Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Черноморский судостроительный завод: китобазы и противолодочные крейсеры

Во второй половине 50-х – начале 60-х гг. Николаевский судостроительный завод имени Носенко осуществлял строительство различных типов судов: таких уникальных кораблей как китобазы «Советская Украина» и «Советская Россия» и противолодочных крейсеров «Москва» и «Ленинград».


Противолодочный крейсер «Москва»


Новое имя завода. Китобазы и китобойцы


Длительное время китобойный промысел являлся эффективным и прибыльным занятием. В дореволюционной России, за исключением нескольких не совсем удачных попыток, им занимались иностранные компании, которых интересовало прежде всего получение собственных значительных барышей. В первые годы советской власти также не обошлось без иноземного участия. В 1925 г. был подписан концессионный договор с норвежским предпринимателем К. Кристенсеном, который получил право бить китов в районе Камчатки. Поскольку господин Кристенсен при активной деятельности своей компании постоянно и уверенно скрывал истинные масштабы добычи китов и получения из них различного сырья, а следовательно и прибыли, то в 1927 г. соглашение с ним расторгли.


Решено было организовать китобойный промысел уже собственными силами. В 1930 г. в Североамериканских Соединенных Штатах был куплен сухогруз «Глен Ридж» водоизмещением 10 тыс. тонн, а в Норвегии, одном из мировых лидеров в ловле китов, заказали четыре малых китобойных судна специальной постройки. Вскоре первая советская китобойная база, получившая название «Алеут», отправилась на Дальний Восток. Все необходимые работы по переоборудованию бывшего сухогруза были осуществлены в Ленинграде, поскольку норвежцы, опасаясь конкуренции, эти работы проводить отказались, скрепя сердце построив для СССР не четыре, а три китобойца.


Первая советская китобойная база «Алеут»


Советская китобойная флотилия, получившая название «Алеут» в честь своего флагмана, эффективно охотилась на китов в дальневосточных водах Советского Союза. Дальнейшим планам развития этой отрасли помешала Великая Отечественная война. После ее завершения руководство страны стало придавать китобойному промыслу большое значение, видя в нем и частичное решение остро стоявшей продовольственной проблемы. Добычу китов в тех условиях необходимо было осуществлять на новом качественном и количественном уровне.

Наиболее продуктивным регионом в этом отношении были воды Антарктики. Однако Советский Союз в середине 40-х гг. не располагал судами специальной постройки для осуществления лова китов в этом районе земного шара. Первоначально проблема была решена за счет репараций. Советской стороне в числе прочих германских кораблей и судов была передана китобаза «Викингер» вместе с флотилией из 15 китобойцев. Это был крупный корабль водоизмещением 38 тыс. тонн, построенный в Англии в 1929 г. по норвежскому заказу. В 1938 году его приобрела для своих нужд Германия. В составе советского флота «Викингер» получил новое название «Слава» и в 1946 г. впервые в истории отечественного промыслового флота отправился в антарктическую экспедицию. В первых рейсах участвовали нанятые опытные норвежские специалисты, в дальнейшем их заменили уже подготовленными отечественными.

Китобойный промысел был высокоэффективен в условиях восстановления советской экономики. Каждый успешный в промысловом отношении рейс «Славы» по объему пищевых продуктов равнялся забою на мясо около 2 млн. голов овец. Китовый жир использовался в различных отраслях промышленности, другое добываемое сырье: амбра и спермацет – находило применение в парфюмерии и косметологии. Потребность в продуктах, получаемых из китов, была очень велика, и вскоре стало ясно, что мощности имеющихся в наличии китобойных флотилий, полученных по репарациям (кроме «Славы» для антарктического лова китов был переоборудован бывший германский лайнер «Гамбург», получивший название «Юрий Долгорукий»), были недостаточными. Было принято решение получить от судостроительной промышленности китобазы уже собственного производства.

Был разработан проект китобазы 392, строительство которой должно было осуществляться в Николаеве. Завод имени Андре Марти в августе 1956 г. был переименован в судостроительный завод имени И. И. Носенко. В июне 1957 г. на предприятии в торжественной обстановке состоялась закладка первого судна, получившего название «Советская Украина».

Китобаза являлась крупнейшим судном такого класса в мире. Ее полное водоизмещение составляло 45 тыс. тонн, и она была способна переработать 75 туш китов в сутки. Корабль был оборудован вертолетной площадкой и поисковым вертолетом для обнаружения китовых стад. Численность экипажа и персонала перерабатывающего предприятия, расположенного на борту, составляла около 600 человек.


Китобаза «Советская Украина»


Постройка «Советской Украины» шла высокими темпами – она была спущена на воду в январе 1959 года. Достройка на плаву длилась около 8 месяцев, и в том же году заказчик в лице Министерства рыбного хозяйства СССР принял судно от завода. В конце сентября 1959 г. китобаза после комплекса испытаний прибыла в одесский порт для подготовки похода в Антарктику. Через месяц, в октябре, «Советская Украина» ушла на промысел.

