Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Боевые корабли. На пути к совершенству


Сегодня речь пойдет о продолжении серии итальянских легких крейсеров типа «Кондотьери», серии Д, которая состояла из двух кораблей. Первым был «Эугенио ди Савойя» (в тексте – «Савойя») и «Эмануэло Филиберто Дюка Д’Аоста» (в тексте – «Аоста»).


Да простят мне такую вольность с именами, но имена не очень короткие, а упоминать придется часто.

Итак, «Кондотьери» четвертой серии, «Д». Не станем разбирать досконально их начинку, проще сказать, чем они отличались от кораблей предыдущей серии — «С», «Раймондо Монтекукколи». По сути, серия «Д» отличалась некоторыми улучшениями, которые можно таковыми считать.


Были изменены формы надстроек, дымовых труб, сдвинули к носу установки универсальных орудий. Увеличили толщину бронепояса и бронепалубы, но незначительно.

Однако изменения затронули водоизмещение. Значит, для сохранения установленной скорости требовалось увеличить мощность силовых установок. Это было сделано довольно эффективно.

Более того, именно удачные двигательные установки породнили крейсера серии «Д» с советским флотом. Первая силовая установка крейсера «Эугенио Савойя» не была установлена на корабль, а отправлена в СССР и стала ГЭУ нового крейсера проекта 26 «Киров». А для «Савойи» изготовили дубликат. А второй корабль серии, «Аоста», и вовсе вошел после войны в состав Краснознаменного Черноморского флота.

Стандартное водоизмещение «Аосты» равнялось 8 450 т, «Савойи» — 8748 т, водоизмещение в полном грузу 10 840 и 10 540 тонн соответственно. Крейсера имели наибольшую длину 186 м, 180,4 м по конструктивной ватерлинии и 171,75м между перпендикулярами, ширину 17,53 м, осадку при стандартном водоизмещении — 4,98 м.

Бронирование немного изменили. Цитадель формировалась из 70-мм главного броневого пояса, который был одинаковой толщины по всей длине, и 20-мм верхнего пояса. Толщина противоминной переборки была увеличена до 35 мм в средней части и 40 мм в районе погребов.

Цитадель замыкали переборки толщиной 50 мм. Главная палуба имела толщину 35 мм, верхняя палуба — 15 мм. Прикрыли 30-мм броней отделения дизель-генераторов и осушительных насосов.

Была усилена защита верхней части барбетов до 70 мм, лобовых плит башен — до 90 мм, стенок и крыши — до 30 мм.

В целом, несмотря на то, что броня была увеличена, по-прежнему от снарядов 203-мм она не защищала даже теоретически, а от 152-мм орудий-одноклассников — номинально и с оговорками.

Толщина бронирования выросла, но весьма незначительно, поэтому положения с зонами свободного маневрирования осталось на прежнем уровне: под огнем 203-мм орудий она отсутствовала, а под огнем 152-мм орудий была слишком мала.

С энергетической установкой все обстояло так: на «Савойе» установили котлы от «Ярроу», на «Аосте» — от «Торникрофта». Турбины тоже различались: «Савойя» имел турбины от «Белуццо», а «Аоста» от «Парсонса».

Корабли обязаны были развивать по проекту скорость 36,5 узла при мощности механизмов 110000 л.с.

Однако на испытаниях «Аоста» при водоизмещении 7 671 т развил скорость 37,35 узла при мощности механизмов 127 929 л.с. «Савойя» при водоизмещении 8 300 тонн и мощности механизмов 121 380 л.с. развил скорость 37,33 узла.


В условиях нормальной эксплуатации крейсера стандартно развивали скорость полного хода 34 узла, дальность плавания 3 400 миль со скоростью 14 узлов.

Артиллерийское вооружение было идентично крейсерам ранних типов, за исключением того, что крейсера типа «Д» сразу получили в качестве ПВО 37-мм автоматы от «Бреда». 8 автоматов в четырех спаренных установках. 13,2-мм пулеметы присутствовали в количестве 12 единиц, в шести спаренных установках.



