Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Дорожные воины

Холодная война российских и американских военных патрулей приблизилась к точке кипения. Фото со страницы Telegram-канала «Военный осведомитель»
Столкновения российских и американских военных патрулей в Сирии, по мнению некоторых экспертов, вполне могут когда-то перейти в более острую стадию. Но от прогнозов, что это может вылиться в полномасштабные боевые действия, воздерживаются практически все специалисты. Пока говорят лишь о возможных вариантах поведения при данных обстоятельствах и с осторожностью и оговорками заявляют о сложившемся в Сирии некотором паритете трех сил. Это поддерживающие Дамаск Москва и Тегеран (чьи интересы, мягко говоря, не совпадают), коалиция, возглавляемая США и Турцией. Стоит отметить, что военное присутствие Анкары и Вашингтона в соответствии с международным правом должно быть определено как интервенция, но ООН такой оценки ему не дает. А сами Турция и США объясняют размещение своих военных сил в Сирии непризнанием легитимности правительства Башара Асада.
Минобороны РФ, указывая на явно недружественные действия американской стороны, все же старается сглаживать конфликтные ситуации, периодически возникающие из-за присутствия войск США (и Турции) на территории Сирии. Дамаск, в свою очередь, выражает готовность действовать более решительно, такой же точки зрения придерживается и Тегеран. Москва при этом дает скромную оценку их возможностям и в значительной мере сдерживает пыл союзников.
МЕСТО НЕДРУЖЕСТВЕННЫХ ВСТРЕЧ
Столкновения российских и американских военных патрулей в Сирии происходят на границах зон контроля американских и российских военных. США в свое время признали нецелесообразным удерживать за собой приграничную с Турцией территорию по линии Тель-Халяв-Камышлы, намеренно пошли на невыполнение своих обязательств перед курдами и отступили на юг и юго-восток в нефтеносную область Рамейлян. Дамаск и Москва получили доступ к важному в оперативном отношении району и вышли на линию Камышлы-Хасака. Правда, любые попытки продвижения российских мобильных войсковых нарядов восточнее вышеуказанной линии жестко пресекаются американскими военными патрулями. И наоборот.
Своеобразным рубежом или местом недружественной встречи стал перекресток автострады М4 и дороги № 716 в районе города Тель-Тамр. Кстати, в этом населенном пункте обосновались войска Сирийской арабской армии (САА), чьи блокпосты и выступают в качестве барьеров на пути американских военных, когда те пытаются продвигаться в западном направлении. Многочисленные столкновения мобильных групп носят так называемый холодный характер. Правда, были случаи, когда военные США открывали огонь, но не по россиянам или бойцам САА. Самый известный инцидент с перестрелкой возник между американцами и местными ополченцами-курдами (не входящими в состав Сирийских демократических сил, союзников США).
Источник, близкий к Минобороны РФ, сообщил «НВО», что между российским и американским силовыми ведомствами уже на протяжении долгого времени действуют договоренности о разделении зон контроля. Определены рубежи, за пределами которых действуют сухопутные силы и авиация только одной из сторон. Все конфликтные ситуации решаются путем переговоров по заранее установленным каналам связи. Москва намеренно уходит от решения этой проблемы военными средствами и переводит все контакты в Сирии с американцами в политическую плоскость. Но при этом Россия время от времени проводит демонстрацию силы. Для чего используются находящиеся в стране мощная авиационная группа ВКС РФ и средиземноморское корабельное соединение ВМФ РФ.
Москва заметно усилила свое военное присутствие на северо-востоке Сирии. Российская войсковая группировка обосновалась на территории аэропорта города Камышлы, куда были переброшены дополнительные сухопутные подразделения и средства ПВО/ПРО, включая дивизион зенитного ракетного комплекса (ЗРК) С-400 «Триумф». Несмотря на создание россиянами мощного узла противовоздушной обороны в регионе, американская сторона время от времени направляет сюда свои ударные самолеты и вертолеты, которые, впрочем, не залетают слишком далеко на запад и не пересекают границы зоны, находящейся под контролем США.
ЮГОСЛАВСКИЙ ПРИМЕР
Среди экспертов широко распространено мнение, что американские военные в отношении россиян ведут себя просто хамски. В связи с этим обсуждается вопрос о возможности действовать решительно в случаях, если американцы блокируют продвижение российских военных патрулей в провинции Хасака. В качестве примера подобных действий приводится знаменитый бросок на Приштину, с успехом проведенный российскими войсками в июне 1999 года. Тогда целью был аэродром Слатина, расположенный в 35 км от Приштины, имевший важное значение, потому что его взлетно-посадочная полоса могла принимать тяжелые самолеты.
