишь это показывает значимость соглашения о ядерных системах средней дальности. Договор создал основу для доверия, благодаря которому в 90-ые годы, после распада СССР, был достигнут целый ряд соглашений о разоружении.
ДРСМД был заключен между США и СССР. Германия не была страной-подписантом. Но ликвидация вооружений средней дальности имела огромное значение для всех европейцев и стала важным вкладом в международную безопасность. Впервые в истории действительно происходило разоружение, а не только согласование пределов вооружений. Тогдашний министр иностранных дел Ганс-Дитрих Геншер и спустя 30 лет считал правильным упорное следование в своей политике двойному решению НАТО: «Было также важно сохранить назначенный курс, чтобы подтолкнуть СССР к уступке, что и произошло. Результатом двойного решения НАТО стало то, что мы всегда и обещали, а именно, что будет не только меньше таких ракет, а что их вообще не будет. Решение о «нуле» было целью двойного решения НАТО. Это была одна из самых успешных мер в области политики разоружения».
Доверие исчезает
Уничтожение целой категории вооружений часто расценивалось как удача в истории. То, что это могло произойти, большинство наблюдателей связывают с тем, что Запад по этому вопросу не был расколот. Ядерные ракеты средней дальности наземного базирования уже были в Европе элементом прошлого, так считали в 90-ые годы, такие успешные с точки зрения политики разоружения.
Но получилось иначе. Еще администрация Барака Обамы обвинила Россию в нарушении ДРСМД. Россия работает над созданием и размещением новой крылатой ракеты, по классификации НАТО — SSC-8. Еще ранее Россия разместила в Калининграде ракетные комплексы «Искандер», способные нести ядерный боезаряд, которые могут долететь до Варшавы или Берлина.
Администрация Обамы снова указала российскому правительству на предполагаемое нарушение договора. Москва на протяжении ряда лет отрицала, что разрабатывает новые ракетные комплексы средней дальности, способные нести ядерный заряд. Лишь с разрывом ДРСМД президентом США Дональдом Трампом в феврале этого года российское правительство представило общественности крылатую ракету SSC-8, тем самым окончательно подтвердив опасения большинства наблюдателей стран НАТО. Они в 2018 году поддерживали оценки США о том, что Россия нарушает ДРСМД. Поэтому решение администрации Трампа о выходе из договора не было полностью неожиданным. Более 30 раз американские дипломаты обращались к этой теме, но российская сторона никогда на это не реагировала, таким образом, Россия последовательно нарушает ДРСМД, отмечал госсекретарь США Майк Помпео: «Если наша безопасность таким образом ставится под угрозу, мы вынуждены реагировать. Тем самым мы аннулируем наши обязательства по договору».
Вскоре после этого и российское правительство заявило о выходе из соглашения. Москва продолжает утверждать, что ракеты SSC-8 имеют дальность 500 км, что соответствует условиям договора. Однако западные эксперты исходят из дальности полета в 2600 км. Таким образом, эта ракета может долететь до практически всех европейских столиц.
С разрывом ДРСМД подошел к концу существовавший три десятилетия режим контроля над вооружениями. Тревожное развитие.
Необходима прозрачность с российской стороны
Ядерного вооружения, как это было в 80-годы в виде реакции на российские вооружения средней дальности, в большинстве европейских стран не хотят, это и не реализуемо политически. Мари-Агнес Штрак-Циммерман, представитель фракции СвДП в бундестаге по вопросам политики обороны, считает рост конвенционального сдерживания неизбежным: «Да, опасность, к сожалению, снова исходит с востока. Я думала, что в своей жизни этого не придется больше говорить. И я считаю, что Путин, как те или иные деспоты, понимают только, когда говорят прямым текстом — что он увидит, что мы, европейцы, и мы, немцы, как часть Европы, следуем нашей задаче и, в конце концов, делаем больше для бундесвера. Я считаю, что дискуссии, которые мы ведем на протяжении ряда лет с г-й фон дер Ляйен, а сейчас с новым министром, будет о том, что мы не только говорим красивые слова, а что мы действительно должны лучше оснастить бундесвер. Это значит — иметь больше техники лучшего качества. В этом плане я настроена оптимистично на счет того, что г-н Путин затем прекратит играть с огнем».
Но вначале должны быть исчерпаны все возможности дипломатии, считает политик. Все же немецкая дипломатия в отношении ракет средней дальности в последние годы была очень пассивна. Эта тема обсуждалась только в экспертных кругах. Было и есть достаточно других проблемных мест в отношениях с Путиным, вели себя, будто ничего не происходит, и надеялись на лучшее. Родерих Кизеветтер, координатор ХДС в Комитете по иностранным делам, надеется на готовность российского правительства к диалогу.
