Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
23 октября 2018, 02:40
23 октября 2018, 11:00
23 октября 2018, 08:00
23 октября 2018, 00:00
23 октября 2018, 11:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Человек-магнит

Служба во Внутренних войсках – не сахар. Фото РИА Новости
За время военной службы мне неоднократно доводилось встречаться с людьми, обладающими неординарными способностями и разными талантами. В армейские ряды каждый из них попал своими, неведомыми людям штатским путями, долго искал себя и применение своим, подчас неожиданным талантам. Но обо всем по порядку.
СУДЬБА-ЗЛОДЕЙКА
В далеком теперь уже 1971 году Юрий Кумыков семнадцатилетним юношей добровольно через Прохладненский горвоенкомат поступил в Орджоникидзевское военное училище МВД СССР. Возможно, тогда паренек и не думал, на какие трудности и лишения он обрекает себя и свою будущую семью. Далеко не каждый выпускник попадал служить в столицу или крупный город. Многим молодым офицерам почетную обязанность предстояло выполнять в таежной глуши, в продуваемой всеми ветрами степи, на «севере диком» или высоко в горах. Именно там – далеко, далеко – предстояло командовать взводами и ротами новоиспеченным лейтенантам под присмотром седовласых капитанов. Разницу, чем же рота войск МВД отличается от мотострелкового или танкового подразделения, читатель поймет чуть ниже. Наш скромный герой тем временем, несмотря на обширные связи в правоохранительных органах одной из северокавказских республик, угодил (в прямом и переносном смысле) в самое пекло. А теперь об особенностях службы в «конвое».
Поступая в училище МВД, несмышленые юноши, по сути дела, давали подписку о неразглашении тайны, компенсированную затем незначительной выплатой, полагающейся за работу с секретными данными, и вместе с тем «заказывали» себе дорогу «за бугор», то есть добровольно становились невыездными гражданами. Это было существенным поражением в правах в отличие от преимуществ военнослужащих-армейцев, при удачном раскладе имевших прекрасную возможность побывать во время службы в Европе в лице дружественных Восточной Германии, Чехословакии, Венгрии, Польши или далеко от родных березок на острове Свободы – горячей Кубе. А вот от Афганистана офицеры и прапорщики внутренних войск не были застрахованы, «за речкой» они были советниками в частях царандоя (такими же, как в Союзе, войсками МВД) и наравне со всеми «шурави» участвовали в боевых операциях.
В военкомате призывников-абитуриентов особо не просвещали, кого готовят в военном училище МВД. Иногда по незнанию офицеры-направленцы отвечали, что там учат на «оперработника», иной раз, пытаясь потрафить, говорили о погонях за преступниками, а иногда и вовсе пожимали плечами, мол, ничего не знаем, секретная служба. Если отбросить все наносное, то во всех этих словах есть доля правды. Однако в большинстве случаев молодой лейтенант получал под свое начало конвойный взвод, состоявший преимущественно из солдатиков восточной наружности, охранявший исправительно-трудовую колонию, а проще – вполне реальную «зону», затерявшуюся где-нибудь в мордовских лесах, карельских болотах, туркменской пустыне или в районе вечной мерзлоты. Конвойная служба – не сахар: с автоматом через день на ремень, колючая проволока, постовые вышки, лай караульных собак и отборный мат арестантов.
Лейтенант Кумыков получил предписание прибыть в Ташкент, в распоряжение командира конвойной дивизии, а уже оттуда «караваном» добирался в Учкудук (что, как известно благодаря песне, означает «три колодца»). Пятнадцать лет в пустыне – не шутка! Выбраться на Большую землю было весьма сложно. В академию на много лет вперед выстраивалась очередь, приходилось учиться заочно в провинциальных университетах или пединститутах, чтобы ближе к пенсии занять майорскую должность. Наиболее способные и преданные делу получали направление в высшие партийные школы. Выбился «в люди» и капитан Кумыков, поступив на отделение журналистики Новосибирской ВПШ. Он уже несколько лет майором «перехаживал», когда получил предложение перейти в редакцию зональной газеты, а там открывались хорошие перспективы. Прошу все-таки не путать с «зоной», как именовались места не столь отдаленные. Войсковые части – отдельные батальоны, полки, бригады – входили в состав конвойной дивизии или управления по зоне (Северо-Западной, Уралу, Дальнему Востоку и Восточной Сибири или союзным республикам). Молва приписывает отставку директора ЦРУ Аллена Даллеса по причине невыполнения американскими разведчиками сложной задачи – разгадки организационной структуры МВД СССР. Так что внутренние войска и на международном уровне внесли свой вклад в нанесение пробоин западному империализму.
