Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Что не так с нашими тральщиками?

Автором (и другими специалистами) многократно ставились вопросы критического состояния противоминных сил ВМФ, не только небоеспособных против современной минной угрозы, но и имеющих военно-техническое отставание от современного уровня военного дела, беспрецедентное в наших вооруженных силах (доходящее до 50-75 лет!). Причины этого не технические, а сугубо организационные, и в значительной мере кадровые.

Более того, проблемы противоминной обороны (ПМО) позволяют вскрыть гораздо более глубинные проблемы ВМФ и Минобороны, говорить о которых необходимо.


Необходимо, пока еще есть время успеть устранить их последствия.


Морской тральщик «Иван Голубец» постройки 1973 г. и без какой-либо модернизации в конце второго десятилетия XXI века идет на боевую службу


Террористическая угроза в фарватерах


В конце 2018 г. хакерская группа Anonymous обнародовала выдержки из материалов Кристофера Донелли «Предложения по Крыму» 2014 года. В перечне мер – установка донных мин в Севастопольской бухте…

Military measures CND 01.03.2014 (Военные меры, CND, 01.03.2014 г. )…
2. Донные мины в Севастопольской бухте. Можно легко поставить с гражданского парома, если у них нет специальных минных заградителей. Для достижения требуемой эффективности не требуется много мин. Они легко могли бы купить их.


Писало все это не просто «частное лицо», а человек, находившийся на содержании государственных и специальных структур Великобритании и НАТО и выполнявший поручения «определенного характера».


Кристофер Найджел Доннелли (CND), содиректор Института государственного управления


В №1 за 15 января 2019 г. в «ВПК» вышла статья автора с указанием на эти документы и вероятные последствия их реализации:

Ввиду полного отсутствия в ВМФ РФ средств борьбы с современными донными минами… использование Севастополя как базы флота могло быть парализовано на длительное время. На единственном имевшемся в составе ВМФ РФ тральщике – искателе мин «Вице-адмирал Захарьин» противоминный комплекс… был не в строю. …несмотря на резкое обострение обстановки, «Маевка» на «Захарьине» была введена в строй только через два года…


Примечание: ранее, с учётом вероятности и опасности применения мин террористическими группировками, автор в открытых публикациях обходил эту тему (при этом многократно ставя ее в «закрытом формате»). Однако полное игнорирование этой угрозы со стороны ВМФ заставляет открыто бить в набат.

Вопрос настолько актуален, что получил отражение даже в печатном органе ВМФ — журнале «Морской сборник» (№10, 2017г.), в статье сотрудников ЦНИИ ВК Быстрова Б.В., Пироженко В.А., Кулешова К.В.:


…угрозой на море остается терроризм, который сформировался как в инструмент новой войны со всеми атрибутами асимметричности.
В настоящее время известны 3 случая так называемого минного терроризма:
— минирование портов Никарагуа в 1984 г.;
— постановка мин в Красном море в 1984 г.;
— постановка мин у побережья Шри-Ланки в 2008 г.


Минобороны и ВМФ: «Проблем нет, все под контролем»


Реакция Минобороны «последовала» в лице заместителя руководителя Департамента информации и массовых коммуникаций (ДИМК) Минобороны А. Волосатова, «ВПК», 29.01.2019 г.:

…пытаясь анализировать вопросы противоминного обеспечения ВМФ, развития минно-тральных сил, Климов без малейшего стеснения использует устаревшие данные, …осуществляется программа обновления на новые корабли проекта 12700… оснащенных самыми современными противоминными комплексами… вооружение минно-тральных кораблей существующих проектов постоянно совершенствуется и обновляется… что характерно для Климова, в одном и том же материале присутствует сборная солянка из абсолютно различных тем, составленная из слухов и домыслов… автор понимает свою некомпетентность, но усиливает эмоциональную составляющую статей за счет обычной «мистификации» и подтасовки информации.