«Прежде всего, генеральный секретарь НАТО исключил ядерное вооружение. НАТО должен продолжать активно искать диалог с Россией. Я мог бы себе представить здесь два шага. Первое, что мы определим область, в которой не будут размещены российские ракеты из ДРСМД. Второе, определить области, которые эти ракеты не могут достичь. Но это требует прозрачности с российской стороны, потому что все еще неясно, какова дальность ракет 9М728 — мы называем их SSC-8. Россияне говорят — 480 км, а по нашим расчетам, до 2600 км».
«Систематическое нарушение договора» на протяжении десяти лет
Затем можно предложить Путину следующий шаг — осуществлять регулярные проверки американской системы ПРО в Румынии, а затем и в Польше, чтобы устранить российские опасения по этому поводу. Агнешка Бруггер, представитель «Зеленых» в Комитете по обороне в бундестаге, выступает за переговоры.
«Окончание ДРСМД, действительно, очень сильный удар и большой риск для безопасности в Европе. Поэтому я вообще не считаю разумным то, что мы сейчас и в Европе наращиваем вооружения, ответ Европы, напротив, должен состоять в том, чтобы посадить всех за стол переговоров, попытаться достичь согласия, даже если это в контексте распада ДРСМД сразу не получится сделать. И именно потому, что собеседники сложные, времена сложные, сейчас тем более необходимо направить на это энергию и усилия».
Есть ли в настоящий момент желание вести переговоры с российской стороны, более чем спорно. Амбиций быть примером в области контроля вооружений Путин в последние годы не демонстрировал, скорее наоборот. Родерих Кизеветтер советует оценить российские вооружения в другом контексте. НАТО и без наземных ракет средней дальности не лишен ядерного потенциала сдерживания: «Для начала я бы предостерег от драматизации ситуации. Мы действительно можем оставаться спокойными, потому что наземные ядерные ракеты среднего действия являются только малой частью общего потенциала. И НАТО, и Россия располагают ядерными вооружениями морского и воздушного базирования. Самый веский момент — это систематическое нарушение договора Россий на протяжении десяти или почти двенадцати лет».
«Россия разрабатывает концепцию войн в Европе»
Многие эксперты в минувшие месяцы указывали на то, что Россия обеспокоена разработку ракет в Китае и по этой причине разработала новые ракеты средней дальности. Это вполне могло повлиять на решение Кремля. Впрочем, новые системы большей частью направлены на Европу. Доверие оказалось утрачено — один из главных внешнеполитических ресурсов, пожаловался генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. По его словам, договор РСМД разваливается, потому что «Россия нарушала договор. В Европе нет новых американских ракет, но зато есть много новых российских. И это причина, почему договор оказался под угрозой».
Контроль над вооружениями не имеет смысла, если эти требования соблюдает лишь одна сторона, заявил Столтенберг после заседания Совета Россия-НАТО четыре недели назад. НАТО, по его словам, сделал новое предложение по переговорам, но России для этого следовало бы соблюдать условия договора. 2 августа истекает срок, когда США выйдут из договора, но нет никаких признаков, что Путин изменит свое поведение.
По данным стран НАТО, на территории России есть четыре точки, где уже размещены более 60 мобильных стартовых установок. Но какие цели преследует Путин, разработав новые крылатые ракеты? Почему Россия 30 лет спустя снова вкладывает огромные средства в ядерные ракеты средней дальности? Профессор Йоахим Краузе (Joachim Krause), директор Института политики безопасности при университете города Киля (Kiel) проанализировал возможные мотивы российской стороны: «Россия снова разрабатывает военно-стратегическую концепцию войн в Европе. На этот раз речь идет о мелких, ограниченных войнах — не таких, как во времена Холодной войны, а о мелких войнах на периферии России. И чтобы контролировать уровень эскалации в ходе этих войн, надо иметь возможность решать исход этих войн — и Россия создает сейчас оружие, чтобы выбирать между применением традиционного и ядерного оружия, чтобы такие войны заканчивались в ее пользу».
Оружие для регионального доминирования
Российское ядерное оружие выходит, по словам профессора, за рамки крылатых ракет наземного базирования, на наличие которых указывает НАТО. В частности, речь идет о новом поколении систем воздушного базирования. Кроме того, Россия расширяет свои склады ядерных боеприпасов на Кольском полуострове и в Калининграде. Все это — сигналы о том, что Россия стремится к доминированию в регионе.
Это не значит, что такой сценарий когда-нибудь воплотится в жизнь. Подавляющее большинство экспертов считают вероятность этого крайне малой, поскольку российские военные осознают риски, связанные с военной конфронтацией с Западом, не меньше, чем страны НАТО.
