Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Для флота были не только деньги. Промышленные возможности - тоже

Сравнивая то, каким наш флот мог бы быть, если бы потраченные на него деньги были бы израсходованы с умом (см.«Деньги на флот были. Их даже потратили») поневоле приходится касаться такого вопроса, как возможности промышленности. Смежников, изготовляющих подсистемы для кораблей – оружие, РЛС, гидроакустические комплексы, двигатели и так далее. Не секрет, что сама верфь или судостроительный завод производит в основном корпус. За его наполнение отвечают другие предприятия, субподрядчики.


Корвет 20380 мог бы стать основным кораблём ближней морской зоны. Теперь не станет



И вот тут любители защищать то, во что превратился ВМФ, начинают свою любимую песню: «Промышленность не справлялась. Мы просто не можем строить нормальные корабли, приходится строить разного рода патрульные и малые ракетные, иначе вообще ничего не будет строиться! Надо насыщать флот хотя бы этим!» Этот миф в последнее время кочует по сети, потихоньку приобретая новых сторонников, заводящих песенку о том, что или строить канонерки по 800 тонн, или ничего. Промышленность не может.


На самом деле это неправда. Аналогично тому, что якобы не было денег (а по факту они были и их потратили на разного рода эксперименты типа «патрульных» кораблей, недофрегата проекта 20386 и тому подобного – по ссылке разобрано), промышленность тоже вполне себе «могла». И более того – сделала. Сделала оружие, радиолокационные станции, пусковые установки ракет… двигатели тоже, да. Ещё раз – это всё не просто могло быть произведено, это реально было произведено. Но на выходе получилось что получилось.

Давайте разберёмся с тем, что наша промышленность якобы не могла произвести.

Сразу оговоримся – необходимость иметь фрегаты проектов 11356 и 22350 сомнению не подвергается, рассматриваем ситуацию с кораблями ближней морской зоны. Также наверное стоит признать осмысленной постройку малых артиллерийских кораблей проекта 21630 для Каспийской флотилии, и «Татарстана» с «Дагестаном» для неё же. И тоже не подвергать сомнению то, что эти корабли должны были появиться на свет, и примерно такими, какими появились. Поэтому «трогать» их не будем.

Проревизируем теперь всё остальное.

Оружие и вооружение


Начнём с оружия.

Сначала – артиллерия. Итак, с начала 2000-х годов на сегодняшний день построено или находится в достройке:
— корветов 20380 – 8 единиц (6 построено, ещё 2 в завершающей стадии перед спуском на воду, и ещё 2 оставшихся в постройке в расчёт не берём, к ним ещё многое просто не произведено);
— корветов 20385 – 2 единицы;
— МРК проекта 21631 – 10 единиц (7 построено, ещё 3 будут сданы до конца 2020 года, остальную серию в расчёт не берём);
— МРК проекта 22800 – 5 единиц (ориентировочно, 1 построен и сдан, 1 на испытаниях, 1 в достройке на плаву, 1 спущен на воду, возможно ещё 1 корабль скоро можно будет спустить на воду, остальные в расчёт не берём);
— ПК проекта 22160 – 4 единицы (2 в строю, 1 спущен на воду, 1 будет спущен в этом году, остальные в расчёт не берём).

Что можно сказать об их артиллерии? А то, что на упомянутые корабли установлено или совсем скоро будет установлено:
— 100-мм орудий – 20 единиц;
— 76-мм орудий – 9 единиц.


Всего 29 полноценных корабельных пушки. Много это или мало? Это на одну пушку больше, чем имеют основные боевые корабли (эсминцы, фрегаты, корветы и патрульные корабли) ВМС Италии. Это много.

И это именно то, что дала промышленность, причём не особо напрягаясь в части количества (хотя с гигантскими проблемами по части качества 100 миллиметровки. Впрочем, они на сегодня решены).

Таким образом, мы обнаруживаем, что пушек нам хватало как раз на то, чтобы воспроизвести далеко не самый слабый флот, причём с запасом. Если к этому добавить возможность использования 76-мм орудий, которые ранее стояли на списываемых кораблях, и остались в хорошем состоянии (а примеров немало), то Италию могли бы и, что называется, «переплюнуть» совсем уж безоговорочно.