Реальная обстановка


Первое, что необходимо отметить по этому «ответу», это воинское звание г. Волосатова – полковник, и ранее занимаемую им должность «главного эксперта» пресс-службы Минобороны.

Логично на такой должности и в таком звании видеть крепкого профессионала, однако возражений как таковых в публикации «эксперта» Волосатова просто нет, ни один приведенный мною факт им опровергнут не был. В его письме есть только недостоверные заявления и невнятные ссылки на неких анонимных и заведомо сомнительных «иностранных аналитиков» и «блогеров».

Все приведенные в моей статье 15 января факты соответствуют действительности и имеют документальное подтверждение (в т.ч. документами самого Минобороны, размещенными на сайте госзакупок):

Закупка №0173100004515000738.

Дата проведения аукциона: 25.05.2015. Срок завершения работы: до 25 ноября 2016 года.

Назначение и цели результатов работ: поддержание в исправном состоянии самоходного телеуправляемого искателя мин «Маевка»… обучение личного состава.

Изделия 4047 СИНМ.788133.001 и 4047К СИНМ.788133.001-01 предназначены для допоиска, классификации и уничтожения якорных, донных (в том числе заиленных) и придонных мин, обнаруженных корабельной гидроакустической станцией миноискания (ГАСМ). Изделие 4047 СИНМ.788133.001 применяется для вооружения ТЩМ пр. 02668. Изделие 4047К СИНМ.788133.001-01 применяется для автономной установки на корабли или суда.


Закупка №0173100004518001288 — комплекс работ по ремонту ГАС «Ливадия» на заказе пр. 02668 Черноморского флота. Срок завершения работы: до 30 сентября 2019 года.


Выводы из этого:

Единственный, относительно современный, противоминный корабль Черноморского флота был небоеспособен (не в строю главный комплекс; перечень неисправностей, см. документы закупки №0173100004515000738) до конца 2016 г., и никаких мер по его экстренному ремонту с учетом резкого обострения военно-политической обстановки в начале 2014 г. центральными органами ВМФ и МО РФ не предпринималось.

На начало ситуация аналогична (по акустике), и решение ее только «планируется» к концу 2019 г.

Ни одного современного противоминного корабля на начало 2019 г. в строю Черноморского флота сегодня нет. На боевые службы в зону боевых действий вынуждены ходить (в сопровождении буксира) даже абсолютно устаревшие, не прошедшие никакой модернизации и утратившие боеспособность тральщики 1973 г. постройки.

Примечание: в настоящее время МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» находится на боевой службе в Средиземном море, и, очень хочется надеяться, с экстренно введенной в строй отремонтированной (а не «слепой») ГАС «Ливадия».

Заявление г. Волосатова о модернизации и совершенствовании противоминного вооружения тральщиков боевого состава не имеет под собой никаких оснований, ситуация не только не становится лучше – потеряли даже то, что имели (например, искатели).

Новые ПМК проекта 12700 имеют устаревшую концепцию и ряд серьезных недостатков. Главное — это корабли фактически до первой мины с современным взрывателем (на которой подорвется или сам тральщик, или его единственный и крайне дорогой самоходный подводный аппарат).

Примечание: вопросы проекта 12700 рассмотрены в рамках отдельной статьи


Телеуправляемый подводный аппарат «Луч-1» (левое фото, под чехлом) и буксируемый искатель «Игла-1» комплекса КИУ-1 БТЩ проекта 1265 (фото: forums.balancer.ru)


Основным типом гидроакустических станций (ГАС) тральщиков ВМФ является МГ-89 «Серна» (разработки 1969 г., не прошедшая с тех пор никакой модернизации)




ГАС МГ-89


Более того, тендеры на ремонт ГАС МГ-89 (от судоремонтных предприятий, осуществляющих ремонт ПМК ВМФ), в последние годы заканчиваются уже «типовой фразой»: «Не подана ни одна заявка». На значительной части ПМК ВМФ, ГАС МГ-89 просто не в строю от ветхости, и их некому ремонтировать.