Система управления огнем полностью повторяла установленную на крейсерах типа «Монтекукколи».


В противолодочное вооружение входили два бомбосбрасывателя и два бомбомета, минное вооружение состояло из двух минных рельсов, а число мин, принимаемых на борт, варьировалось в зависимости от их типа, противоминное вооружение включало 2 паравана.

Авиационное вооружение состояло из катапульты и гидросамолета-разведчика «RO.43». Гидросамолетов по плану должно было бы быть два, но на борт брали один и размещали его сразу на катапульте.


Модернизации, которые проводились на крейсерах, были существенны, хотя с момента вхождения в строй в 1935 году и до 1943 года корабли прослужили в начальной комплектации.

В 1943 году на крейсерах демонтировали торпедное вооружение, убрали катапульты, сняли 13,2-мм пулеметы. Вместо всего этого каждый корабль получил по 12 одноствольных 20-мм зенитных автоматов. Это довольно прилично усилило ПВО крейсеров.

А на «Аосте» к тому же установили итальянскую РЛС «Гуфо». РЛС, честно говоря, не блистала, потому после перемирия была заменена на американскую РЛС типа «SG».

«Еугенио ди Савойя», кстати, — тезка немецкого тяжелого крейсера «Принц Ойген». Корабли были названы в честь одного и того же человека, немцы оказались пощедрее.


Справедливости ради отметим, что Евгений, принц Савойский (1663-1736), стал одним из величайших австрийских военачальников за всю историю.

По традиции крупные корабли итальянского флота имели собственные девизы. У крейсера он звучал как «Ubi Sabaudia ibi victoria» («Где Савойя, там победа»). Девиз был начертан на возвышенном барбете башни № 3.

С началом поставок немецких мин в марте-апреле 1941 г. на крейсере установили два дополнительных минных рельса параллельно существующим. После этого корабль мог брать на борт 146 мин типа ЕМС или 186 типа UMA (противолодочных). Кроме того, имелась возможность принимать мины типов G.B.1 и G.B.2 — по 380 или 280 штук соответственно. Для компенсации веса были сняты кормовые якоря.

Служба



После вступления в строй корабль занимался обычной подготовкой экипажа, принимая участие в парадах, походах и учениях. Боевая работа началась тогда, когда в Испании разразилась Гражданская война.

В январе-феврале 1937 г. «Савойя» участвовал в двух миссиях по доставке генералу Франко личного состава и техники.

13 февраля 1937 г. крейсер вышел из Ла-Маддалены курсом на Барселону. Перед выходом командующий соединением приказал закрасить серой краской название корабля и снять все спасательные круги, на которых оно было написано, чтобы при случайном падении в воду они не выдали национальной принадлежности.

В 9 километрах от Барселоны крейсер лег в дрейф и, уточнив координаты, открыл по городу огонь главным калибром. За неполные 5 минут было выпущено семьдесят два 152-мм снаряда. Целью был авиационный завод, но по заводу итальянцы не попали, зато разрушили в городе несколько жилых домов. Погибло 17 человек. Береговые батареи открыли ответный огонь, но снаряды легли с большим недолетом.


Нужно отметить, что названия кораблей, участвовавших в бомбардировке мирных городов, довольно долго сохранялись в секрете. В испанской литературе обстрелы долгое время приписывались итальянскому крейсеру «Армандо Диаз» или даже франкистскому «Канариас».

Однако офицеры британских линкоров «Ройял Оук» и «Рамиллиес», в ту ночь стоявших на якоре близ Валенсии, точно опознали нападавшего.

Вскоре произошел инцидент с подводной лодкой «Ирида» под командованием капитан-лейтенанта Валерио Боргезе. Будущий командир подводного спецназа Италии по ошибке выпустил торпеду в британский эсминец, приняв его за республиканский. После этого итальянцы отказались от активного участия надводного флота в боевых действиях.

