Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Бумажные войска» и неисправная техника: как Украина готовится к войне с Россией (Страна)

Министерство обороны Украины объявило о проведении сборов подразделений территориальной обороны в южных областях. Основными целями сборов названы совершенствование умений и навыков командиров и штабов по управлению подразделениями, а также повышение навыков военнослужащих по выполнению задач на реальных объектах.
Объявление было опубликовано в Фейсбуке ведомства 6 апреля и связывается как с обострением ситуации в Донбассе, так и с концентрацией российских войск на границах Украины.
В последнее время о территориальной обороне говорят очень много. Ей уделено большое внимание в военной доктрине Украины, а в конце прошлого года активно обсуждался даже специальный законопроект.
По идее тероборона должна стать масштабным и быстро мобилизуемым резервом для ВСУ в случае войны и вести активные боевые действия в своих регионах в случае вторжения неприятеля.
«Страна» пообщалась с представителями территориальных подразделений и выяснила, что на самом деле представляют собой части теробороны Украины.
«Квантунская армия»
Батальоны теробороны были созданы в 2014 году — вскоре после начала войны в Донбассе. Тогда украинская армия полностью была не готова к войне, что и проявилось на первых этапах АТО. Поэтому территориальные батальоны поначалу воспринимались в качестве вспомогательного войска, призванного закрыть бреши по охране стратегических объектов в тылу.
Первоначально планировалось создание 27 батальонов — по одному в каждой области. Также в Генштабе витала идея о формировании тербатов из добровольцев, готовых стать под ружье в случае, если война перекинется с Донбасса на остальные регионы Украины. Однако уже через короткое время украинские генералы и правительство осознали, что сформировать тербаты из добровольцев не получится. Большая часть идейно мотивированных бойцов ушли в добрабаты, а многие «активисты Майдана» предпочитали «воевать» в тылу — с предпринимателями, которые были готовы платить за спокойствие.
Поэтому большинство батальонов теробороны начали комплектовать мобилизованными гражданами (хотя и были отдельные подразделения, сформированные из добровольцев).
Также вскоре батальонами теробороны начали затыкать дыры в АТО, так как в боевых подразделениях ВСУ на фронте остро не хватало бойцов.
Однако практика применения батальонов в боевых действиях получалась, скажем так, неоднозначной. На всю страну прогремела история со сформированным в Ивано-Франковске тербате «Прикарпатье». Он просто сбежал со своих позиций в начале наступления противника под Иловайском, оголив тылы украинской группировки войск. «Прикарпатцев» удалось остановить лишь в Кировоградской области.
«Садимся в вертолет — командующий Сухопутными войсками, я, мой первый заместитель — летим в Кировоград, Знаменку. Посадили в поле вертолет, идем к ним. Они перекрыли дорогу — мне стыдно это говорить, квантунская армия: кто-то пьян, босые, вооруженные до зубов, с боевым комплектом гранат на поясе, направили РПГ на вертолет, и старший лейтенант Прочук, которому мы объявили подозрение, отдал команду стрелять», — рассказывал осенью 2014 года тогдашний главный военный прокурор Анатолий Матиос.
Впоследствии в различных официальных отчетах о причинах поражения украинских войск под Иловайском, военные чины и правоохранители возлагали чуть ли не главную ответственность именно на «Прикарпатье». И в начале 2015 года батальон был расформирован.
Центры по сбору резервистов
Тербаты также принимали участие в боях под Дебальцево в начале 2015 года, но затем в Министерстве и Генштабе было признано нецелесообразным использовать их на фронте. Батальоны территориальной обороны были отведены из АТО.
Сейчас тербаты представляют собой кадровые центры для обучения резервистов, которые проходят ежегодные сборы. То есть в составе постоянного личного состава тербатов постоянно служат инструкторы — офицеры и сержанты. В тербатах поставлено на конвейер проведение сборов резервистов, которые прибывают партиями на срок от двух недель до месяца. Причем резервисты — не только рядовые. Среди них много офицеров резерва. Главная задача инструкторов — обучить резервистов военным профессиям. Впрочем, военные специальности резервистов ограничиваются теми, которые необходимы для обычных мотопехотных подразделений.