Т.е. значительная часть тральщиков ВМФ просто «слепая»! Такой «уровень» противоминных сил соответствует первым годам Второй мировой войны…

На рейдовых ПМК проекта 10750 и двух морских тральщиках проекта 12660 установлены ГАС «Кабарга» разработки 80-х годов, не имеющие полноценной цифровой обработки, и с ТТХ, близкими к ГАС МГ-89.

В 2000-х годах была предпринята попытка модернизации ГАС МГ-89, с внедрением полноценной цифровой обработки, ГАС МГ-89МЭ. С возможностью проведения эффективной модернизации практически всех тральщиков ВМФ:

Установка МГ-89МЭ взамен прежней ГАС может производиться без докования корабля, без существенного изменения корпусных конструкций корабля и с сохранением большинства кабельных трасс.


Однако… «заказчик (ВМФ) не проявил интереса», работы по модернизации (ГАС МГ-89МЭ) завершены не были, и сегодня эта ГАС исключена из всех «рекламных предложений» АО «Океанприбор».

Для сравнения: ВМС Польши провели в середине 2000-х годов собственную модернизацию нашей МГ-89 (установленной на польских тральщиках постройки 60-х — 70-х годов прошлого века).


Польская модернизация ГАС МГ-89


Более того, польские специалисты создали современный комплект новых противоминных средств (от подводных аппаратов до неконтактных тралов), и сегодня боевые возможности ПМК ВМС Польши многократно превышают таковые у ВМФ РФ (даже с учетом наличия на Балтике двух «новейших» ПМК проекта 12700)!


Спуск ТНПА ПМО с польского модернизированного тральщика (постройки конца 60-х годов)


Упущенные возможности наших подводных роботов


Могли ли мы сделать так же? Безусловно! По ГАС сказано выше, а по подводным аппаратам у нас имелся целый ряд фирм, успешно работавших по этому направлению (ГНПП «Регион», ОКБ ОТ, ФГУП «Южморгеология», ОКБ СТС и другие).

Крайне негативную роль сыграла «ставка» ВМФ на «импорт» (а точнее, «заинтересованность» ряда высокопоставленных лиц ВМФ и Минобороны именно в «импорте»). Доклад на «круглом столе» по подводной технике форума «Армия-2018» гендиректора АО «Тетис-Про»:

…из 155 поставленных ГК «Тетис-Про» ВМФ подводных аппаратов 27 отечественных.


Удивительно, но этими цифрами гордятся! А может, не было отечественных? Но на том же круглом столе состоялся доклад представителей Томского университета (ТУСУР). В числе прочих были упомянуты длительные работы отечественных подводных аппаратов на больших глубинах по поиску аргентинской подводной лодки «Сан Хуан» (закупались «иной структурой» Минобороны РФ, а не ВМФ). Представителями 40 НИИ ВМФ там же была дана высокая оценка аппарата РТМ-500 (разработки 90-х годов) по результатам работ на АПКР «Курск». Однако ни один РТМ-500 (либо любой другой отечественный подводный аппарат) после этого ВМФ закуплен не был (кроме ОКР «Маевка», «Ливадия») — все деньги ушли на импорт от «Тетис-Про»…

Задача создания массовых подводных аппаратов для ПМО отечественной промышленности просто не ставилась (при том, что потенциал для ее решения, безусловно, был)!

На фоне всех остальных тральщиков ВМФ особо выделяется МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» проекта 02668 — первый полноценный тральщик-искатель мин (ТЩИМ) ВМФ РФ, оснащенный не только ГАС, но и системой динамического позиционирования, автоматизированной системой противоминных действий (АСУ ПМД) и специальными самоходными подводными аппаратами (СПА) ПМО.

Главный «противоминный инструмент» МТЩ «Вице-адмирал Захарьин», комплекс СПА «Маевка», успешно прошел государственные испытания в ноябре 2008 г. (вместе с кораблем). Решением №253/8.6309 от 25.11.2008 г. «рекомендован к принятию на вооружение и организации серийного производства».

