Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Деньги как инструмент гибридной войны. Рубль, привязанный к доллару


2. Всюду деньги, деньги, деньги… и ностальгия по золоту!




Продолжим анализ Вашингтонского консенсуса, прозванного десятью заповедями экономических убийц.

В первой части мы показали, что уже в первых возьми заповедях было спрятано мощное оружие экономической, идеологической, информационной и психологической войны. Для начала выдвигалось требование отстранения государственной власти от регулирования экономики. Далее формулировались требования к кредитно-денежной и инвестиционной политике, основанные на полуправде для захвата развивающихся стран колонизаторами. Как показывает исторический опыт, колонизаторы далеко не всегда прибегают к вооруженным силам для извлечения нужных им богатств чужих народов. Для этого они сначала добиваются создания устраивающей их системы власти, что и было показано в первой части нашего материала. Далее входит в дело основной инструмент «гибридной войны» — деньги.


В нашем сознании распространена денежная иллюзия – представление о том, что с помощью денег можно решить все проблемы. Правда, умные говорят, что, если проблему можно решить с помощью денег, это не проблема. Но что на самом деле представляют собой сегодняшние деньги? У большинства людей и даже у правительства РФ в «национальных проектах» они выступают как нечто реально-материальное, нечто такое, что можно на них что-то создать, обменять, сберегать, использовать. Однако сие представляется большим, а часто и дорогостоящим заблуждением

На самом деле современные деньги существуют только в двух видах. Первый — запись некой цифры в банке на счете, который открыт на ваше имя. В балансе банка он представлен как долг банка перед вами. Но это странный долг — банк вам его может отдать только двумя способами. Первый: если вы сами с кем-нибудь договоритесь о том, что в обмен за предоставленный товар или услугу ваш партнер согласится получить «оплату» в виде записи на его счете в его банке. Банки тут ничего не гарантируют и никому ничего не дают. Просто они уменьшат цифру долга перед вами на вашем счете и увеличат на эту величину сумму банковского долга перед вашим партнером.

Однако на этом история не заканчивается. Если вы не попросите у банка вернуть его долг перед вами, то он на эту сумму предоставит кредит другому клиенту, но уже от своего имени. Этот кредит — долг клиента перед банком. Но банк предоставит этот кредит в обычном виде — как долг банка. Получается так: банк должен вам плюс он еще должен другому клиенту те же деньги, что вы ему дали в долг. Называется это по-научному: денежный мультипликатор, для начала просто удвоение денежной массы.

Хорошую игру придумали банкиры. Денег нет — иди в банк. Если тебе дадут кредит, то появятся деньги. Если не дадут кредит, то и денег не будет. Если не устраивает безналичный платеж, то ваш банк выдаст тебе в счет погашения своего долга долговую расписку Центрального банка, которая называется банкнотой или банковским билетом. Дальнейшее использование этой банкноты — твое личное дело. Центральный банк за эту бумагу тебе ничем не обязан. Деньги не печатают, печатают банкноты фабрики Госзнака, а деньгами эта типографская продукция станет тогда, когда банк будет долг отдавать.

Потому естественный вопрос: а в чем тогда смысл того, что мы называем деньгами? Смысл есть, но уж очень простой. Денежная единица есть просто способ измерения товаров и услуг единой экономической мерой — просто способ экономического измерения. Так устроен человек, Homo sapiens: мы не только думаем, но и можем сохранять информацию устной, письменной речью и счетом. В 1960 году Генеральная конференция по мерам и весам (ГКМВ) приняла стандарт, который получил название Международной системы единиц (Le Système International d’Unités), также известной как СИ (SI). Основными единицами в этой системе стали метр, килограмм, секунда, ампер, градус Кельвина и кандела. Чтобы дойти до таких измерителей, понадобились тысячелетия, да и то до сих пор в разных странах применяются другие, традиционные способы измерения.

Возникает естественный вопрос: зачем тогда в экономике придумывать еще какой-то особый способ измерения? Ведь товары и услуги легко измеряются своими особыми мерами. Зачем же еще их переводить в какую-то еще меру, называемую ценой товара или услуги? Очевидно, что такая необходимость может возникнуть при определенных условиях перехода товара из рук в руки. Как показывают этнографы и антропологи, при первобытном обмене товаров такой необходимости не возникало. Всегда существовал определенный ритуал обмена. Да и в нашей стране в 90-е годы мы широко использовали бартер, обходясь зачастую без посредничества денег.

Как показывает опыт истории, что-то похожее на деньги появляется с появлением налоговой системы, когда государственная власть требует от безграмотного или полуграмотного населения средств на содержание правителя и его слуг. Да и то сначала натурой, а уж потом обезличенным требованием.