Как никто другой в нашей редакции Юрий Альбиянович Кумыков знал всю подноготную службы в конвойных частях: от систем охраны до криминальных нравов, царивших на «зоне». Рассказы об однополых свадьбах, коблах – женщинах с мужскими повадками, «шестерках», «петухах» были для нас большими откровениями. Порой мы слышали истории, о которых не решались написать ни Солженицын, ни Шаламов. Рассказчиком Кумыков был непревзойденным. Точно так же, в совершенстве, владел он кисточкой и карандашом, залихватски играл на гитаре, галантно ухаживал за дамами. Результаты его творчества – многочисленные дружественные шаржи, карикатуры, стихи, анекдоты, частушки – в годы службы становились достоянием военных читателей.
С ФРАНЦУЗСКИМ ПРОНОНСОМ
Творит и печатается саратовский мастер под творческим псевдонимом Шамне. С ним (псевдонимом) особая история. По одной из семейных версий, это настоящая фамилия человека, француза по национальности, волею судьбы оказавшегося в Советском Союзе и повстречавшего удивительно красивую русскую девушку. Бурный роман, слезы радости и печали и… появившееся на свет ровно через девять месяцев дитя любви.
Как пишут в этимологических словарях, фамилия была образована от личного прозвания ее родоначальника – Шамне. Данное прозвище восходит к немецкому слову «schamen», которое в переводе на русский звучит как «стыдливый, совестливый, застенчивый». Скорее всего, пришли к выводу исследователи, прозвище Шамне получил в высшей степени нравственный и порядочный человек, который никогда не позволял себе резких высказываний или действий. Вероятно, предок рода старался в любых жизненных ситуациях поступать по справедливости…
Воспитанный на армейском девизе «Живи по уставу – завоюешь честь и славу», Кумыков-Шамне действительно не терпел двуличия и всегда острым словом и веселой карикатурой развенчивал несостоятельные призывы, например, о честном и чистом образе партийца. Крохоборов, лгунов и воришек всегда хватало и по эту сторону тюремного забора.
Человек неумной энергии, познавший на своем веку многое, завершив военную службу, Юрий Альбиянович собрал воедино редкие криминальные факты и изложил их в виде сюжетов для художественных детективных и приключенческих фильмов. Действия сценариев основаны на реальных событиях крупнейших афер 60–80-х годов прошлого столетия. Главные герои и действующие лица «мотали срок» в советских ИТК, в том числе и в Средней Азии, где как раз и тянул конвойную лямку офицер Кумыков. Так что непревзойденных аферистов и мошенников (одно «хлопковое дело» чего стоит!) командир конвойной роты по долгу службы и обязанностей знал как облупленных. Он изучал их уголовные дела, не раз беседовал и как тонкий психолог понимал, что за душой у каждого из них.
ПРИВЕТ С ГОЛУБОГО ЭКРАНА
Интеллектуал и эрудит, Кумыков щелкал кроссворды, как бабушка семечки на завалинке. Однажды, когда мы разлетелись после известных событий начала 90-х по «белу свету», он послал в Москву самому Якубовичу на передачу «Поле чудес» кроссворд в форме лабиринта и получил приглашение на центральное телевидение. В тот декабрьский вечер, как водится, в пятницу, вернувшись с работы, из прихожей увидел на экране телевизора игрока и глазам своим не поверил – усатый, с горящим взором Юра Кумыков собственной персоной! Как раз передающий приветы своим сослуживцам по Средней Азии и для меня, стало быть. Естественно, «наш пострел» с легкостью угадал все задания и выиграл самые ценные призы – телевизор и видеокамеру. От суперигры, чтобы не извлечь из черного ящика кочан капусты, предусмотрительно отказался.