Причем «Маевка» оказался единственным нашим образцом морского подводного оружия и противоминного комплекса, разработанным в заданные сроки и финансирование и успешно прошедшим (сразу!) государственные испытания.

Комплекс имел две модификации, в т.ч. контейнерную, успешно прошедшую испытания на МТЩ «Валентин Пикуль» Черноморского флота в 2007г., применение которой было возможно со всех базовых и морских тральщиков ВМФ (т.е. открывалась возможность эффективной модернизации практических всех ПМК боевого состава ВМФ).


Контейнерный комплекс ПМО «Маевка», испытания на МТЩ «Валентин Пикуль», 2007 г.


Планировалась серия. Первые «Маевки» должны были получить морские тральщики МТ-264 и МТ-265 Объединенного командования войск и сил на северо-востоке РФ (для противоминного обеспечения «Бореев» Тихоокеанского флота).

Однако контейнерную «Маевку» вывезли на «хранение» в Москву, а запланированная серия была исключена при «корректуре» Гособоронзаказа (без какого-либо обоснования).

О мотивах такого «решения» очень хотелось бы спросить тогдашнего начальника управления развития и заказов кораблей, морской техники и вооружения ВМФ г. Бензорука.

В дальнейшем г. Бензорук оказался заместителем гендиректора ГНПП «Регион» по НИОКР, после чего все последние события по «Маевке» (включая печальное завершение ее истории) уже не кажутся удивительными.

В начале 2010-х годов финансы опять пошли на «импорт», о «Маевке» было «приказано забыть», и, более того, на очень высоком уровне была пущена сплетня о том, что «Маевка» якобы «провалила испытания».

Только один из примеров этого — интервью после салона «Евронаваль-2012» у заместителя руководителя ЦМКБ «Алмаз» А. Захарова .

Для нас очень важно было сдвинуться с мертвой точки в деле создания кораблей противоминной обороны. И мы здесь нашли определенные элементы, которые готовы использовать на наших кораблях. Провели весьма эффективные переговоры, в том числе с французскими фирмами. …что пригодится отечественному флоту, то, что мы действительно можем использовать, и где мы серьезно отстаем. Это касается в первую очередь необитаемых подводных аппаратов, которые мы будем ставить на свои корабли противоминной обороны.
Главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал Виктор Чирков подтвердил правильность всех наших действий.


Отмечу, что упомянутый в интервью В.В. Чирков лично за 5 месяцев до этого, при посещении ГНПП «Регион», наблюдал реальную работу контейнерной модификации «Маевки» (в гидроакустическом бассейне) и имел объективную информацию по ней.

Для того чтобы показать объективную картину, ниже приведены документы (с сайта госзакупок).




Данные по комплексу «Маевка» (закупка № 0173100000813000784 от 20.06.2013г.)


Таким образом, документально подтверждены факты:
• наличия у комплекса двух модификаций, в т.ч. контейнерной;
• возможность работы по заиленным минам (при этом подавляющее большинство подводных аппаратов ПМО на это неспособны) — и испытаниями это было подтверждено (!);
• успешное прохождение комплексом госиспытаний и наличие у его литеры О1 (т.е. документальное подтверждения готовности к серии).

В реальности испытания провалила не «Маевка», а НПА «Ливадия», входившая (до конца 2009 г.) в состав ГАС «Ливадия», разработчик – ЗАО «Аквамарин» (г. Санкт-Петербург). К сожалению, вопреки рекламным заявлениям ЗАО «Аквамарин», его продукция далеко не всегда подтверждает на практике заявленные характеристики и возможности.




Комплектация ГАС «Ливадия-МЭ» по состоянию на 2009 г. (далее СТПА в рекламе ЗАО «Аквамарин» был заменен посредственным ГБО)



СПА ПМО: две «Маевки» и «Ливадия» рядом


В результате всех этих интриг ВМФ к эксплуатации «Маевки» не приступал, на вооружении МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» фактически находились только древние тралы.