Но как российская военная доктрина, так и учения и обеспечение вооруженных сил новыми видами оружия нацелены именно на такой абстрактный сценарий, подчеркнул Йоахим Краузе. Но каким образом традиционное и ядерное оружие вписывается в российскую военную доктрину? По мнению Краузе, Москва в качестве возможного театра военных действий рассматривает страны Балтии или восточную часть Польши.
«Западные военные очень боятся, что русские, глядя на то, что силы самообороны этих стран весьма слабы, предпримут спонтанную атаку или прибегнут к «гибридной» агрессии с последующим молниеносным вторжением в эти страны — и в течение нескольких дней возьмут их под свой контроль. И они подают сигнал НАТО: если вы попробуете вновь захватить эти страны, то окажетесь в опасности, потому что мы будем воевать с вами на вашей территории, возможно, применим ядерное оружие».
Тогда для Запада, по словам эксперта, возник бы вопрос, есть ли смысл в том, чтобы защищать относительно мелкую территорию, рискуя при этом нарваться на применение ядерного оружия. Если уступить России, то та достигнет важной стратегической цели, выходящей далеко за рамки чисто территориального выигрыша: тогда под сомнением оказалось бы обещание НАТО поддерживать разные страны, попавшие в беду, и на кону будет стоять единство Североатлантического альянса.
«Традиционные вооруженные силы — надежное сдерживающее средство»
В этом состоит причина, по которой НАТО с 2014 года — после аннексии Крыма и начала войны на востоке Украины — держит в странах Балтии от трех до пяти тысяч солдат (постоянно меняя их по принципу ротации). В их число входят и 500 немецких военных. Кроме того, Германия имеет в рамках НАТО обязательство по дальнейшему расширению своего участия.
Ведь укрепление традиционных сил сдерживания значительно уменьшает риск, что Россия будет использовать свое ядерное оружие средней дальности в качестве средства давления на НАТО. С этим согласен и бывший командующий сил НАТО Фил Бридлав (Phil Breedlove): «Мощные традиционные вооруженные силы всегда являют собой надежный фактор сдерживания. Мы договорились о лучшем обеспечении наших вооруженных сил — на саммите в Уэльсе, Варшаве и Вашингтоне. Мы больше 20 лет не вкладывались в улучшение наших вооружений, и теперь вынуждены думать о том, как заделать возникшие из-за этого бреши».
Впрочем, реакция Запада может иметь не только военную природу, считает политолог Йоханнес Варвик (Johannes Varwick) из университета Виттенберга-Галле, возглавляющий также Германское общества по политике безопасности. По его мнению, вполне правильно будет наращивать оборонительный «корсет» из традиционного оружия. Впрочем, в среднесрочной перспективе необходимо все же искать возможности для дипломатического сближения с Россией:
«Нам следует прилагать больше усилий, чтобы вновь говорить — и договариваться с Россией. Это непростая задача, и для ее решения иногда могут быть нужны отчасти «грязные» компромиссы. И тогда речь будет идти не в соответствии с «чистым» учением, а о том, чтобы учитывать интересы разных сторон. Так что нам надо общаться с Россией и в политической сфере».
Учитывать потребности России в области безопасности
Западу следует активнее работать над своей политической стратегии отношений с Россией.
«И если мы это сделаем, то увидим, что Россия, конечно же, имеет собственные интересы в сфере безопасности и, в свою очередь, опасается, что если Украина, Грузия и отчасти ее окружение в области политики безопасности ориентируются на Запад, то возникнет угроза для ее собственной безопасности. Это отчасти рациональный аспект поведения России. Кроме того, есть также множество иррациональных аспектов, связанных, в частности, с тем, что у России есть также масса внутриполитических проблем — я не ставлю все это под сомнение. Но эту рациональную часть рисков, на которые идет Россия, мы должны учитывать».
Но это все — вопросы будущего. А сейчас Россия не демонстрирует готовности к переговорам. Разрыв договора РСМД — тяжелый удар по системе контроля над вооружениями в Европе. Но российские ракеты средней дальности наземного можно частично компенсировать за счет американских ракет воздушного базирования, способных нести ядерные боеголовки. Однако еще более важной задачей является укрепление традиционных сил сдерживания НАТО. Они способствовали бы поддержанию стабильности.
Но для этого необходимо более активное участие Германии в этих усилиях. Так что дискуссия по поводу увеличения военных расходов до 2% от ВВП на поддержание обороноспособности НАТО, по всей вероятности, еще продолжится.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

121

Похожие новости
23 августа 2019, 20:40
22 августа 2019, 02:40
20 августа 2019, 17:20
21 августа 2019, 18:20
23 августа 2019, 04:00
21 августа 2019, 01:40

Новости партнеров