Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Давид и Голиаф. Концепции морского боя



Корабль идет сквозь пелену вакуума. В его сферических потоках рождаются идеи. Смелые догадки рушат стереотипы. Например, что если...

Что, если все авиакрыло “Нимица” загрузится “под завязку” противокорабельными ракетами - и пойдет на взлет. Без всякого оборонительного вооружения, только наступательные средства - ПКР AGM-158C LRASM. Сферический вакуум способствует, и даже поощряет такому тактическому безумию.


Сколько всего ракет могут выпустить самолеты?

Ответ: 40 истребителей “Хорнет” (типичная численность трех истребительных эскадрилий) смогут унести в свой последний полет 80 противокорабельных ракет.

Идущий на траверзе эсминец также не несет никакого оружия, кроме LRASM. В этом случае, он будет способен дать залп из 96 противокорабельных ракет.

Весьма неожиданный результат, не правда ли?


Местным знатокам покажется некорректным (и даже возмутительным) сопоставление ударного потенциала корабей по числу ракет в залпе. Где учтены возможности обнаружения и рубежи пуска для различных носителей?

Где учтено время, необходимое для обеспечения взлета трех эскадрилий (многие часы) и оперативность старта из пусковых установок эсминца. В теории, “Берк” способен расстрелять свой боекомплект за пару минут. На практике - немногим дольше.

Таковы реалии современного ВМФ. Корабли разных классов применяют вооружение со сходными характеристиками. А дальность полета ракет (сотни и тысячи километров) окончательно стирает четкую грань между носителями.



Гипотетический пример с количеством ПКР - лишь грозный намек на то, какие возможности скрываются в недрах ракетного эсминца, оснащенного десятками пусковых шахт и боевой управляющей системой последнего поколения.

Именно данное обстоятельство дает право говорить о сравнении АВ и десятикратно меньшего по размеру эсминца.

_____***______

С развитием ракетного оружия, авиация лишилась одного из главных “козырей” - применение боеприпасов большого веса.


Немецкая SC.500 - массогабаритный аналог боевых частей "Калибра" и "Томагавка"


В ходе нападения на Перл-Харбор, примитивные по сегодняшним меркам, бомбардировщики “Накадзима B5N” (макс. взлетная масса - 4 тонны) атаковали противника 800-кг авиабомбами! Фактически, вместо бомб использовались 356 мм снаряды с приваренными стабилизаторами. В обычных условиях, для выстрела снарядом калибра 356 мм требовалось артиллерийское орудие массой 86 т, разумеется, без учета массы приводов и систем подачи боезапаса. Для обращения с такой громоздкой арт. системой требовался расчет из десятков матросов. Это - оружие линкоров. Кораблей, у которых, при распределении весовых нагрузок, на вооружение выделялось более 5 тысяч тонн.

Об установке орудий такого калибра на кораблях со стандартным водоизмещением менее 30 тыс. тонн не могло идти речи.

Во времена ВОВ далеко не каждый корабль мог стрелять даже 150 кг снарядами. Для этого требовались пушки с калибром не менее 8 дюймов (203 мм), которые предназначались для вооружения тяжелых крейсеров. Самые скромные из которых (“вашингонцы”) обладали стандартным водоизмещением от 10 тыс. тонн.

Что мы имеем сегодня?

При стандартной конфигурации вооружений, эсминец класса “Берк” способен иметь в боевой готовности полсотни крылатых ракет, без ущерба для его оборонительных возможностей (в качестве средств защиты - 50..60 зенитных ракет средней и большой дальности).

50 “томагавков” или противокорабельных LRASM, оснащенных 450 кг боевой частью.

Это - эквивалент 460-кг авиабомб Mk.83, содержащих 202 кг тритонала. Будучи одним из основных типов авиационных боеприпасов НАТО, они применяется в качестве БЧ для управляемых бомб с лазерным наведением (GBU-16 “Пэйвуэй”) и бомб с GPS-наведением GBU-32 JDAM.

В современных условиях даже такие боеприпасы считаются избыточными. Основная масса ударных вооружений представлена 227 кг (500 фунтовыми) боеприпасами и ракетами “воздух-поверхность” типа “Мэврик”. Более современные образцы имеют еще меньшие размеры, например, 119 кг планирующие SDB.


Боевой воздушный патруль над Афганистаном. На пилонах палубных истребителей заметен ассортимент вооружений, среди которого - “чугунки” с интегрированным GPS комплектом (JDAM) и бомбы с наведением по лазерному лучу.

По могуществу высокоточных вооружений корабельные средства давно сравнялись (и, в ряде случаев, превосходят) авиационные боеприпасы.

Что касается дальности пуска - да, вы совершенно правы. По сравнению с арт. системами прошлого, наблюдается 50-кратный прирост дальности стрельбы. При этом, без потери в точности - КВО “Калибров” и “Томагавков” исчисляется считанными метрами.

Конвенционный “Топор” - 1600 км. В тех же пределах находится дальность пуска “Калибра”. Что сопоставимо с максимальным боевым радиусом истребителей.