Поэтому понятно, что это требование развивалось тысячелетиями, выражаясь в самых разных формах. В экономике крайне трудно найти такой измеритель, который бы всех устраивал. Множество товаров и услуг трудно свести к одной мере. Гипотезы о некоем их свойстве под названием стоимость или ценность вызывают постоянные споры. Попытки же счета неведомого пока не получаются, даже когда речь идет о простых затратах труда. В результате в зависимости от исторических особенностей разные государства стали придумывать разные способы создать даже для безграмотных подданных символ для определения той дани, которая от них требовала власть. Потому в разные времена разные народы считали, как получится. Можем на пальцах, можем ракушками, можем кленовыми палочками, можем по весу металла. А можем просто условными знаками на бумаге или на электронном носителе. И назвать можем всяко: хоть деньги, хоть money, хоть бабло, хоть капуста. Только Homo sapiens теряет разум, если он не видит разницы между реальной ценностью и ее условным измерением.

На сегодня деньги представляют собой один из видов государственных ценных бумаг в бумажном или электронном виде. По закону вы можете их использовать для оплаты товаров, работ, имущества любого вида. Этим они отличаются от так называемых криптовалют, за которыми не стоят закон и государство. Этим они отличаются и от других видов ценных бумаг, которые удостоверяют право на конкретное имущество. Но сами по себе они не являются реальной материальной ценностью. Потому государство может только объявить национальную денежную единицу, но оно не может определить, что можно приобрести за нее.

Тем не менее, почти всегда денежная единица «привязана» к цене какого-то товара. Так, после войны доллар был привязан к золоту по курсу 35 долларов за одну тройскую унцию. Именно поэтому он получил тогда статус резервной валюты — валюты, которую все страны соглашались принимать в качестве средства платежа, оставляя золото в американском хранилище. Это позволило Штатам выпускать любое количество денег на мировые рынки в соответствии со своими пожеланиями. Был создан простой механизм появления долларов. Конгресс утверждает бюджет, в котором предусмотрена определенная сумма займа. Казначейство выпускает свои облигации и предлагает их приобретение всем желающим. Если не удается все разместить, то остаток приобретает ФРС, эмитируя необходимое количество своих обязательств, которые называются долларами. Такая виртуальная привязка к доллару была до 1971 года, когда президент США объявил об ее отмене в связи с т. н. революцией цен на нефть. После этого весь вопрос заключался только в степени доверия к доллару и вооруженным силам и спецслужбам США.

В СССР дважды в ходе денежных реформ после восстановления народного хозяйства, разрушенного войнами, денежная единица привязывалась к золоту. Это было вполне естественно для золотодобывающей страны. Последний раз золотое содержание рубля было установлено Сталиным в 1950 году. Перед этим, с 1937 года, он был привязан к доллару. СССР участвовал в конференции, на которой было принято решение о долларе как резервной валюте. Но в связи со смертью Рузвельта и последующей антисоветской направленности руководства бывших союзников пришлось отказаться от ратификации соглашения. В связи с формированием блока дружественных государств Сталин и принял решение о золотом паритете рубля в расчете на статус резервной валюты, альтернативной доллару. К сожалению, Хрущев одним из своих антисоветских решений отказался от привязки рубля к золоту. Во взаимоотношениях стран соцлагеря был принят условный «переводной рубль». Раз в пять лет наш Минфин объявлял курс «переводного рубля», равный одному советскому рублю, а другие страны объявляли выгодный для своих стран курс, и потому происходила постоянная перекачка нашего национального богатства бывшим «соцстранам», как и внутри страны от РСФСР другим союзным республикам. Закончился «эксперимент» Хрущева над советской экономикой тем, что он ухнул весь золотой запас страны на покупку американского зерна.

Поэтому в 1965 году очень остро стоял вопрос о путях дальнейшего развития народного хозяйства СССР. Косыгин А.Н. поручил зампредседателя Госплана СССР Коробову А.В. представить предложения Госплана СССР по этим проблемам. В соответствии с этим был подготовлен приказ по Госплану №211 от 9.03.1965 г. о создании 8 групп по соответствующим проблемам и сводной группы под руководством директора НИЭИ Госплана А.Н. Ефимова. В конечном счете сводный доклад для руководства в приемной председателя Госплана готовили трое: Иванов Е.А. (сводный отдел Госплана), Матлин А.М.(отдел по внедрению экономико-математических методов в планирование народного хозяйства), Белоусов Р.А. (НИЭИ Госплана СССР). Доклад был одобрен на сентябрьском пленуме ЦК КПСС, и на этом дело закончилось. Основные идеи доклада были опубликованы в коллективном труде, изданном сразу после пленума: «Экономический маневр и методы хозяйствования».

Но маневр в экономике был тогдашней геронтократии не под силу. Все закончилось не работой по изменению пропорций экономики и экономического механизма, что требовало немалых усилий, а примитивными и простыми решениями. Согласились с предложениями харьковского профессора Либермана и запустили «хозрасчет», который привел к потере управляемости экономикой. Вместо целенаправленной работы по увеличению производства товаров и повышения уровня жизни населения стали использовать продажу нефти и полученные средства частично направлять на приобретение товаров для населения за счет импорта, в основном из соцстран. Тогда еще можно было сохранить социализм, но этот шанс был упущен. Страна была посажена на «нефтяную иглу» и развитие производства ради производства.

