Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Черный базис и надстройка джихада

Спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура выступает перед участниками Конгресса сирийского национального диалога. Фото Reuters
Открывая состоявшийся 29–30 января с.г. в Сочи Конгресс сирийского национального диалога, министр иностранных дел России Сергей Лавров зачитал приветствие участникам – шейхам и почти 1500 представителям всех родо-племенных общин Сирии от президента РФ Владимира Путина. При этом министр подчеркнул, что форум удалось созвать благодаря активным усилиям не только России, но и главным образом руководителей Ирана и Сирии. Накал страстей в ходе выступлений и дебатов сочинского форума напоминал дух совсем еще недавних боестолкновений на поле боя правительственных войск с отрядами «непримиримой оппозиции». Перепалки дошли до того, что Лаврову пришлось лично усмирять участников дискуссии. Тем не менее «процесс пошел» и внутрисирийский диалог начат, несмотря на сохраняющиеся противоречия суннитских и шиитских общин, которые, как известно, всячески раздуваются при поддержке США и Саудовской Аравии. Им не удалось сорвать созыв конгресса, хотя ряд представителей «непримиримых», добивающихся свержения режима Башара Асада, покинули Сочи. В дискуссиях отчетливо просматривалась солидарная с Москвой позиция Ирана через представителей проиранских группировок достичь полной мирной договоренности всех конфессий в Сирии, в первую очередь суннитов и шиитов. Сделан очень важный шаг – создана специальная рабочая группа по выработке предложений по мирному урегулированию ситуации в Сирии, поствоенному переустройству страны и проекту новой сирийской Конституции.
Сирийский национальный диалог, несомненно, будет продолжен. Но было бы преждевременно войну террора-антитеррора в Сирии объявлять уже законченной. Это тот случай, когда рано говорить: конец – делу венец.
ВОЙНА – КОМУ ВО ВРЕД, КОМУ В НАЗИДАНИЕ
Любое государство, прежде чем ввязываться в большую войну, переводит свою экономику на военные рельсы. У халифатчиков из «Исламского государства» (ИГ, террористическая организация, запрещена в РФ), экономики как таковой не было и нет. Ее заменяли грабежи и захват чужого имущества с эксплуатацией недр, богатых нефтью, с разветвленной сетью логистики – в Ираке, Ливии и Сирии. Другого способа распространять террористический джихад у халифатчиков никогда не было. На всем пространстве от Персидского залива до Индийского и Тихого океанов у самопровозглашенного халифата появлялись свои протектораты и «эмираты». Их можно было бы назвать не «надстройками», а его «пристройками». После распада Советского Союза Россия на всем постсоветском пространстве тоже стала сталкиваться с объявлением подобных «эмиратов» на Кавказе и в Поволжье, в Центральной и Южной Азии.
Сразу же оговоримся, в идеологической работе халифатчики успели добиться многого. Финансовая подпитка информационно-пропагандистской войны ИГ шла от «черного базиса» и осуществлялась с помощью западных покровителей, в первую очередь спецслужб США и других стран НАТО. Это позволило им создать и такую же «черную медиаимперию». Центры ее создавались не только на Западе, но и во многих странах мусульманского мира как плацдармы для расширения джихада. На идеологическом фронте у халифатчиков имеется даже определенное преимущество перед теми, у кого нет ни своей государственной идеологии, ни национальной идеи. Как свое достижение джихадисты преподносят и результаты вербовочной работы на всем постсоветском пространстве, особенно, где проживают мусульмане. Под их контроль берется большинство мусульманских общин и мечетей. К 2017 году, по некоторым оценкам, им удалось привлечь на свою сторону около 20 тыс. русскоговорящих мусульман, включая женщин и детей. Это  скорее всего результат использования огромного технологического ресурса, включая Интернет, в первую очередь социальные сети. При этом ведется умелая обработка мозгов, будто «у мусульман России нет своего будущего» и в Конституции РФ нет даже упоминания о государственной идеологии.
В Ираке после его оккупации объявился самозванный халиф – Абу-Омар Аль-Багдади, отсидевший до этого около четырех лет в американских застенках и представлявший себя как некий «мученик ислама». В числе новоявленных идеологов выступал и сравнительно недавно погибший проповедник Аль-Аднани. Обращаясь к Западу как к «новому Риму», Аль-Аднани предупреждал: «Если мы не доберемся до вас, то наши дети и внуки сделают это за нас». Общим делом всех мусульман объявлялось подчинение халифу и законам шариата. Бойцы и их жены, убеждал Аль-Аднани, должны прибывать в халифат с билетами в одну сторону для обретения «истинной свободы». Халиф обязан объявлять джихад каждое десятилетие. Если же он вдруг согласится на долговременный мир с неверными и будет признавать какие-то границы, то халифат будет обречен на развал и умирание. Аль-Аднани при этом делал ссылки на Коран: «У ислама нет границ». Признание каких-либо границ должно предаваться анафеме. Таковы основополагающие принципы халифатчиков со ссылками на Коран и придуманные ими хадисы. Они составляют основу их идеологии. Как раз ими джихадистские идеологи и заполняют бреши в политике тех стран, где нет своей государственной идеологии.
Не следует забывать, что Абу-Омар в июне 2013 года заявлял, что будто он ведет свою родословную от того же племени, что и последний пророк Мухаммед. Становившиеся под черные знамена его попутчики выражали готовность идти хоть на край света за своим халифом. Их идеологию можно считать одной из разновидностей мессианства, которое ставит своей целью завоевание не только тех стран, где живут мусульмане («дар-аль-ислам»), но и чужаки, живущие в мире своих войн («дар-аль-харб»).