Но, может быть, промышленность не могла произвести ракетные установки? Ну опять смотрим на цифры.

Два корвета проекта 20385 и весь выводок упомянутых выше МРК это 15 вертикальных пусковых установок 3С-14П. На 8 крылатых ракет каждая. То есть это – эквивалент 15 корветов проекта 20385 по ракетному залпу. Стоит заметить, что никто и никогда не утверждал, что с производством этой ПУ есть какие-то проблемы. На ту же серию 21631 установки поступают в хорошем темпе, другое дело, что там упрощённый вариант УКСК, не способный применять ни ПЛУР, ни Ониксы, но это было бы решаемо, производись установки для какого-то другого проекта.

Реально, конечно, проблем с производством этих ПУ нет. Сколько надо, столько промышленность и сделает, однако оперируя уже произведёнными и установленными на корабли установками, мы имеем доказанный факт, что очень важно, дабы не дать защитникам существующего убогого порядка вещей доказывать, что по-другому не могло бы быть.

Пусть не могло, но вот они, 15 пусковых, оплаченные и изготовленные, пусть теперь кто-нибудь докажет, что и их тоже нельзя было сделать.

Ну и конечно – пусковые установки комплекса «Уран». Реально, они уж точно никаким дефицитом не являются, особенно если помнить, сколько их ставится на модернизируемые МРК, или поставляется на экспорт…

К корабельным ЗРК "Редут" это тоже вполне относится.

И попытки также точно оценить производство зенитных 30-мм автоматических пушек приведут в итоге к тому же – их не просто могли произвести в больших количествах, их в этих количествах произвели и ставили на огромное количество всяких разных кораблей – и не только российских.

В общем, констатируем – проблем с артиллерийскими орудиями и ракетными установками не было – их можно было производить в достаточных количествах, более того, они в этих количествах производились.

Но может быть проблема была в противолодочном оружии? И опять нет, ПУ СМ-588 для комплекса Пакет стабильно воспроизводится для корветов проекта 20380, 20385 и фрегатов проекта 22350. И, опять же, нет никаких свидетельств того, что промышленность испытывает трудности с производством как самой ПУ, так и системы управления.

Тут надо сделать оговорку – СМ-588 неоптимальна, как и размещение 324-мм торпед и антиторпед в ТПК с газогенератором, и нужно разработать нормальный торпедный аппарат с пневмопуском торпед (разъяснение — здесь). Тем не менее, констатировать возможность получения хотя бы СМ-588 в нужных количествах мы вполне можем.

Что там дальше? Может быть ГАКи и РЛС?

Нигде и не разу ни один из причастных к производству специалистов никогда не заявлял, что есть задержки по гидроакустическим комплексам. На построенных корветах проектов 20380 и 20385 имеются как бульбовая, так и буксируемая ГАС. Всего в упомянутом списке их 10 единиц, но стоит всё же помнить, что предела производственных возможностей по гидроакустике наша промышленность толком и не достигала ни разу в постсоветское время. Нет никаких свидетельств об этом.

Аналогичная ситуация с РЛС. Так, МРК проекта 22800 имеют комплекс «Минерал-М», предназначенный для обнаружения надводных целей, а первые два корабля оснащены РЛС «Позитив-МК», способной обнаруживать воздушные цели. Нельзя сказать, чтобы это был самый современный радиолокационный комплекс, но его также определённо невозможно назвать плохим. Скажем так – для массового корабля БМЗ он вполне достаточен. Параллельно с установкой РЛС «Позитив-МК» на «Каракурты» ещё 4 комплекта уже смонтированы или монтируются на 4-х упомянутых патрульных кораблях проекта 22160. Более того – программа производства этих кораблей красноречиво говорит о том, что проблем с комплектующими для них нет – строятся они очень быстро для России. Конкретно упомянутые шесть «Позитивов-МК» были произведены или заканчивают производиться в период с начала 2014 года по настоящее время – больше комплекта в год. И, с учётом того, что 22160 продолжают строиться, РЛС тоже будут производиться. Значит мощности есть.