Очевидно, что такое состояние единственного относительно современного ПМК ВМФ было абсолютно ненормальным. Однако для Бензорука, Чиркова и им подобным начальников «все было в порядке» («войны же не будет!»).

В результате в 2013 г. тендер «Техническое и сервисное обслуживание и ремонт приборов автоматического управления тралами и искателями, тралов контактных, неконтактных и искателей мин…», в рамках которого планировался ввод в строй и начало эксплуатации ВМФ комплекса «Маевка», закончился тем, что «аукцион по данному лоту признан несостоявшимся (не подана ни одна заявка)».

Подчеркну: по ремонту и вводу в строй главного комплекса единственного ТЩИМ ВМФ.

Причину этого скажу уже сам: единственный исполнитель работ был не проинформирован о ней, узнал только в последний момент и просто не успел подготовить документы.

Т.е. у чиновников «строчка есть», формально «они все сделали», но фактически дело провалено уже на этапе размещения тендера. Подобных заведомо невыполнимых «пустышек» по тендерам морского подводного оружия было достаточно. Разумеется, никто не понес за это никакой ответственности.

Когда «грянул» 2014 год


2014 г. Из рапорта главнокомандующему ВМФ адмиралу Чиркову В.В., вх. 11977:

Критическая проблема ВМФ – противоминная оборона (ПМО)… В марте этого года [2014] передал начальнику Службы морского подводного оружия ВМФ… документ (в приложении) по обстановке, возможных последствиях и необходимых мерах… с учетом складывающейся военно-политической обстановки. Необходимые меры не предпринимаются.


Суть документа была в необходимости экстренного ввода в строй не только «Маевки» на «Захарьине», но и возвращение на «В. Пикуль» ее контейнерной модификации.

Однако должностные лица ВМФ и чиновники Минобороны (ниже их фамилии будут названы) «продолжали планировать»:

Закупка №0173100004515000738 Поддержание в исправном состоянии самоходного телеуправляемого искателя мин «Маевка»…. обучение личного состава.
Дата проведения аукциона: 25.05.2015. Срок завершения работы: до 25 ноября 2016 года.


Т.е. идет война, в которой участвует Российская Федерация, в т.ч. ВМФ и Черноморский флот. Единственный относительно современный ПМК ВМФ не в строю, однако у должностных лиц ВМФ и Минобороны «все в порядке», «погоны не жмут», «авось противник мин не применит»!

При этом единственно адекватным подходом в этой ситуации, с началом операции в Сирии, был ввод в кратчайший срок в строй «Маевок» на «Захарьине» и «Пикуле», и постоянное нахождение одного из этих ПМК в Тартусе!

Тем не менее, в 2017 г., после ремонта и ввода в строй «Маевки» в конце 2016 г. МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» ушел в зону боевых действий, на первую свою боевую службу имея главное оружие в строю. Что характерно, этот факт никак не был отмечен в ДИМК Конашенкова, который дальше продолжал публиковать «лубки» о «тральщиках на флотах, тралящих тралами» и рекламные фильмы по комплексам, заведомо не имевшим эффективных возможностей ПМО (например, «Галтель»).

Однако период функционирования МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» как ТЩИМ оказался недолог — вышла из строя подкильная ГАС «Ливадия».

И опять вместо экстренного ее ремонта и ввода корабля в строй — «очередное планирование».

Закупка №0173100004518001288 — комплекс работ по ремонту ГАС «Ливадия» на заказе пр. 02668 Черноморского флота. Срок завершения работы: до 30 сентября 2019 года.


Т.е. идет война, Черноморский флот ведет боевые действия, не имея в составе ни одного современного ПМК!

С «Маевками» еще «веселее». Вместо ее модернизации (с устранением имеющихся недостатков и повышением ТТХ) и серийного производства, «вопрос» по ней закрыт. Окончательно. Главный конструктор – уволен. Фактически сегодня для флота она уже потеряна, и необходимо думать уже о замене ее на «Захарьине».