Вместо войны «Савойю» и «Аосту» было решено отправить в популистское кругосветное путешествие. Оно должно было показать всему миру достижения Италии в кораблестроении. Кругосветки не получилось, потому как уже началось общее предвоенное напряжение во всем мире, а в Китае уже вовсю шла война.


Тем не менее, крейсера посетили Дакар, Тенерифе, Ресифи, Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Монтевидео, Буэнос-Айрес, Вальпараисо и Лиму. Но вместо перехода по Тихому океану и вояжей по странам Азии корабли через Панамский канал вернулись обратно в Италию.

Визит в Южную Америку принес определенные результаты. Корабли посетили президенты четырех стран, генерал-губернаторы колоний (пять), министры всех стран оптом и около полумиллиона интересующихся обычных граждан.


Днем 10 июня 1940 г. экипаж крейсера был ознакомлен с объявлением войны Великобритании и Франции, а вечером крейсер вместе с тремя другими кораблями 7-й дивизии и тяжелыми крейсерами «Пола», «Больцано» и «Тренто» вышел на прикрытие постановки мин в Тунисском проливе.

Повоевать с французами, извечными соперниками, не удалось. Франция быстро закончилась на суше.

В течение 1940-41 годов крейсер принимал участие в прикрытии ливийских конвоев. Участвовал в сражении про Пунта-Стилло. Безрезультатно, как, впрочем, все итальянские крейсера.

«Савойя» вместе с другими кораблями принимал участие в операциях против Греции в конце 1940 года, обстреливая главным калибром позиции греческих войск.

В апреле-июне 1941 «Савойя» принял участие в крупнейшей постановке мин у побережья Триполи. Итальянские корабли выставили заграждения числом свыше двух тысяч мин разных видов.


Данная постановка оказалась самой успешной операцией итальянского флота за всю войну: 19 декабря 1941 г. здесь погибли британские крейсер «Нептун» и эсминец «Кандагар», а крейсер «Аврора» был очень сильно поврежден.

Окрыленные таким успехом, итальянцы решили выставить еще одно заграждение — под кодовым названием "В". Однако действия британской эскадры сорвали постановку мин, и заграждение «В» так и не было выставлено.


Постановка мин в Тунисском заливе


В течение 1941 года крейсер сперва находился в ремонте, затем сопровождал конвои в Африку.

В мае 1942 года положение британских войск на Мальте стало совсем печальным. Не хватало всего, и британское командование решило отправить одновременно два конвоя: из Гибралтара (операция «Гарпун») и Александрии (операция «Вигорэс»). По замыслу британцев это заставило бы итальянский флот разделить свои силы, соответственно, один из конвоев мог бы проскочить вообще безнаказанно.

То, что произошло, получило название битвы у острова Пантеллерия, или «Битвы середины июня».


Главные силы итальянского флота пытались обнаружить конвой «Вигорэс», но не сильно преуспели в этом. А вот со вторым конвоем, «Гарпун», история получилась весьма поучительная.

5 транспортов конвоя непосредственно прикрывали крейсер ПВО «Каир», 5 эсминцев, 4 миноносца, 3 тральщика и 6 сторожевых катеров.

Дальнее прикрытие осуществляла Гибралтарская эскадра из линкора «Малайя», авианосцев «Игл» и «Аргус», 3 крейсеров и 8 эсминцев.

Итальянские торпедоносцы потопили один транспорт и повредили крейсер «Ливерпуль», который пошел в ремонт в сопровождении двух эсминцев.

В районе острова Пантеллерия дальнее прикрытие легло на обратный курс, и до Мальты конвой должен был идти только с силами основного прикрытия.

На перехват вышли 4 крейсера и 4 эсминца: все, что смогли наскрести в Супермарине. И отряд смог обнаружить корабли конвоя. С «Савойи» был запущен разведчик, который, правда, не успел ничего передать, его сбили «Бофайтеры». Но даже так итальянцы смогли найти конвой.