Но ими одними дело не ограничивается. Россия строила немало боевых кораблей с начала 2000-х годов – тут и достройка 11661 «Татарстан», и «Дагестан» с его УКСК, и экспортные корабли для Вьетнама, и так далее. Естественно, что для всех этих кораблей производились и РЛС — «Фуркэ» для корветов 20380 и РЛС «Пума» для них же, различные навигационные и артиллерийские РЛС для кораблей прочих классов, старые «Позитивы» для 21631 и 11661 и т.д.

Таким образом, стоит констатировать, что и с РЛС проблем не было – реально не было, их делали, а значит и для несколько других кораблей наделали бы тоже.

Чего же тогда нашей промышленности не хватает и не хватало для строительства полноценных многофукциональных кораблей? Может быть стали? Да нет, это совсем уже край, сталь у нас в стране пока есть. На крайний случай, китайцы могут продать. Так что же она не может произвести?

Может, это трубы? Кабель? Краска? Радиостанции? Сантехника? Лампочки? Приборы отображения информации какие-нибудь? Мебель? Прожекторы?

Нет.

На самом деле реальные проблемы у нас были только с производством главных энергетических установок – корабельных двигателей и редукторов. Но и здесь апологетам мнения «не можем строить ничего хорошего, надо строить что-нибудь плохое» придётся пододвинуться.

Вопрос двигателей


Стоит сразу же оговорить вот что. Мы имеем проблемы с ГЭУ, но они начались только в 2014, после событий на Украине. До этого и украинские турбины с редукторами, были доступны, и немецкие дизеля MTU без проблем ввозились в страну и вставали на МРК проекта 21631. А из этого следует вывод номер один – при наличии осознанной кораблестроительной политики, без метаний и шараханий из стороны в сторону, возможности получать турбины с редукторами и дизельные агрегаты были ограничены только возможностями промышленности Украины и Германии по их производству, и возможностями МО по их покупке. МО, к слову, успело купить двадцать дизелей MTU 16V4000M90 и установить их на пять ракетных канонерок «Буян-М».

Могли бы и для более серьёзных кораблей купить более серьёзные двигатели, если бы заранее подсуетились и их было бы куда поставить их году этак в 2011-м. Но не подсуетились и не было.

Вопрос того, на что их покупать был разобран в статье, ссылка на которую дана выше, и, с учётом того, что вливания денег в кораблестроение начались в 2009-м году, у наших корабелов было без малого пять лет, чтобы затовариться необходимым количеством ЛЮБЫХ иностранных двигателей. Стоит заметить, что в МО о будущем финансировании знали заранее – не бывает такого, чтобы в конце 2008-го ты бы не планировал бюджет на 2009-й. А деньги пошли в 2009-м.

Конечно, потом начались бы проблемы с проектами, которые были под эти двигатели сделаны, но они, во-первых, и так начались, а во-вторых, давайте также признаем то, что активное импортозамещение украинской техники для ВС РФ началось задолго до Майдана. Кое-кому определенно стоило бы, например, не только турбины импортозамещать, но и редукторы. И деньги Минпромторга не на сомнительные проекты типа супермотора «Пульсар», который в итоге так и «не взлетел», пускать, а на что-то более приземлённое.


Хороший мог бы быть мотор, но не судьба. Профинансированный государством дизель М150 "Пульсар" от "Звезды". Проект "не пошёл", а деньги освоены


Тем не менее, даже с учётом всех проблем с импортом у России был ещё один вариант, и он даже был использован. Речь идёт о коломенских дизелях 49-го семейства. Тех самых, которые двигают почти всё, что у нас строят – и фрегаты 22350 на экономическом ходу, и корветы 20380 и 20385, и БДК «Иван Грен», и патрульники 22160 – много всего.

Главным образом нас интересует двигатель 16Д49 мощностью 6000 л.с. и собранные с ним агрегаты – ДДА12000 и ДРРА6000.