Вся операция была разбита на ряд этапов. Сначала отряд, состоящий из 18 российских военных (спецназовцев), возглавляемый Юнус-Беком Евкуровым (в то время у него было звание майор), за ночь совершил 600-километровый стремительный марш из населенного пункта Углевик (Босния и Герцеговина) в район города Приштина (Косово). Спецназовцам ставилась задача обозначить российское присутствие в указанном пункте. Вслед за этой группой выдвинулся неполный батальон ВДВ под командованием Сергея Павлова. Это подразделение должно было занять и удерживать до подхода главных сил вышеуказанный аэропорт, чтобы не допустить размещения на нем войск НАТО. К 7 утра 12 июня российские десантники захватили аэродром и заняли круговую оборону, полностью заменив сербов (последние отступили в пределы Республики Сербской). Уже днем к Слатине подошли британцы и предприняли несколько неудачных попыток войти на территорию аэродрома. Затем, после продолжительных переговоров между РФ и США, несколькими рейсами военно-транспортной авиации сюда же были переброшены из России сводные группы частей ВДВ. Основные силы прибыли морским путем в Македонию, а затем совершили марш в Косово.
Конечно же, этот пример дается только как образчик готовности российских военных идти ва-банк и нерешительности натовцев. Впрочем, Западу идти на кровопролитие в том случае действительно не стоило. Россияне тогда с риском для себя позволили сербским военным отступить из Косовской Краины без боя, чем, кстати, оказали добрую услугу НАТО, поскольку сербы были полны решимости оборонять аэропорт. Соотнести те события с нынешним положением в Сирии и действовать аналогично не представляется возможным. Дело в том, что нельзя даже сравнивать плачевное состояние армии РФ в 1999 году с тем, насколько боеспособна она сейчас. К тому же в 1999 году формально РФ выступала как союзник НАТО, а ныне в Сирии Россия и Америка лишь сохраняют холодный нейтралитет.
Оценивая недружественные действия американцев в отношении российских военных в Сирии, все же стоит исходить из того, что, к счастью, огонь на поражение ни при каких обстоятельствах не открывался. За исключением событий, произошедших под Хашамом (провинция Дейр Эз-Зор) в ночь на 8 февраля 2018 года. Впрочем, Минобороны РФ отрицает свое участие в том бою, поэтому рассматривать данное событие нет смысла. Еще сложнее определиться с оценкой двух американских ракетных ударов по сирийским военным объектам под надуманным предлогом (поскольку применение Дамаском отравляющих веществ против оппозиции так и не было доказано). Казалось бы, атакован союзник Москвы и та просто обязана вступить в вооруженное противостояние с агрессором. Но Россия ограничилась лишь протестами по дипломатической линии.
ИРАН–ИЗРАИЛЬ
Странности этой войны не заканчиваются косвенным противостоянием Москвы и Вашингтона. Небольшое по площади и населению государство Израиль доставляет Кремлю куда больше беспокойства. Апофеозом активности ВВС израильской армии в Сирии стала гибель российского самолета разведки Ил-20 и всех, кто находился на его борту. Формально ЦАХАЛ здесь ни при чем, поскольку сбили этот борт силы ПВО Сирийской арабской армии. Но фактически Ил-20 ВКС РФ попал под дружественный зенитный огонь из-за налета израильской ударной авиации на сирийские военные объекты, расположенные вблизи авиабазы Хмеймим, где с осени 2015 года располагаются структуры российских ВКС.
Как до этого события, так и после него израильская авиация наносила и продолжает наносить воздушные удары по различным пунктам дислокации иранских военных и проиранской милиции из различных шиитских группировок. В первую очередь под огнем оказываются объекты военизированной организации «Хезболла», несут потери и сирийские правительственные силы. Кстати, последние намеренно стали располагаться вблизи пунктов дислокации российских войск, чтобы хоть как-то обезопасить себя от действий израильской боевой авиации. В отношениях между Москвой и Тель-Авивом заметную роль играют договоренности о пределах применения силы последним на территории Сирии. Но Израиль неоднократно нарушал вышеуказанные соглашения, а Москва ограничивалась только вербальными протестами.