Артиллеристы итальянских крейсеров показали, что умеют. Вторым залпом накрыли «Каир», четвертым – один из транспортов. Британцы не могли ответить, поскольку их 120-мм и 105-мм орудия просто не могли тягаться с итальянскими, прилично работавшими на дистанции в 20 км.

И британские эсминцы пошли в атаку на итальянские крейсера. А что еще им оставалось делать? Вообще, в этом плане британские моряки были те еще отморозки в хорошем смысле этого слова. Точно так же «Арден» и «Акаста» шли в атаку на «Шарнхорст» и «Гнейзенау», уничтожавших «Глориес», хотя было понятно, что эсминцам не светит ничего, кроме героической гибели.

Пять британских эсминцев против четырех крейсеров и четырех эсминцев Италии. «Савойя» и «Монтекукколи» сосредоточили огонь на них.


Бой очень быстро перешел в категорию свалки. Стрельба велась фактически в упор по военным меркам, то есть на расстоянии 4-5 км, когда промахнуться можно, но сложно. В ход у обеих сторон пошли даже зенитные автоматы.

«Савойя» очень серьезно повредил флагманский эсминец «Бедуин». 11 попаданий 152-мм снарядов лишили корабль хода, разворотили надстройку, пришлось затапливать носовой погреб, в котором начался пожар, и в довершение всего итальянцы вывели из строя обе турбины. Снаряды с «Бедуина» разнесли медотсек крейсера и убили двух врачей.


"Савойя" ведет огонь в районе о. Пантеллерия

«Монтекукколи» успешно отстрелял по ЭМ «Партридж», который тоже потерял ход.

В целом у итальянцев дебют вполне получился.


Дальше британцы смогли хорошо повредить один из эсминцев, но сражение начало выдыхаться. Виной были весьма искусно поставленные дымзавесы, которые из-за отсутствия ветра фактически закрыли от итальянцев цели. Британцы этим воспользовались и начали срочный отход на север, а итальянцы не сразу разгадали суть маневров противника и пошли несколько не туда.

А потом прилетели бравые парни из Люфтваффе и для начала потопили транспорт «Чант». Три прямых попадания, и пароход быстро затонул. Танкер «Кентукки» тоже не обошли вниманием, и он потерял ход. Пришлось его брать на буксир одному из тральщиков.

Учитывая, что в охранении транспортов остались только тральщики и катера, можно сказать смело, что пилоты Ju-87 занимались учебным бомбометанием.

Затем противники временно потеряли друг друга, и британцы сделали весьма оригинальный ход: неповрежденные суда и корабли рванули на Мальту, а поврежденные… А поврежденные были обнаружены итальянцами.

Британский крейсер «Каир» и три оставшихся эсминца на полном ходу пошли навстречу итальянцам, но пока они спешили на помощь, итальянские корабли спокойно расстреляли два поврежденных транспорта и повредили тральщик. А потом, догнав «Партридж» и «Бедуина», отправили второго на дно при участии итальянских торпедоносцев.


Тонущий ЭМ "Бедуин"

«Партридж» сумел оторваться и уйти в Гибралтар. «Каир» с эсминцами тоже развернулся, поскольку помогать было уже некому.


Британские корабли ставят дымовую завесу около о. Пантеллерия

Итальянцы с чувством выполненного долга пошли на базу. Это было нормально, поскольку расход боекомплекта на крейсерах достигал 90%.

Стоит сказать, что конвой хоть и дошел до Ла-Валлетты, но потерял на итальянских минах эскортный миноносец, два эсминца, тральщик и транспорт были повреждены.

В общем, поле боя осталось за Супермариной.



Дальше для итальянского флота наступили тяжелые времена. Корабли фактически застряли в базах из-за нехватки топлива. Выходы в море были крайне редкими, боевые операции фактически не проводились.

После заключения перемирия «Савойе» не повезло. Крейсер перевели в Суэц и там он выполнял роль мишени для британских торпедных катеров и самолетов. С 1 января 1945 года корабль официально вывели в резерв.