Первые применяются парами – два агрегата на корабль, или четыре дизеля и пара редукторов. Такие ГЭУ по 24000 л.с. стоят на корветах обоих проектов – 20380 и 20385.


Дизель-дизельный агрегат ДДА12000 (цифры означают мощность в л.с.)



А это их "спарка" — сердце корветов 20380 и 20385. "Двигать" фрегат такой ГЭУ тоже можно


Вторые применяются также парами для постройки двухвальной ГЭУ с двумя агрегатами и общей мощностью 12000 л.с., снимаемой с двух двигателей. Такие установки серийно (и очень быстро, кстати) производятся для кораблей проекта 22160.

Какого примерно типа корабли можно было бы построить на такой энергетике?


Простой ДРРА6000. Пара таких — уже нормальная ГЭУ.


Ну, например, посмотрим на китайцев. Фрегаты проекта 054 и его модификаций оснащены дизельной ГЭУ на базе четырёх дизелей SEMT Pielstik, общей мощностью 25300 л.с.

При этом фрегаты имеют водоизмещение 3900 тонн, ЗРК, вертолёт, противолодочное оружие, и являют собой пример вполне удачного, массового корабля дальней морской зоны – достаточно мореходного, чтобы отправить его куда угодно.


Фрегат пр.054


Наши агрегаты ДДА12000, установленные парой, в сумме дают 24000 л.с. – сравнимый показатель. Если добавить к этому магию Крыловского государственного научного центра, вполне способного «отыграть» обводами недостаток мощности, то выходит, что и мы на «Коломнах» можем строить подобные корабли – с нашим оружием, конечно, которое, в основном (уже не всё, а в основном, увы) лучше китайского, как и РЭВ, и РТВ.

Если посмотреть на параметры «Пилстиков», установленных на китайцах, то они близки к нашим.

PIELSTICK 16 PA6 V – 280:
Мощность – 5184 кВт
Масса – 30,5 тонн

16Д49:
Мощность – 4412 кВт
Масса – 26 тонн
Размеры у нашего чуть поменьше.

Сколько таких ГЭУ промышленность дала на флот и готовится дать вот прямо сейчас? Правильно – те самые 10 комплектов, и до 2022 года – ещё два, мы эти два корабля не стали учитывать ни в случае с пушками, ни в случае с ракетами, но вообще говоря они скоро будут.

А как же корветы тогда? Ну опять глянем на китайцев – проект 056.


Корвет проекта 056.


Нельзя сказать, что это сильно удачный корабль, и, прямо скажем, для нашего флота это будет как говорят англичане «даунгрейд» — шаг назад. Но с другой стороны, если бы ещё тогда, в конце 90-х мы бы приняли похожие с китайцами решения, то сейчас у нас вполне могло бы быть определённое количество неплохих дизельных фрегатов, возможно та же десятка, причём все они несли бы «Калибры» на борту, и дизельных же малых корветов с 2ДРРА6000, видимо с УКСК, видимо достаточно компактных, чтобы их строили где угодно – и на Амуре, и в Зеленодольске – хоть где. И они тоже имели бы «Калибры» на борту. Вот только в отличие от реально построенных МРК они ещё и с подлодками могли бы бороться, да и выполнять задачи в ДМЗ на фрегате куда как сподручнее, хотя говоря по правде, корветы 20380 их тоже выполняют.

При этом та скорость, с которой сдаются корабли проекта 22160 однозначно говорит о том, что особых проблем с получением агрегатов ДРРА6000 нет, и если надо, то они могут быть поставлены в существенных количествах. Главное, не пытаться двигать ими огромные баржи по 1900 тонн с уродливыми обводами, а применять на соответствующих корпусах.

Ещё раз – всё это не призыв всё бросить и копировать китайскую связку 056+054 (хотя это было бы не так уж плохо), это пример того, насколько мы недооцениваем себя.