Новейшая китобаза хорошо зарекомендовала себя в применении по своему прямому назначению, и на освободившемся стапеле в том же году была осуществлена закладка еще одного корабля по проекту 392, получившего наименование «Советская Россия». В августе 1960 г. ее спустили на воду, а в 1961-м она вошла в строй. В отличие от «Советской Украины», «Советская Россия» была приписана к порту Владивосток, хотя местом промысла также являлись антарктические воды.

Охота на китов приняла невиданный до этого времени размах. Для непосредственной добычи морских млекопитающих были спроектированы и поэтапно построены на николаевском заводе имени 61 коммунара специальные китобойные суда проекта 393 типа «Мирный» в количестве 97 единиц. При полном водоизмещении 1200 тонн эти корабли, имея в качестве главной энергетической установки четыре дизеля по 900 л. с. каждый, могли развить ход в 17 узлов. По двадцать таких китобойцев было приписано к «Советской России» и « Советской Украине», остальные были распределены по другим китобойным флотилиям.

В начале 1960-х гг. четыре китобойца на заводе имени 61 коммунара были переоборудованы в корабли-разведчики по проекту 363 А. Возросший объем добычи китов ввел руководство Министерства рыбного хозяйства в некоторый азарт, и был дан заказ на проектирование третьей китобазы еще большего водоизмещения, которую предполагалось оснастить ядерной силовой установкой. Такой корабль мог находиться в водах Антарктики практически неограниченное время с условием вахтовой смены экипажей, подвоза припасов и вывоза изготовленной продукции рефрижераторами и сухогрузами.


Бывшая китобаза «Советская Украина» перед разделкой на металл


По ряду причин, в первую очередь экономического характера, от этого амбициозного проекта отказались. Масштабное истребление китов привело к снижению объема их промысла уже к началу 1970-х гг. В 1980 году «Советская Россия» была переоборудована в рыбопромысловую базу, а «Советская Украина» завершила свою китобойную деятельность в 1987 году, когда СССР прекратил бой китов. Позже ее переоборудовали в рыбоконсервный завод, в середине 1990-х гг. продали на слом в Турцию. Примерно в этот же период списали и «Советскую Россию».

Военное кораблестроение 60-х. Крылья над палубой

После завершения строительства подводных лодок проекта 613 и легких крейсеров проекта 68 бис предполагалось, что завод имени Носенко займется постройкой дизельных субмарин следующего проекта – 633, дальнейшего развития 613-го, разработанного специалистами завода «Красное Сормово». Однако согласно постановлению Правительства постройку новой серии подводных лодок решили все-таки осуществлять в Горьком.

В середине 1950-х гг. советское руководство решило организовать паромную переправу в Керченском проливе. Первоначально там планировалось построить мост для автомобильного и железнодорожного сообщения с Крымом. Подобное сооружение было построено советскими саперами в 1944 г. на месте немецкой канатной дороги, осуществлявшей снабжение группы армий «А» на Кавказе. Впоследствии железнодорожный мост был разрушен в результате ледохода. От масштабного проекта по постройке нового моста по экономическим причинам отказались в пользу паромной переправы.

Заводу было поручено заняться строительством трех железнодорожных паромов проекта 726 водоизмещением 7500 тонн, который мог принять на палубу состав из шестидесяти вагонов. Было обработано около 1000 тонн стали, собрано несколько секций, когда поступило указание прекратить работы.

Подобные метания были вызваны перераспределением заказов между судостроительными предприятиями Советского Союза в рамках отказа Хрущева от целого ряда проектов в оборонной сфере, в том числе сокращением расходов на флот. Никита Сергеевич был очарован ракетной техникой и видел именно в ней гарантию безопасности страны и подтверждение статуса великой державы. Ситуация изменилась лишь в начале 1960-х гг., когда завод начал строительство совершенно нового класса кораблей – противолодочных крейсеров.

Идея иметь в составе отечественного флота авианосцы витала в военно-морских кругах с середины 1930-х. В июне 1938 года по распоряжению руководства страны Центральный научно-исследовательский институт имени Крылова предоставил в Управление кораблестроения РККФ тактико-техническое задание на проектирование авианосца водоизмещением 13 тыс. тонн, способного нести авиагруппу из 30 бомбардировщиков и 15 истребителей. В октябре 1938 г. задание было одобрено в Главном морском штабе.

Через год, в сентябре 1939 г., эскизный проект первого советского авианосца был готов. В Наркомате ВМФ одобрительно покивали и отправили проект на доработку. Пока НИИ имени Крылова занимался усовершенствованием своего замысла, началась Великая Отечественная война, и СССР стало совсем не до авианосцев.