Кумыков и Якубович – внешне очень похожи, словно братья. Да и по характеру – весельчаки. Юрий Альбиянович мог бы запросто заменить у барабана в качестве ведущего Леонида Аркадьевича. А пока, ожидая предложения на кастинг, офицер-конвойник на заслуженном отдыхе с успехом занялся написанием музыки и стихов, организацией собственных концертов, изготовлением логотипов известных финансовых организаций и нефтяных компаний, созданием комиксов для предвыборных баталий. Более того, скажу вам по секрету, у него вдруг открылся дар притягивать к себе столовые металлические предметы – вилки, ложки и ножи, и развилась способность взглядом передвигать вещи на незначительное расстояние, как, скажем, некоторым удается шевелить ушами.
ВСТРЕЧА
В конце 80-х, когда дело шло к крушению железного занавеса, офицеры нашей части все чаще искали возможность через туристическую фирму «Спутник» выехать на отдых за границу. Золотые пески Болгарии, целебные источники Чехословакии, художественные шедевры Дрездена и Берлина вполне были доступны советским гражданам, если, конечно, они не являлись носителями военной тайны. А зорко стоявший на ее охране особый отдел мог запросто не подписать разрешения на выезд. Всеми правдами и неправдами майор Кумыков добился согласования контролирующих органов и улетел в ГДР. Вернувшись из дальних странствий, он делился впечатлениями о посещении Дома советско-немецкой дружбы в Дрездене. Делегацию соотечественников встречал ответственный работник культурного учреждения, представившийся Владимиром Владимировичем.
Очевидно, мысли, навеянные той давней встречей, спустя годы материализовались Кумыковым в подготовленной по заказу всемогущей организации «Азбуке юного чекиста» и веселой книжке для взрослых «Чекисты смеются». В силовых структурах Кумыков – свой человек. Написанный им гимн торжественно звучит на официальных мероприятиях Федеральной налоговой службы, а сотрудникам ГИБДД по всей стране пришелся по нраву написанный саратовским уникумом мюзикл для детей «Правила дорожного движения – правила взаимоуважения». С легкостью художник и поэт, что называется, в стихах и красках исполняет поздравления коллегам и сослуживцам. Работы мастера хорошо известны также в политических кругах: чего стоит подготовленный им сборник сатирических миниатюр! По мнению художника, политика без сатиры и карикатуры – слабые потуги. Ввергнуть общество в уныние может любой политик, а вот рассмешить электорат, дать всплеск эндорфинов – не каждому дано. Этим, между прочим, занимается наука юморология. Вот так и сражается отставной полковник на сатирическом фронте вот уже много лет, хорошо понимая при этом, что смех – это мощное оружие, которое никогда не ставится в пирамиду.
ДЕНЬ ДУРАКА
Однажды, еще по молодости, поехал Кумыков «покупателем» за призывниками в город, расположенный в центральной полосе России. На областном призывном пункте случилась, с подачи военного юмориста, вот такая веселая история.
Ожидая свою партию новобранцев, увидел офицер-конвойник юношескую стайку в трусах, человек двадцать пять – будущих защитников Родины. Они стеснительно жались в углу, не зная, куда идти и у кого спросить, что делать.
– Чего жметесь, ребята? – ободряюще спросил с улыбкой усатый офицер молодежь и тут же добавил с видом знатока: – Снимайте трусы и все сразу заходите вон в тот кабинет, – и указал пальцем на канцелярию, где молодые студентки-медички, сидя за столами, вносили записи в медицинские книжки.
То, что где-то надо снимать трусы, ни для кого из призывников не было новостью – по этому поводу судачили заранее. Поэтому ребята быстро скинули последнее прикрытие и столпились у обозначенной двери.
Видя, насколько удалось начало шутки, розыгрыш поддержали бывалые сержанты и начали подбадривать салаг: мол, не стесняйтесь, смелее, там все – свои…
Один из них распахнул настежь двойные двери, а трое других быстро впихнули в кабинет всю ораву и прикрыли створки.
Пауза, хоть и была короткой, но окружающие, наблюдавшие за действом, сразу же осознали, что время – категория относительная, оно может растягиваться, и эта заминка показалась всем очень продолжительной. Паузу разорвало дружное юношеское «Здрасьте!». Затем последовали молодой женский визг и более крепкие выражения опытных дам, видевших и не такое…
Ошалевшие призывники, толкаясь и протискиваясь голыми телами, вылетали наружу под дружное напоминание бывалых воинов «Первый апрель – никому не верь!».

Подпишитесь на нас Вконтакте

400

Похожие новости
28 сентября 2018, 00:20
09 октября 2018, 08:40
13 октября 2018, 08:40
12 октября 2018, 02:40
19 октября 2018, 02:20
01 октября 2018, 08:00

Новости партнеров