Переходя к нашему времени, следует отметить, что т.н. нефтяная игла является большим блефом. На самом деле наш рубль привязан не к цене нефти, а к американскому доллару, потому что цена нефти определяется в долларах, а нефть и газ являются основными источниками его получения.

Из-за привязки рубля к доллару Россия не имеет экономического суверенитета и вынуждена служить иностранному капиталу. Последний, ослабляя рубль, прибирает к рукам все большую часть нашего национального имущества. Помимо заниженного валютного курса, занижению стоимости наших предприятий, как было показано в первой части нашего материала, служит и завышенная процентная ставка. Стоимость акций колеблется в зависимости от ее доходности в сравнении с доходностью других способов вложения капитала. Поэтому если процент в России равен 6, а в США — 0,25%, то при равной доходности акции российского предприятия будут в 24 раза дешевле акций американского предприятия.

Исторический опыт подсказывает, что из положения полуколонии можно выйти с помощью двух приемов.

Первый: привязка курса рубля к золоту, но с ограниченным обменом рублей на золото для нерезидентов. Но для введения золотого содержания рубля мало иметь в наличии золото. Его и сейчас достаточно: на 1.1.2020 года на каждый рубль денежной массы в национальном определении в России приходилось 14 копеек золота. С учетом товарной массы этого вполне достаточно, чтобы иметь в стране твердую национальную валюту. Но этого не будет при нынешней организации денежного хозяйства в стране, при частной собственности на предприятия по добыче драгоценных металлов и отсутствии государственной монополии на их приобретение. Нужно особо отметить, что ЦБ не требуется денег для приобретения этих металлов. Напротив, приобретая золото и отражая его покупку в активе банка, в пассиве просто записывается сумма долга перед продавцом долга, то есть просто возрастает денежная масса страны.

Второй прием — отказ от открытия счетов в банках потенциальных противников, как это было сделано СССР и КНР в 1952 году. Судя по всему, нынешние руководители нашего ЦБ просто не знают этого опыта мировой денежной системы, который был очень хорошо известен Геращенко.

С учетом всего изложенного необходимо сделать вывод об ущербности использования современных денег, особенно иностранных, в качестве мотивации экономической и политической деятельности суверенного государства и грамотного населения. Поэтому «свободный обменный курс национальной валюты» не соответствует национальным интересам страны.

Следующий пункт Вашингтонского консенсуса: «Либерализация внешней торговли» (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин). Снижение ставок импортных пошлин приводит к удешевлению импортных товаров, что может отрицательно сказываться на развитии отечественного производства. Поэтому многие страны стремятся к созданию равных, а лучше предпочтительных условий для своих производителей. В этом отношении очень интересен опыт Франции.

Там был изобретен налог на добавленную стоимость, НДС. Изобретатель этого налога — директор Дирекции по налогам, сборам и НДС Министерства экономики, финансов и промышленности Франции Морис Лоре. Сначала, в 1954 г., новый вид налога тестировался во французской колонии, Кот-д’Ивуаре. Признав эксперимент успешным, французы ввели его у себя в 1958 году. Впоследствии всем странам европейского сообщества директивой Совета ЕЭС было предписано ввести НДС для субъектов экономической деятельности на своей территории до конца 1972 года. Этот налог приводит к удорожанию импорта, но при его применении к товарам внутреннего производства приводит и к удорожанию товаров отечественного производства. Это делает невыгодным переработку сырья внутри страны. Отказ же налогообложения экспорта в еще большей степени стимулирует вывоз первичного сырья с минимальной переработкой. В итоге страна становится сырьевым придатком других стран и покупателем необходимых товаров за границей, даже произведенных из ее сырья. Поскольку при этом возникает излишняя потребность в иностранной валюте, резко снижается ее экономическая, а потому и внешнеполитическая независимость.

Крайним случаем такой зависимости от других стран становится нерациональное использование выручки от экспорта. В платежном балансе он не зря отражается по кредиту. За вывезенные реальные ценности выдаются только обещания в виде иностранной валюты. Если наше государство использует эту валюту для приобретения долговых обязательств покупателя, то получается двойное кредитование покупателя: сначала товаром, потом деньгами. Вот почему «развитые» страны с давних времен продают меньше, чем покупают, — если только им не платят золотом.

Хочу напомнить: когда Хрущев ликвидировал сельское хозяйство, он заплатил за американское зерно 2900 тонн золота. Воистину, когда смотришь на наших правителей, вспоминаешь старинную песенку: «Папа у Васи силен в математике, папа решает, а Вася сдает». Кто в этой песне «папа», а кто «Вася», догадаться нетрудно. Во всяком случае, это не пахнет даже грамотной бухгалтерией.

Так выглядят десять заповедей экономических убийц. А для тех, кто может ухватить, появляется одиннадцатая: хватай что попало в колонии на основе лжи о мировой практике и устраивайся в метрополии на ПМЖ.
профессор Матлин А.М., д.э.н.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

254

Похожие новости
02 июля 2020, 11:00
03 июля 2020, 17:00
02 июля 2020, 07:00
02 июля 2020, 10:40
01 июля 2020, 15:40
03 июля 2020, 11:20

Новости партнеров