При этом мотивация действий еврейского государства предельно ясна. Союзник России в сирийской войне Иран стремится во чтобы то ни стало выстроить для себя шиитский коридор к Средиземному морю. Об этом уже не раз заявлял «НВО» эксперт, израильский политолог доктор Зеев Ханин. Выход на вожделенное побережье может быть проложен через территории Ирака (с преимущественно шиитским населением) и Сирии (с преимущественно суннитским населением). Багдад является естественным союзником Ирана в силу известных обстоятельств. А вот за Сирию приходится бороться. Здесь сложился симбиоз иранских, проиранских сил и Башара Асада. Вместе с тем Тегеран позиционирует себя как ликвидатора еврейского государства. Это звучит в речах иранских лидеров и воплощается на практике. Израиль рассматривает борьбу с нынешней властью в Тегеране как экзистенциальную задачу. Москве приходится не препятствовать действиям ЦАХАЛ против иранских и проиранских сил, поскольку Израиль в данном вопросе не согласен на компромисс и пойдет до конца, если Москва вольно или невольно в военном отношении поддержит Иран в его планах, направленных на уничтожение еврейского государства.
СОЮЗНИЧЕСТВО С АНКАРОЙ
Недружественные акции американских военных, пожалуй, меркнут на фоне «союзнического» поведения Турции. Отношения Анкары и Москвы простыми назвать вряд ли возможно. В ходе сирийской кампании они менялись от откровенно враждебных до показательно дружеских. Но даже после того, как турецким истребителем был сбит российский фронтовой бомбардировщик Су-24, Москва не пошла на силовые действия против Анкары. Но и теперь, когда построен газопровод «Турецкий поток», концерн «Росатом» возводит АЭС в Турции и Анкара закупила ЗРК С-400, назвать отношения между сторонами безоблачными язык не поворачивается. Вывод таков – в сирийском вопросе Анкара будет неуклонно защищать свои интересы. Причем жесткость в данном случае проявляется не только в отношениях с Москвой, но и в контактах с всесильным Вашингтоном. Впрочем, во всесилии последнего уже сомневаются и самые верные друзья Америки.
Турецкая армия постепенно довела число своих опорных пунктов в Идлибской зоне деэскалации до 56 и, похоже, останавливаться на достигнутом не собирается. Сообщения о переброске Анкарой войск на юго-западный и южный участки фронта в провинции Идлиб идут сплошным потоком. Напомню, эксперты указывают, что Турция не планирует вступления в полномасштабную войну. Но как тогда объяснить непрекращающуюся переброску турецких военных колонн на территорию Сирии? Кстати, Россия также не прекращает доставку вооружений, техники и боеприпасов в эту арабскую республику. О намерениях и действиях Ирана пока остается только догадываться, сам Тегеран не делится ни с кем своими планами о размещении и перегруппировке сил и средств на этом театре военных действий (ТВД). Свет на положение дел могла бы пролить израильская военная разведка, но и она предпочитает хранить молчание. Открыто об активности иранцев свидетельствуют лишь частые воздушные удары по их объектам израильских ВВС.
Анкара предпринимает силовые действия и против союзников США – курдской милиции, против союзников России – Сирийской арабской армии и шиитской милиции, но ни Москва, ни Вашингтон по политическим соображениям не предпринимают никаких жестких силовых решений в отношении Турции и ее войск. Анкара сумела заставить своего союзника по НАТО – США вывести войска из северных приграничных районов Сирии и бросить местное курдское население на произвол судьбы. Время от времени появляются сообщения о конфликтах между турецкими и американскими военными, которые происходят при попытках турок атаковать позиции или блокпосты Сирийских демократических сил. Судя по всему, в данном регионе завязался невиданный ранее узел противоречий и интересов геополитических игроков. В сирийской кампании военачальники вынуждены отдавать приоритет не военной, а политической целесообразности. Здесь присутствуют все признаки асимметричной войны, описанной в работах доктора военных наук Василия Чваркова во всей их совокупности и многообразии.
Примечательно, что робкие заявления о необходимости приостановить все боевые действия на время пандемии коронавируса не находят понимания ни у одной из сторон. Впрочем, в значительной мере военное положение может помочь обеспечению карантинных мероприятий. Для Сирии развитие эпидемической обстановки в сторону ухудшения несет особую опасность. Скученность людей в лагерях беженцев и на боевых позициях являются серьезными факторами риска.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

304

Похожие новости
26 сентября 2020, 15:40
26 сентября 2020, 19:20
26 сентября 2020, 13:40
27 сентября 2020, 10:40
26 сентября 2020, 19:20
26 сентября 2020, 19:20

Новости партнеров