Стоит заметить, что главной проблемой на пути производства дизель-дизельных агрегатов является не то, как «Коломенский завод» сдаёт двигатели, а то, с какой скоростью из двух двигателей и одного редуктора (производимого в Санкт-Петербурге на ООО «Звезда-редуктор») комплектуют готовый двухдвигательный ДДА12000. Ориентировочно сейчас без аврала это один агрегат в год. Соответственно, комплект для корвета 20380/20385 или гипотетического фрегата за два.

Это примерно соответствует тому, сколько корветов проектов 20380 и 20385 получило и получит свои ГЭУ с примерно 2012 по 2020 годы. Примерно, потому что на 1-2 комплекта всё же можно было «ускориться», ну да ладно.

В чём причина такой низкой производительности? Во-первых, «Звезда-редуктор» медленно делает редукторы. Во-вторых, дизель-дизельный агрегат – сложная машина и её окончательная сборка и испытания проводятся на специальном стенде. Такой стенд один.

Зададим вопрос – а если бы тогда, когда стало понятно, что финансирование появилось, вместо проекта «Пульсар» деньги были бы направлены, например, на второй стенд? Или вместо одного из МРК проекта 21631? В этом случае «бутылочное горлышко» редукторостроения расширилось бы до количества редукторов, которые «Звезда-редуктор» может произвести.

Допустим, разными методами удалось бы добиться (при наличии второго стенда) ещё по одному редуктору в два года. Это не к Олимпиаде в Сочи готовиться, если бы государство поставило перед собой такую цель, то оно бы её добилось, даже при том, что изготовитель частная компания.

Тогда с 2009 по настоящее время удалось бы получить ещё 5 редукторов к настоящему моменту, а к концу 2021 года – 6, что дало бы к исходу 2020 года три дополнительных ГЭУ из пары ДДА12000 каждая.

Это три дополнительных корвета 20380 или 20385.

А если бы удалось «выжать» из «Звезды редуктор» не один дополнительный редуктор в два года, а два дополнительных в три?

Тогда к 2022 году ещё плюс 8 редукторов. То есть уже четыре дополнительных корвета. Сейчас всего серия 20380 закончится на 10 единицах, и ещё двумя ограничится серия 20385. Всего 12 кораблей к 2022 году.

А было бы 16.

Пример с «русским 054», приведённый выше не совсем честный – мы не смогли бы заказать корабль, который никогда не хотели, хотя это было бы лучше корветов.

А вот нечто среднее между 20380 и 20385 с конца 2000-х годов было вполне реально. Некий корабль с УКСК и УВП «Редута» на корме, как и у 20385, но с упрощённым РЭВ, аналогичным обычному 20380 или по РЛС ближе, например, к «Каракурту», был вполне реален. И эти дополнительные 4 корвета вполне могли бы быть такими.

Более того, после того как в реальной жизни серия 20380 будет закончена, в некой идеальной реальности эти корветы можно было бы закладывать и дальше.

И если бы оказалось (а это бы оказалось), что количество носителей «Калибров» нужно наращивать быстрее, то их бы можно было наращивать за счёт упрощённых корветов с 2ДРРА6000, «русских 056», унифицированных с 2038Х по оружию, с теми же коломенскими дизелями, но с двумя, а не четырьмя, в меньшем по размерам корпусе, без ангара, без огромного погреба для авиационных средств поражения…

Раз уж нас так зажало с редукторами, то вот это вот было вполне себе выходом, и намного лучшим, чем узкоспециализированные «Буяны-М» с неподходящими для военного корабля (даже такого!) китайскими дизелями, и чем «Каракурты», для которых вообще никаких двигателей нет, и которые теперь из-за этого будут строиться по пять-шесть лет.

Вот так выглядит реальность. У нас есть двигатели для кораблей побольше, а для мелочевки – нет. И взять их в обозримом будущем негде. Идея о том, что «надо настроить что сможем, а то вообще без кораблей останемся» — правильная. Вот только можем мы строить корабли классом от корвета и больше, а для всякой мелочи у нас НЕТ ДВИГАТЕЛЕЙ В НУЖНОМ КОЛИЧЕСТВЕ, И НЕ БУДЕТ МНОГО ЛЕТ, И ЭТО ПОЧТИ НЕ ИСПРАВИТЬ.