Далее произошла смена флага, так как «Савойя» попал под раздел. Итальянский флот победившие стороны делили между собой. Так крейсер оказался в ВМФ Греции.

Кстати, не самый плохой вариант, потому что на греческой службе «Элли», которым стал «Савойя», прослужил аж до 1965 года. По настоянию итальянской стороны особо оговаривалось, что корабль не является военным трофеем, а передается в качестве компенсации за греческий крейсер «Элли», потопленный итальянской подводной лодкой задолго до объявления войны между этими странами.


На протяжении восьми лет «Элли» являлся флагманским кораблем командующего греческим флотом. Неоднократно на нем совершал морские вояжи король Греции Павел. Активная служба закончилась в 1965 году, «Элли» был исключен из состава флота. Но разобрали его только в 1973 году, а до этого момента корабль успел послужить еще и плавучей тюрьмой после успешного восстания «черных полковников».

«Эмануэле Филиберто Дука д’Аоста»



Крейсер был назван в честь знаменитого итальянского военачальника — Эмануэле Филиберто, принца Савойского, герцога Аосты (1869-1931). Герцог командовал 3-й итальянской армией в годы Первой мировой войны. Маршал Италии.

Девиз корабля — «Victoria nobis vita» («Победа — наша жизнь»), наносился на возвышенный барбет башни № 3.

Боевую службу крейсер начал во время Гражданской войны в Испании, сперва выполняя роль стационара, затем вывозя граждан на родину, а потом дело дошло и до реальных боевых действий.

14 февраля 1936 года «Аоста» подошел на 6 миль к Валенсии и открыл огонь по железнодорожной станции. В течение восьми минут крейсер выпустил 125 снарядов в 32 залпах. Были разрушены железнодорожные пути, станционные постройки, несколько снарядов случайно попали на территорию городской больницы и уничтожили столовую детского госпиталя Красного Креста.

Среди мирного населения имелись жертвы: 18 убитых, 47 раненых. После четвертого залпа ответную стрельбу начали республиканские береговые батареи и стоявшие на рейде боевые корабли. Стрельба была неточной, но несколько снарядов легли неподалеку от «Аосты». Осколками легко повредило одну из кормовых башен, а один снаряд небольшого калибра попал в корму, разбив шлюпбалку.

«Аоста» поставил дымовую завесу и ретировался.

Вместе с «Савойей» должен был участвовать в кругосветном плавании, но дело ограничилось вояжем в Южную Америку. Хотя цель (демонстрация перед постоянными заказчиками Бразилией, Уругваем, Аргентиной), в принципе, была выполнена.

С началом Второй мировой войны принимал участие во всех операциях 7-й дивизии крейсеров. Участник боя у Пунта-Стило, хотя не сделал ни одного выстрела.


В 1941 году вместе с «Савойей» и остальными крейсерами дивизии «Аоста» принял участие в крупнейшей и эффективнейшей для итальянского флота минной постановке у Триполи.


Во времена конвойного противостояния в Средиземном море «Аоста» принимал участие в первом бою в заливе Сирт. Примерно с тем же успехом, что и Пунта-Стило.

В 1942 году крейсер по-прежнему принимал участие в конвойных операциях. Точкой экстремума стала операция против конвоя «Вигорэс», шедшего из Александрии на Мальту.


В принципе, все заслуги по нейтрализации конвоя принадлежали авиации и торпедным катерам, участие крейсеров было минимальным. Британцы потеряли потопленными два судна и эсминец «Хэйсти», а крейсер «Ньюкасл» получил очень тяжелые повреждения. Итальянцы лишились тяжелого крейсера «Тренто», который был подбит торпедоносцами и добит подводной лодкой.

Можно сказать, что с задачей немецко-итальянские силы справились, поскольку конвой «Вигорэс» отказался от идеи прорыва на Мальту и развернулся на обратный курс. До своего возвращения в Александрию англичане потеряли от ударов с воздуха эсминцы «Нестор» и «Айредейл», а подводная лодка U-205 потопила крейсер «Хермайони».