В связи с этим джихадистов, естественно, интересует не только общая численность мусульман в мире, но и сколько их проживает в постсоветском мире, в том числе и России. Из их среды халифатчики вербуют новых боевиков и джихадистов, их жен, заманивают наложниц. В Википедии не называется точная цифра мусульман в России. Она определяется в пределах 20–30 млн. Бывший председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль в беседе с нами доказывал, что за последние два десятилетия численность мусульман только в России уже превысила 30 млн. Российские мусульмане в Поволжье, на Кавказе и в Крыму вряд ли захотят становиться верноподданными какого-либо самозваного халифа или его эмиров.
ВОЙНА НА ПОЛЕ ИНФОРМАЦИИ
Одной из главных составляющих гибридной войны становится информационная война, сопровождаемая нередко в мечетях пропагандой воинствующего ислама. В подобных войнах нельзя сдаваться без боя. Пока мы преуспели в деятельности службы контрразведки, но отнюдь не в контрпропаганде. Только за 2017 год в России силами ФСБ были обезврежены десятки ячеек запрещенных в России экстремистских организаций. К сожалению, работа исламских проповедников и священнослужителей в мечетях находится на весьма среднем уровне, что только облегчает работу вербовщиков из экстремистских и террористических организаций, которые, в свою очередь, получают разностороннюю подготовку в специальных «центрах джихада» на Западе. И когда на всех долларовых купюрах читаешь фразу «In God We Trust» («Мы верим в Бога»), хочется знать, в какого же Всевышнего верят те, кто рассчитывается «зелеными» с джихадистами и прочими террористами, которых в Сирии причисляют к «умеренной оппозиции», сохраняющей свое оружие.
КВАЗИМИРОВАЯ ВОЙНА
Дирижируемая Вашингтоном гибридная война террора-антитеррора, судя по всему, становится одной из разновидностей квазимировой, или гибридной, войны против России. Еще во времена афганской эпопеи возникли контуры нынешнего «Исламского государства». Его истоки были заложены в выпестованной в недрах Центрального разведывательного управления (ЦРУ) и признанной террористической и запрещенной в России «Аль-Каиды» во главе с Усамой бен Ладеном в ходе «партизанской борьбы» ее бандформирований с ограниченным контингентом советских войск в Афганистане. Известно, что террористы «Аль-Каиды» опирались в основном на военно-экономический базис Соединенных Штатов, как и сейчас львиная доля военной помощи бандформированиям ИГ и «умеренной оппозиции» в Сирии напрямую или через посредников идет из американских источников.
Начавшаяся в ночь перед Рождеством 6 января 2017 года после сокращения нашего воинского контингента в Сирии «дроновая война» с использованием малоразмерных беспилотных средств – не что иное, как начало отработки одного из видов атак с воздуха, как его именуют – «Налет саранчи», разработанный Пентагоном еще в 2015 году. Как считали американские эксперты, налет 100–200 таких дронов с бомбовым вооружением способен уничтожить авиационную технику, элементы радиотехнического обеспечения и средства противовоздушной обороны практически на любой авиабазе. Но расчеты противника не оправдались. Шесть из закамуфлированных под кустарные изделия, но с высокотехнологичной начинкой дронов были нашими спецсредствами посажены, а остальные уничтожены. Воздушно-космические силы (ВКС) России на следующий день нанесли высокоточные удары по позициям и объектам, откуда была предпринята эта дроновая атака. Таким образом, несмотря на то что в Сирии разгромлены основные боевые формирования ИГ, война с терроризмом на Ближнем Востоке и в Сирийской Арабской Республике еще не завершена. Западная коалиция во главе с Соединенными Штатами, действующая на территории Сирии и Ирака, пришла не для того, чтобы смириться с победой российских ВКС и верных режиму Башара Асада войск. Проамериканская коалиция выполняет функции связующей части между Западом и джихадистами.
ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ
Стала уже притчей во языцех часто повторявшаяся республиканским президентом США Рональдом Рейганом русская пословица «Доверяй, но проверяй». Он очень любил ее использовать как партнер в переговорах с Горбачевым по ракетам средней и меньшей дальности (Договору об ограничении ракет средней и меньшей дальности). Похоже, Москва сейчас вправе переадресовать эти слова американским «коллегам».
Президент США Дональд Трамп пытался представить себя тоже нашим «партнером» в борьбе с международным терроризмом. Но судя по той двойной игре, которую американцы ведут в своей proxy-war («войне по доверенности» – чужими руками), Соединенные Штаты стараются вытеснить Россию из Сирии и района Средиземноморья с помощью антиправительственных сил, включая «умеренную оппозицию» и курдов. В этом мог убедиться и Эрдоган, президент Турции, союзницы США по НАТО,  после нанесения ею ударов по сирийскому району Африн, контролируемому курдским Демократическим союзом и его отрядами самообороны.
В сложном клубке гибридных войн в Сирии, на Ближнем Востоке и в Незалежной все труднее определять, кто с кем воюет. Пентагон направляет своих советников и инструкторов, разные виды оружия в Сирию, на Украину не зная, в чьи руки оно попадет.
Обычно сдержанное в оценках Министерство обороны РФ в своем очередном пресс-релизе указало на провокационные действия Соединенных Штатов в Сирии, направленные на обособление северных районов страны и фактически на ее расчленение. Это не может также не настораживать соседние Турцию, Ирак, Ливан и Израиль с Палестиной. Такая двойная игра к добру не приведет. Подобная «война по доверенности» может обернуться для всех и каждого неизвестно каким бумерангом.

Подпишитесь на нас Вконтакте

272

Похожие новости
29 сентября 2018, 06:40
25 сентября 2018, 06:20
21 августа 2018, 07:40
25 сентября 2018, 06:20
28 апреля 2018, 07:20
13 августа 2018, 07:40

Новости партнеров