К этому вопросу вернулись лишь в январе 1945 г., когда не было уже никаких сомнений в участи нацистской Германии. Была создана специальная комиссия, которой надлежало определить наиболее необходимые корабли для перспективного строительства. Для многих ответственных лиц было ясно, что союзнические отношения в рамках антигитлеровской коалиции скоро закончатся, и противостояние с флотами западных держав станет в ближайшие годы очевидным. Изучив опыт войны на море, комиссия высказала мнение в необходимости авианесущих кораблей для всех флотов СССР. Эскадренных – для Тихоокеанского и Северного и малых – для Балтийского и Черноморского.

Казалось, созданию авианосцев, наконец, дан зеленый свет. Однако в программе строительства военных кораблей, принятой в ноябре 1945 г., подобного класса кораблей не оказалось. На это было много причин: и основательно пострадавшая от войны судостроительная промышленность, и сопротивление появлению этого типа кораблей в отечественном флоте части советского руководства, которая считала его излишней роскошью. Таким образом, начали строить тяжелые крейсеры типа «Сталинград», необходимость которых вызывала большие сомнения, а для авианосцев места не нашлось.

Авианесущие корабли появились в составе военно-морского флота Советского Союза лишь в начале 1960-х гг. Во второй половине 50-х советское руководство получило информацию, что в США полным ходом ведутся работы по строительству атомных подводных лодок типа «Джордж Вашингтон», способных нести на борту 16 твердотопливных баллистических ракет средней дальности «Поларис» А-1. Дальность полета этой ракеты составляла 2200 км, что позволяло наносить ядерные удары по объектам на территории Советского Союза из Северной Атлантики и акватории Средиземного моря.

Одной из мер активного противодействия такой серьезной угрозе было создание кораблей, способных нести на борту противолодочные вертолеты. В конце 1958 г. постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР был утвержден план по научно-технической разработке таких кораблей. В итоге Невским проектно-конструкторским бюро был создан проект крейсера-вертолетоносца проекта 1123, получившего шифр «Кондор». В январе 1962 г. проект был утвержден командованием ВМФ.

К этому времени американские атомные подводные ракетоносцы типа «Джордж Вашингтон» уже вступили в строй, и полным ходом шло строительство более совершенных ядерных субмарин типа «Этен Аллен». Строительство новых крейсеров было поручено Николаевскому судостроительному заводу имени Носенко. Первый крейсер, получивший название «Москва», был заложен на стапеле №0 15 декабря 1962 года. Его полное водоизмещение должно было составлять 17,5 тыс. тонн. Главным вооружением, помимо зенитно-ракетного, торпедного и артиллерийского, являлись 14 вертолетов Ка-25 в противолодочном варианте. В январе 1965 г. «Москву» спустили на воду, а в декабре 1967-го она вошла в строй.

Второй корабль по проекту 1123 заложили на освободившемся стапеле в январе 1965 г. Он получил название «Ленинград». Его спустили на воду в июле 1967 г., а в июне 1969-го крейсер вступил в строй.


Противолодочный крейсер «Ленинград»


Оба корабля, которые до 1965 г. официально классифицировались как «корабли противолодочной обороны дальней зоны», вошли в состав Черноморского флота. Их служба была интенсивной и напряженной: постоянные выходы на патрулирование в зоне вероятного нахождения американских подводных лодок, участие в многочисленных учениях, регулярные посещения портов и баз государств-союзников и дружественно относившихся к СССР.


Первая посадка самолета Як-36 М на палубу противолодочного крейсера «Москва»


На долю «Москвы» выпало к тому же сыграть в 1972 г. роль испытательного стенда для перспективной авиационной техники. 12 ноября этого года впервые в истории советского флота на его палубу совершил посадку самолет вертикального взлета/посадки Як-36 М.

Развал Советского Союза пагубно отразился на всем отечественном флоте и в том числе на противолодочных крейсерах «Москва» и «Ленинград», чья боевая карьера подошла к концу. В 1995 г. в последний поход на разборку к берегам Индии совершил «Ленинград». А в 1997 году этим же путем суждено было пройти несколько дольше продержавшейся «Москве». Всего по проекту 1123 «Кондор» планировалось построить три корабля. Третий крейсер, который должен был называться «Киев», по проекту был на 12 метров длиннее первых двух. Однако от его постройки отказались, а его именем был назван противолодочный крейсер нового, уже совершенно иного проекта, который также был построен на Николаевском судостроительном заводе имени Носенко.
Автор: Денис Бриг

Подпишитесь на нас Вконтакте

130

Похожие новости
15 декабря 2017, 07:40
15 декабря 2017, 07:40
15 декабря 2017, 15:40
14 декабря 2017, 15:40
15 декабря 2017, 07:40
15 декабря 2017, 00:00

Новости партнеров