И здесь отдельно нужно подчеркнуть, что мы с этим потеряли.


Загубленные в Петрозаводске два последних БТЩ проекта 1265 (готовность – более 70%), от которых ВМФ отказался


Проведение модернизации ГАС МГ-89 и серия «Маевок» обеспечивала придание хотя бы ограниченной боеспособности всей группировке ПМК ВМФ (МТЩ проектов 266М, 12660 (с ГАС «Кабарга»), БТЩ проекта 1265). Это не требовало сколько-нибудь значительных затрат, нужно было (должностным лицам ВМФ и Минобороны) лишь должным образом относиться к своим служебным обязанностям.

Более того, «Маевки» не пустили не только на флот, но и на экспорт.

Несмотря на наличие ее в каталогах «Рособоронэкспорта», оформление рекламного паспорта и паспорта экспортного облика было заблокировано. Запросы инзаказчиков по ней были, но по указанным причинам остались без ответа

В результате ВМС Вьетнама пошли на закупку итальянских ТНПА PLUTO PLUS для оснащения своих ПМК проектов 266Э и 1265Э (советской постройки).


Спуск на воду ТНПА PLUTO PLUS с МТЩ проекта 266Э ВМС Вьетнама


Так что же не так с нашими тральщиками?


Выше приведены убедительные доказательства критического состояния противоминных сил ВМФ. При этом никаких технических проблем для ВМФ иметь эффективные противоминные силы нет, больших затрат на это не требуется.

А теперь фамилии должностных лиц, лично ответственных за ситуацию с ПМК ВМФ и состояние противоминной обороны.

Начальник кораблестроения ВМФ Тряпичников В.А.


Начальник службы развития и эксплуатации морского подводного оружия Управления кораблестроения ВМФ Таран И.М.:


Начальник отдела морского подводного оружия Департамента Министерства обороны по обеспечению государственного оборонного заказа (ДОГОЗ) Каплоухий С.А.

После всех этих высоких лиц упоминать начальника противоминного отдела ЦНИИ военного кораблестроения (называемого еще «ЦНИИ Кораблекрушения») г. Р-ко даже как-то «мелко», но необходимо.

Январь 2015 г., после получения верховным главнокомандующим информации (осенью 2014 г.) о критическом состоянии морского подводного оружия, ВМФ экстренно готовит документ с «предложениями по выходу из кризиса» (фактически списав их с ранее разработанных документов, с которыми мы в этой «подводной яме» и оказались). «Свою часть» пишет г. Р-ко, в его тексте читается:

…коэффициент отставания ВМФ РФ от западных стран по подводным аппаратам составляет 0,8, коэффициент превосходства по тралам — 1,2.


От таких «цифр» «потерял дар речи» даже стоявший рядом Таран (далее, — с «сохранением интонации»):

— Аааааа… ааа, почему 0,8 и 1,2?!?!?!?
— Ну как… это «научно обоснованные» коэффициенты!


Подчеркну, в этой «параллельной реальности» находится целый начальник профильного отдела центрального НИИ Минобороны и ВМФ по тематике!

Но, извините, кто-то ж его назначал...

Начальник военного представительства ГНПП «Регион» г. З-в, как представитель Минобороны на предприятии, несущий личную ответственность за произошедшее с «Маевкой» и проблемы ИСПУМ (а также ряд других проблемных вопросов МПО).

А что же главком ВМФ Королев?



А он все давно знает:


Примечание: приложение №1 – текст доклада по проблемам ПМО ВМФ, подготовленного автором к Научно-техническому совету ВМФ и Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ весной 2017 г.

Да, собственно говоря, у Королева на театре военных действий (ТВД), на воюющем (!) флоте нет ни одного современного ПМК в строю! Или он об этом «не знает»?

У него не обеспечена боевая устойчивость МСЯС, элементарно, – выход сил из баз в противоминном отношении, и он об этом тоже «не знает»?