Так выглядит реальный мир. Не наоборот. С этой точки зрения продолжения закладок тех же МРК – чистой воды безумие. Без скидок. Зачем закладывать корабли, обречённые потом много лет ждать двигатели? Деньги некуда деть?

Почему всё так?


Возьмём, например, китайцев. Они твёрдо знают, зачем им флот – для силового обеспечения интересов Китая в Африке и других подобных местах во-первых, и для недопущения блокады Китая с моря во-вторых. При этом главным противником они видят морскую державу США. Отсюда и программа строительства авианосцев, кораблей УРО, создания экспедиционных десантных сил, но отсюда же и массовые корветы. Китайцы не только знают для чего им флот, они ещё и понимают, что он должен быть максимально большим, поэтому «рабочие лошадки» — те же 056 специально делаются примитивными, куда более простыми, чем Китай мог бы строить – зато их реально много.

Так как китайцы знают, чего они хотят, и представляют то, как им с их экономикой этого быстро достичь, то в их военном кораблестроении имеют место долгосрочные программы строительства однотипных боевых кораблей и длинные типизированные серии. Наш флот последнее словосочетание не признаёт, хотя дошло до того, то на необходимость сокращения типажа боевых кораблей начал намекать даже Минпромторг. Смешно, но вот так.

В отсутствии у общества, министерства обороны и ВМФ понимания того, «куда жить», механизм принятия решения касательно строительства военных кораблей начинает базироваться на волюнтаризме отдельных начальников, на их связях в промышленности и материальном интересе. Про эту Вашу скучную боеспособность никто и не вспоминает.

Пример


На Зеленодольском заводе скоро заканчиваются законтрактованные недоразумения проектов 21631 и 22160. Чем загружать завод? И вот руководство начинает искать — чего бы ещё построить. И находит поддержку в ВМФ, в лице контр-адмирала В.М. Тряпичникова, начальника управления кораблестроения ВМФ.

Начальник управления кораблестроения ВМФ РФ Владимир Тряпичников выразил надежду, что в 2024 году начнется строительство модернизированных кораблей проекта 21631.

По словам Тряпичникова, модернизированные корабли проекта 21631 получат увеличенный боекомплект.

www.tvzvezda.ru


Наверное, что-то с дизелями решат – может быть, увеличат корабль под 2ДРРА6000, от 22160, не на китайских же дизелях ходить, не «вывозят» они этот боевой корабль, да и Коломну надо подкармливать в условиях прекращения серии 20380, а раз будут «коломны», то будет увеличение корабля в размерах, тут и дополнительную ПУ на 8 «Калибров» можно добавить – тот самый увеличенный боекомплект. Есть куда. И все довольны. Зеленодольск получит деньги и работу, население получит возможность подбрасывать вверх чепчики в патриотическом угаре, глядя на новый чудо-корабль, у которого аж 16 «Калибров», все довольны, все радуются, сделано у нас. Контр-адмирал Тряпчников тоже порадуется вместе со всеми.

Опытные «военные эксперты» объяснят в прессе насколько гениален этот проект, не существующие боевые возможности суперканонерки будут заменены рассказываемыми гражданами друг другу на форумах сказками про всепобеждающие ракеты, способные потопить американский авианосец за тысячи километров…

…и так до первой старой иностранной подлодки, экипаж которой получит приказ со словом «уничтожить» и напутствие своего командования со словом «топить».

Так это у нас работает.

Нет целеполагания – нет флота. Ни с какой промышленностью и ни с каким финансированием. Пусть небольшие, но деньги на нормальный сбалансированный флот у нас были. И пусть скромные, но технологические возможности для его постройки у нас были и есть тоже. Утверждения, обратные этому, – неправда.
Александр Тимохин

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

203

Похожие новости
22 июля 2019, 02:00
19 июля 2019, 14:40
20 июля 2019, 20:20
21 июля 2019, 06:40
19 июля 2019, 19:40
19 июля 2019, 06:00

Новости партнеров