Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Бюджет с секретом. Зачем он России?

Верить Росстату


Почти пять триллионов рублей – точнее 4,85 трлн., в такую сумму оцениваются в номинальном выражении секретные расходы России в 2017 году. Расходы по секретным статьям выросли в номинальном выражении с 4,59 трлн рублей в 2016 году до 4,85 трлн. в 2017-м, но при этом по-прежнему составляют 5,3 процента общего размера ВВП России. Данные за 2018 год ещё не обнародованы, так как Росстат пока на обладает информацией по основным расходным статьям федерального бюджета.

За последнее время Росстат сделал слишком много для того, чтобы ему верили примерно, как той кукушке из леса. Отметим, что расходы, зафиксированные и обнародованные сейчас Росстатом, существенно расходятся с данными по секретным статьям расходов, заложенными в том же 2017 году в федеральный бюджет.




Тем не менее, оснований для того, чтобы не верить несколько неожиданной в нынешних условиях публикации данных о секретных статьях расходов, практически нет. Дело в том, что в данном случае речь идёт не о сборе сомнительных данных из федеральных ведомств, а о расчётах по так называемому остаточному принципу.


Уже известно, что расчёты включают в себя не только бюджетные статьи, и велись по единой международной методологии СНС 2008. Это так называемая система национальных счетов, принятая Россией больше десяти лет назад, по которой в валовое накопление капитала включаются и расходы на вооружение и продукты интеллектуальной собственности.

По первой из этих статей закупаются самолёты, корабли, танки, что для России, как мы знаем, вообще-то редкость, и многое другое, помельче, в том числе масса комплектующих. По второй же приобретается немногое, но именно по этой статье проводятся расходы на научные исследования и разработки - НИОКР, затраты на разведку многих видов полезных ископаемых, а также на создание программного обеспечения, баз данных и прочей интеллектуальной продукции.

В данных Росстата обе статьи сведены воедино, что не позволяет чётко оценивать расходы на вооружения и НИОКР. При этом сама сумма получена в результате простого вычитания из совокупного объёма валового накопления капитала в 19,88 трлн рублей расходов на основные фонды, то есть здания и сооружения, транспорт, оборудование и всё остальное, что поддаётся счёту.

Болтун – находка для шпиона


Не стоит объяснять, что секретные расходы напрямую связаны с размерами российского военного бюджета. По этому показателю, как свидетельствуют данные Международного института проблем мира (г.Стокгольм) Россия занимает не самое высокое шестое место в мире, уступая не только США и Китаю, но и Франции, Индии и Саудовской Аравии.

При этом в последние годы доля затрат на вооружения в общем объёме российского ВВП стабильно снижается, и если ещё в 2017 году она составляла 3,3 процента, то к 2019-2020 году, по заявлению профильного вице-премьера Юрия Борисова, составит не более 2,9 процента.

Сама по себе публикация суммы секретных расходов, причём не только заложенных в бюджет России, вызвала волну комментариев в СМИ. При этом, по нашей традиции, мнения высказываются самые разные, начиная от «не тронь святого», и кончая требованиями полной и безоговорочной прозрачности. Большинство экспертов обоснованно выступает в пользу жёсткого соблюдения государственной тайны, сравнивая саму постановку вопроса о публикации «секретных статей» с антигосударственным подходом.



Необходимо напомнить, что никто не планировал и вряд ли впоследствии предпримет какие-нибудь шаги, чтобы снять гриф секретности с государственной программы вооружения на 2018-2027 годы, подписанной президентом Путиным ещё в январе 2018 года. Известно лишь, что на её реализацию предусмотрено 20 триллионов бюджетных рублей.

Росстат по определению не может располагать данными, как распределяется эта сумма по годам, и какую долю составляют средства, выделенные на программу, в секретных статьях федерального бюджета. Характерное заявление не так давно сделал по этому поводу один из помощников министра обороны Сергея Шойгу, когда тот потребовал подготовить предложения по изменению программы. «Какая-либо дополнительная информация по программе отсутствует, в связи с её полной секретностью».


Секретные статьи бюджета, как и просто не раскрываемые расходы – отнюдь не какое-то сугубо российское ноу-хау. Расходы на оборону, а также на научные разработки стратегического характера максимально засекречивают все, начиная с коммунистического Китая, и кончая демократическими (или же республиканскими, как фишка ляжет), Соединёнными штатами.



По части же открытия информации успел высказаться не кто иной, как руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН имени Е.М.Примакова Алексей Арбатов, который убеждён, что «никакого смысла скрывать эти данные нет». Вполне справедливы сомнения эксперта, связанные с возможностями «расширять непрофильные активы» или «выделять средства на дорогостоящие бесперспективные исследования».

Однако с его замечанием по поводу того, что непрозрачность позволяет бесконтрольно использовать средства, можно и нужно спорить. Главное, чего не стоит забывать сторонникам раскрытия всех секретов, это то, что «непрозрачность» вовсе не означает «бесконтрольность». И совсем другое дело, что большинство наших весьма многочисленных контрольных органов, как правило, не имеют достаточных полномочий, чтобы всерьёз проверить те или иные секретные статьи расходов.

Что скажут аудиторы?


Не так давно секретные статьи бюджета, большинство из которых так или иначе завязаны на Министерство обороны, планировало проверить главное контрольное ведомство страны – Счётная палата. На тот момент её, как известно, возглавлял Сергей Степашин, когда-то выбивший для СП РФ право на проверки федеральных ведомств без предварительного согласования с Госдумой и даже президентом.



Однако пользоваться этим правом на практике аудиторам Счётной, похоже, так и не дали. Аудиторов из Счётки, среди которых особенно въедливым считался профессионал высокого класса Владимир Пансков, возглавлявший Минфин в самые сложные годы приватизационных аукционов, аккуратно попросили «не беспокоиться».

Вообще-то скрупулёзные проверки, причём не только со стороны Счётной палаты, вполне могли стать реальностью, когда Минобороны получило крайне тяжёлое наследство от министра Сердюкова. Но и в этот раз секретные бюджетные статьи было рекомендовано не затрагивать.

Впрочем, чуть раньше специалистов Счётной палаты точно так же не допустили и в закрома Центрального банка, хотя экс-глава главного кредитного учреждения Виктор Геращенко и до, и уж тем более после отставки из ЦБ РФ неоднократно предлагал почистить его авгиевы конюшни». Деятельность Банка России, даже под ежегодным международным аудитом, по-прежнему вызывает у специалистов очень серьёзные сомнения в пресловутой «прозрачности».

Остаётся напомнить, что ещё три года назад из Росстата поступало предложение раскрыть информацию по сумме средств, потраченных на закупку вооружений, что могло бы автоматически сделать доступными и данные по расходам на исследовательские работы. Инициативу тогда весьма активно поддерживал Общественный совет при Росстате, регулярно критикующий это ведомство за ошибки и перерасчёты, которые ведут к необоснованным расходам в бюджете. Однако даже на такое частичное раскрытие всего лишь обобщённых показателей разрешения от компетентных служб получено не было.
Алексей Подымов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

251

Похожие новости
20 сентября 2019, 20:40
20 сентября 2019, 12:20
20 сентября 2019, 12:20
21 сентября 2019, 08:00
21 сентября 2019, 07:20
20 сентября 2019, 18:00

Новости партнеров