В книге «Главный морской парад России», вышедшей под редакцией адмирала Королева, приводятся просто поразительные исторические «сведения» и о кораблях-участниках, и об «истории ВМФ». Например, то, что вице-адмирал Макаров — это «герой Цусимского сражения»!



Это увы, не шутка. Главнокомандующий ВМФ РФ не знает того, что вице-адмирал С.О. Макаров погиб более чем за год до Цусимы, 31 марта 1904 г., причем подорвавшись на японской мине!


Подрыв на мине (с детонацией минного боекомплекта) эскадренного броненосца «Петропавловск». Фото с Золотой горы (Порт-Артур).


Полагаю, если адмиралу Королеву задать вопрос о корабле нашего флота, добившегося наибольшего боевого успеха в истории, он тоже «весьма затруднится»…

Что ж, назовем его: это минный заградитель «Амур», на боевом счету которого два линейных корабля (броненосца) противника (подорвавшихся на русских минах)! «Хороший вопрос» — хоть один корабль ВМФ сегодня это имя носит?

И это все на фоне позорных переименований кораблей: «Вилючинска» в «Тверь» и «Урагана» в «Мытищи», и сохранения таких одиозных имен в названиях кораблей, как, например, «Кулаков».

Какие выводы из всего этого?


С техникой у нас проблем нет, проблема ПМО ВМФ может и должна, обязана быть решена в самые короткие сроки.

Главное же препятствие этому – ряд конкретных должностных лиц ВМФ и Минобороны, своими действиями (бездействием), подрывающих реальную боеспособность ВМФ и преднамеренно вводящих в заблуждение командование ВС РФ и общество.

«Дикость» сложившейся, по тематике ПМО, ситуации в том, что она ясно видна всем, даже посторонним гражданским наблюдателям.

Однако этого не желают «видеть» «эксперты» ВМФ и Минобороны...

Решение здесь только одно, комплексное:

1. Реальная (критическая) ситуация и необходимые меры должны быть донесены до командования Вооруженных сил РФ (в т.ч. верховного главнокомандующего).

2. Необходимость соответствующих «решений» по конкретным «лицам».

3. Общество. О сложившейся ситуации нужно бить в набат со стороны общества (гражданского общества, и не в «либеральной версии» этого понятия, а именно патриотической — «граждан, ответственно относящихся к своей стране, ее будущему»).

И последнее.

Очевидно, что проблема ПМО — далеко не единственная в ВМФ и МО (хотя и наиболее «провальная» по масштабам отставания от современного уровня).

И то, что проблемы нынешние епишевы пытаются закрывать завесой псевдосекретности, требует от общества выработки эффективных независимых механизмов контроля (например, создания парламентских комиссий и наделением их полномочиями по проведения проверок в особо резонансных и значимых для безопасности страны случаях).

Вранье и ложь в пропаганде, агитации и печати дискредитируют партийно-политическую работу, флотскую печать и наносят исключительный вред делу большевистского воспитания масс.

(Из директивы заместителя наркома ВМФ СССР и начальника Главного политического управления ВМФ армейского комиссара 2 ранга И.В. Рогова.)

Приложение. Некоторая (далеко не полная) хронология «постановки жестких вопросов по ПМО».


2007 г., «Новый оборонный заказ», В.А. Катенин, А.В. Катенин, (ГНИНГИ МО РФ).
…[мин противника] вполне достаточно для полного блокирования наших сил на всех флотах… Отсутствие за последние двадцать лет серьезной работы по совершенствованию минного и противоминного оружия в ВМФ привело к тому, что тральные силы не в состоянии эффективно бороться с современной минной угрозой… Осознание политическим и военным руководством страны минной угрозы и деградации отечественных минно-тральных сил должно стать первым шагом на пути решения этой остро стоящей проблемы.


2010 г., «ВПК», М.А. Климов:
…возможности минно-тральных сил ВМФ настолько низки, что ставят под сомнение возможность обеспечить развертывание сил ВМФ РФ из своих баз. в условиях современной минной угрозы… несмотря на успешное прохождение МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» государственных испытаний, сегодня в ВМФ он один.