Источники «Страны» в Генштабе рассказали, что теоретически в батальонах территориальной обороны можно поставить под ружье до 90 тысяч человек. К слову, за формирование батальонов теробороны ответственны областные военкоматы, которые сейчас называются «центрами комплектации». По положению о войсках территориальной обороны они должны комплектоваться добровольцами из числа гражданских: офицеров, сержантов и солдат резерва. Последние обязаны время от времени проходить сборы. И не только учебные.
То есть по приказу резервисты должны быть готовы в любой момент по звонку из военкомата явиться в батальон, к которому они приписаны. И нести службу там, где прикажут, охраняя стратегические объекты в тылу и на усилении пограничных войск.
«Маклауды спасают статистику»
Но на практике все не совсем так. Инструктор подразделения территориальной обороны в Одесской области Владимир К. рассказал, что собрать полноценный батальон в случае войны практически невозможно.
«Списки личного состава у нас в батальоне вполне укомплектованы. Но это теория. На самом деле даже на переподготовку призвать резервистов очень сложно. То есть резервистов по списку почти пять сотен, и они типа регулярно проходят учебные сборы. Но желающих пройти сборы на самом деле крайне мало. У одного коронавирус, и он приносит справку, у другого еще какая-то причина. Третий просто не отвечает на звонки по телефону, а то и просто блокирует номера военкомата. Но в военкоматах есть план по прохождению учебных сборов резервистами подразделений теробороны. Отчитаться по любому нужно наверх. Поэтому военкоматы идут на хитрость. Одни и те же резервисты ездят на сборы по три-четыре раза в год. Мы таких называем „горцами". Типа как Дункан Маклауд, вечные бойцы. Иногда по-старому называем — „партизанами". На работе им платят среднюю зарплату, а они типа проходят сборы. Почему „типа"? Такие „партизаны" просто делают вид, что проходят обучение. Есть, конечно, и исключения, но они в целом погоду не делают», — рассказал офицер части территориальной обороны.
Офицер бригады территориальной обороны в Николаевской области Ю. уверен, что его подразделение существует лишь в отчетах военкоматов.
«Части территориальной обороны — это „бумажные" войска. Никто из гражданских не хочет бегать по полигону с автоматом. Выезжаем из ситуации лишь за счет уже воевавших идейных резервистов. Но их очень мало. Даже среди них есть те, которые говорят, что уже отдали долг Родине. Мол, числюсь у вас в резерве — и этого достаточно. А на сборы их не дозовешься. К тому же наши подразделения остаются легко вооруженными вспомогательными подразделениями, которые предназначены лишь для охраны тыловых объектов. Для войны они по-прежнему непригодны. Это прежде всего учебные центры боевой подготовки. Если начнется война, то в ряды теробороны станут лишь те, кто уже воевал в АТО. В Генштабе и командовании территориальной обороны, конечно, думают по-другому. В отчетах о прохождении сборов числятся сотни и тысячи солдат. Но это фикция бюрократов из военкоматов», — сетует военный.
К слову, снабжение войск территориальной обороны по-прежнему остается совсем скудным. Офицеры территориальных бригад и батальонов говорят о том, что их подразделения снабжают неисправной техникой. И даже стрелковое оружие явно носит следы поломок и ремонта.
«Из трех мотолыг (МТЛБ — многоцелевой транспортер-тягач легкий бронированный — Ред.) моего подразделения две неисправны и подлежат списанию. Запчасти покупаем за свои деньги. То же самое с остальной техникой: почти все постоянно ломается и стоит на приколе. Начальство говорит, мол, ваша техника, вот и ремонтируйте сами. Будьте довольны и этой технике, новая нам не положена. О каких боевых сборах идет речь? О каком обучении бойцов? Все сержанты и офицеры из числа инструкторов заняты ремонтом техники. Реально стреляем на сборах только из легкой стрелковки (автоматов и ручных пулеметов — Ред.). А обучить резервиста стрелять из пулемета бронетранспортера в движении задача трудная. Так как из четырех БТР на ходу всего один — на учебное вождение и стрельбы очередь. Зато по документам у нас полный порядок. Сейчас начальство приказало, что мы должны быть готовы выдвинуться на усиление границы с Крымом. Боюсь, что выдвинуться сможет лишь половина батальона на том, что способно двигаться», — признался инструктор батальона территориальной обороны Константин Щ.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

350

Похожие новости
16 апреля 2021, 18:00
19 апреля 2021, 16:20
18 апреля 2021, 13:40
22 апреля 2021, 18:20
18 апреля 2021, 02:20
19 апреля 2021, 16:20

Новости партнеров