После заключения перемирия «Аоста» ушел на Мальту вместе с остальными силами итальянского флота. Кораблю повезло, и его назначили в группу противодействия немецким силам прорыва в Атлантике. Был составлен отряд итальянских кораблей из крейсеров «Аоста» и «Абруцци» и эсминцев «Легионер» и «Альфредо Ориани». Корабли базировались на Фритаун и занимались патрулированием в указанных районах.

«Аоста» совершил семь патрулирований, после чего был возвращен в Италию.


Тут можно рассказать, что команда «Аосты» заслужила репутацию весьма буйного и невыдержанного экипажа, причем настолько, что матросам запретили сходить на берег в иностранных портах. Драки экипажа «Аосты» с моряками других национальностей стали своеобразной визитной карточкой крейсера.

После патрулирований «Аосту» использовали в качестве транспорта для доставки военнослужащих и гражданских в Европу.


10 февраля 1947 г. в Париже начала работу военно-морская комиссия четырех держав, занимавшаяся вопросами раздела кораблей проигравших держав.

Согласно жеребьевке, «Аоста» достался Советскому Союзу. 12 февраля 1949 г. крейсер был исключен из состава итальянского флота и получил номер Z-15. В документах советской стороны крейсер первоначально значился под названием «Адмирал Ушаков», позже — «Одесса» и лишь накануне приемки получил имя «Керчь». Но с момента подписания соглашений и до поднятия на корабле советского флага прошло целых полтора года.

Мало того что итальянцы не спешили, они еще и не выполнили всех условий по комплектации корабля. Кроме того, крейсер требовал капитального ремонта силовой установки и общего ремонта среднего порядка.


Командование Черноморского флота очень долго думало, что делать с крейсером. Вложения денег и ресурсов обещали быть просто огромными. Планы были весьма обширными, но их несколько раз корректировали. В итоге получилось следующее:
— итальянские средства ПВО заменили на 14 отечественных автоматов 37-мм (4x2 установки В-11 и 6x1 70-К);
— торпедные аппараты установили отечественные, 533-мм;
— почти полностью заменили вспомогательные механизмы на отечественные;
— провели капремонт ТЗА.

Далее были проведены работы по максимальной унификации корабля с крейсерами проекта 26 и 26 бис. Главный калибр решили сохранить, а остальное вооружение решили заменить. Однако вынужденная экономия средств привела к тому, что «Керчь» был отнесен к категории кораблей, подлежащих поддержанию в строю только текущими ремонтами без модернизаций.

В результате корабль закончил ремонт в мае 1955 г. с прежним составом вооружения, что существенно снизило его боевое значение. Достаточно сказать, что на нем так и осталась единственная американская РЛС SG-1, лишь позже была установлена аппаратура опознавания «Факел-М» и навигационная РЛС «Нептун».

После ремонта «Керчь» входил в состав бригады, а затем — дивизии крейсеров Черноморского флота.


"Керчь" на стоянке в Севастополе

Но катастрофа линкора «Новороссийск» поставила крест на дальнейшем использовании крейсера. Доверия к кораблю не было, и потому его в 1956 году перевели в учебный корабль, а в 1958 – в опытовое судно ОС-32.

Жаль, потому что крейсер реально мог служить еще довольно долго и без особых проблем. Но в 1959 году его окончательно разоружили и сдали на металл.

Что можно сказать о крейсерах типа «Д»? Они стали ветеранами. Слово «ветеран» имеет латинское происхождение и означает «выживший». Корабли реально прошли всю войну, принимали участие во всех значимых операциях Супермарины, и, как говорится, умерли своей смертью.

Это свидетельствует о том, что проект все-таки довели до ума.
Роман Скоморохов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

232

Похожие новости
07 августа 2020, 07:00
07 августа 2020, 20:20
07 августа 2020, 01:20
10 августа 2020, 05:20
10 августа 2020, 07:00
09 августа 2020, 06:20

Новости партнеров