2014 г. Из рапорта главнокомандующему ВМФ адмиралу Чиркову В.В. вх.11977 :
Сегодняшний уровень противоминных сил ВМФ соответствует 50-60гг. прошлого века. Имеемые в составе ВМФ тральщики фактически брошены – в отличии от зарубежных, никакой модернизации с внедрением новых противоминных систем на них не проводилось.
На единственном тральщике-искателе ВМФ «Вице-адмирал Захарьин» новые противоминные системы или законсервированы («Маевка») или…
Новый контейнерный комплекс «Маевка», успешно прошедший испытания в 2007 г. на тральщике «Валентин Пикуль» перед войной 08.08.08 вывезли на ответственное хранение… в Москву.
Перспективные тральщики проекта 12700. Серия этих крайне дорогих тральщиков если и будет, то малая, в то время как ВМФ нужные не «несколько тральщиков для парадов» а ПРОТИВОМИННЫЕ СИЛЫ – десятки современных ПМК, причем не «в светлом будущем завтра», а еще вчера!
…планируемое серийное производство комплексов «Маевка» сорвано интригами…


2014 г. «ВПК» «Безоружные тральщики».
Для преодоления полувекового отставания ПМО от современного уровня необходим следующий комплекс мер:
• серийное строительство БТЩ проекта 12700 — альтернативы нет;
• упреждающая поставка ВМФ современных противоминных систем и экстренная модернизация находящихся в строю тральщиков с обеспечением установки этих систем в корпуса проекта 12700 после списания старых ТЩ;
• немедленный запуск ОКР по модернизации СТИУМ «Маевка» (в контейнерном варианте) с целью повышения ТТХ и подготовки серийного производства;
• закупка и освоение ГБО и АНПА с выполнением задач по картографированию миноподобных объектов, в первую очередь в районе баз;
• разработка на конкурсной основе (с испытаниями на флотах) малогабаритных одноразовых противоминных НПА;
• разработка на конкурсной основе в кратчайшие сроки безэкипажных противоминных катеров.


29.02.2016 г., «ВПК.name», «Мы стоим на пороге очередной Цусимы»…
И здесь мы подходим к сути происходившего.
Очевидное халатное и беспринципное отношение должностных лиц к обеспечению реальной боеспособности ВМФ. Например, сегодня выход на боевую службу РПЛСН «Александр Невский» проекта 955 «обеспечивают» на ОКВС (Камчатка) всего два морских тральщика, противоминное вооружение которых соответствует западному конца 60х годов, и неспособного бороться с современными донными минами. При этом ранее «Маевки» планировались в первую очередь на Камчатку, в обеспечение «Бореев» (из ГОЗ были исключены). Фактически сегодня выход в море РПЛСН ТОФ заведомо не обеспечен. Об этом знают все (включая Чиркова В.В.). Мер никаких.


2016 г. декабрь, «ВПК.name», «Вопрос небоеспособности ВМФ России против современной минной угрозы обязан быть разрешен в кратчайшие сроки».

2018 г. «НВО» «ВМФ России напоролся на мины и подлодки».
Тральщики, имеющиеся сегодня в боевом составе ВМФ, уже давно устарели и свое боевое значение фактически утратили. Причем новый проект морского тральщика (МТЩ) проекта 12700 имеет ряд ключевых недостатков:
– устаревшая концепция ПМО – корабль «до первой современной мины»;
– заведомо необеспеченная фактическая взрывостойкость;
– ограниченная эффективность на малых глубинах;
– неспособность решать многоцелевые задачи (хотя бы на уровне проекта 266М);
– возможности серийной постройки ограничены мощностями ПАО «Звезда» (один комплект дизелей в год).
Максим Климов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

209

Похожие новости
20 мая 2019, 06:20
20 мая 2019, 19:40
20 мая 2019, 14:20
19 мая 2019, 19:20
20 мая 2019, 19:40
20 мая 2019, 20:20

Новости партнеров