Заявленная дальность пуска противокорабельной LRASM - 300 морских миль (560 км). В этом случае, запуск с корабля или самолета уже не будет иметь той катастрофической разницы, которая наблюдалась в эпоху “Ямато” и поршневых “Корсаров”.



500 км - значительное расстояние. Находясь в центральной части Средиземного моря можно прострелить такой ракетой любой район акватории от берега Африки до Европы, включая территорию Греции, Италии и Туниса. Едва ли на практике когда-либо появится необходимость стрельбы на максимальную дальность.

Данная мысль уже не раз была озвучена в различными источниками. Для нанесения карательных ударов с применением 200-300 единиц высокоточного оружия, с целью нарушения работы авиабазы/лагеря подготовки боевиков/склада или резиценции очередного царя - наиболее эффективен эсминец с управляемым ракетным оружием.

Оперативноть, точность, фактор внезапности. Без лишнего шума и “воздушных парадов” десятков самолетов. При отсутствии риска потери летательных аппаратов стоимостью в половину эсминца. И вообще всякого риска для нападающей стороны.

Пригонять для этих целей ядерное корыто с экипажем 5000 чел. и почетным эскортом кораблей, с расходами на обеспечение боевых вылетов, тренировку пилотов и стоимости самих самолетов... Наверное, это красиво. Но дешевле будет стрелять бластером с орбитальной станции: Пиу-Пиу.

(225 - число сброшенных авиабомб авиакрылом АВ “Шарль де Голль” в ходе операции “Одиссея”).

Для серьезной боевой работы наличие или отсутствие плавучих аэродромов не имеет значения. Как показала практика, в случае полномасштабной войны со страной уровня Ирака (1991 г.) требуются десятки авиабаз, тысячи самолетов и десятки тысяч вылетов. Если некуда девать деньги - можно пригнать пятерку “Нимицев”. Если нет такой опции - никто разницы не заметит.

Ценность АВ в морском бою

Не стану переписывать избитые истины. Типичный спор на ту тему выглядит так: эсминец всегда действует в гордом одиночестве. Он делает отчаянные попытки определить местоположение АУГ противника. Палубные самолеты, естественно, первыми обнаруживают цель и наносят удар.

Господа, это в корне несправедливо. Почему эсминец оказался один? Всегда и везде нужен комплексный подход. Какие имеются варианты, кроме постройки “Нимица” ?

Например, за малую часть сэкономленных средств можно приобрести эскадрилью беспилотных разведчиков.

Пусть эксперты объяснят, в чем высотный БПЛА “Глобал Хок” или морской MQ-4C “Тритон” отличаются по возможностям от палубного самолета ДРЛО. Только тем, что с высоты 18 километров “Тритон” увидит больше и дальше, чем летящий на 9 км “Хокай”?



По данным разработчика, в ходе одной боевой смены (30 часов) разведчик исследует акваторию площадью 7 млн. кв. километров - в 3 раза больше площади Средиземного моря.

В оснащение беспилотника, помимо радиолокатора с АФАР, входят оптические и ИК камеры и средства радиотехнической разведки. Наивно полагать, что вражеская АУГ, находясь в Средиземке или Южно-Китайском море сможет длительное время избегать обнаружения подобным дроном.

Вариант со встречным боем АУГ, выходящей из Лос-Анджелеса и КУГ, выходящей из Владивостока, где-то в центральной части совершенно пустынного океана не рассматривается, по причине его абсурда.

Когда начнется бой. Современный 10 тыс. тонный эсминец, даже при использовании части ячеек для размещения оборонительных вооружений, способен выпустить в одном залпе десятки крылатых ракет. Скажем корректнее: число ПКР, сопоставимое по количеству со средствами воздушного нападения ударной группы палубной авиации.

В этом праведном огне сгорят все. Авианосец добьют уцелевшие корабли эскорта. Его противник - КУГ из пары эсминцев повторит подвиг “Варяга” и “Корейца”. Разведчик “Тритон” будет сбит. “Хорнеты” из состава боевого воздушного патруля рухнут с пустыми баками в море.

В принципе, справедливый размен.

________***_______

Перед началом обсуждения постараюсь ответить на первый вопрос читателей. И “нимиц”, и “бёрк” и “тритон” - все средства, имеющиеся у одной страны. А что же делать нам?

В рамках диспута - кем быть: богатым и здоровым или бедным и больным, ответ вполне очевиден. Я выбрал для примера “берк” и LRASM, с целью изучения морского оружия, созданного на основе самых перспективных технологий.

Верю, настанет день - и в небо поднимется какой-нибудь морской БПЛА “Хамелеон” конструкции РСК МиГ.

Главное - не растратить средства на стремительно устаревающую концепцию “плавучих аэродромов”.

Автор: Олег Капцов

Подпишитесь на нас Вконтакте

144

Похожие новости
15 декабря 2017, 15:40
15 декабря 2017, 00:00
15 декабря 2017, 07:40
15 декабря 2017, 15:40
14 декабря 2017, 13:20
15 декабря 2017, 15:40

Новости партнеров