Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Боевые корабли. Крейсера. Смесь прямых рук и японской хитрости


Сегодняшний рассказ о настолько замечательных кораблях, что просто сложно, наверное, найти крейсера, наделавшие больше шума. Даже «Дойчланды» не сравнятся с тем эффектом, который произвело появление на свет этих кораблей.

История началась 22 апреля 1930 года, когда в процессе подписания Лондонского договора Японии было запрещено строить дополнительные крейсера с 203-мм орудиями. Данное условие поставило подписание документа на грань срыва, поскольку японцы не на шутку уперлись. И в итоге в качестве то ли уговора, то ли компенсации за облом с тяжелыми крейсерами класса «А» согласно японской классификации японцам разрешили до конца 1936 построить ряд кораблей.




Это должны были быть крейсера с артиллерией главного калибра не выше 155 мм и водоизмещением не выше 10 000 тонн. Строить их разрешили вместо старых кораблей, которые должны были вывести из состава флота в 1937-39 годах. Таких кораблей набралось по тоннажу 50 000 тонн.

И тут началась титаническая работа японского морского генштаба по тому, чтобы «у нас все было и нам за это ничего не было». Получилось или нет – увидим ниже.


Так как водоизмещение было ограничено все теми же вашингтонскими 10 000 тонн, японцы решили, что выгодно будет построить четыре крейсера по 8 500 тонн, а потом два по 8 450 тонн.

В итоге понятно, что, с одной стороны, вроде за лимиты не выходят, а с другой — становится понятно, что шельмование будет еще то.

В качестве образца был взят проект «улучшенный «Такао», который разработали именно для замены старых крейсеров класса «А», но потом, после подписания Вашингтонского договора, забросили.

Что представлял из себя проект:

— скорость 37 узлов, дальность плавания 8 000 миль на скорости хода 14 узлов;
— главный калибр – 15 х 155-мм орудий в трехорудийных башнях с углом возвышения 75 градусов;
— 12 торпедных аппаратов 610-мм в трехтрубных установках;
— защита погребов от попаданий 200-мм снарядов, механизмов — от 155-мм снарядов.

Но главной изюминкой новых кораблей должна была стать возможность быстрой замены башен главного калибра на башни с орудиями 203 мм. В случае чего, особенно если этот случай вдруг денонсирует все подписанные соглашения.


Перевожу: если получится безнаказанно плюнуть на все ограничения (вроде развязывания войны), Япония оперативно превращает 6 легких крейсеров в тяжелые. Серьезный подход.

Конечно же, в отведенные 8 500 т стандартного водоизмещения уложиться было просто нереально, да еще и Морской генштаб (МГШ) постоянно вносил коррективы, требуя установки самого разного оборудования.

Вообще, конечно, чудесили с водоизмещением все страны-подписанты вашингтонщины, но только японцы достигли просто фантастических успехов в вопросах сокрытия истинных данных. Но факт, что у них все получилось по первому времени, что вызвало изрядный переполох.



Крейсер в 8 500 тонн с таким вооружением – это произвело эффект разорвавшейся бомбы, и все морские державы кинулись разрабатывать что-то подобное.

Шесть новых кораблей с 15 орудиями 155 мм каждое – это сочли очень серьезным делом. И если не угрозой, то поводом возбудиться на строительство.

Американцы заложили серию крейсеров типа «Бруклин» с пятнадцатью 152-мм орудиями в пяти башнях.

Британцы начали строить вместо крейсеров с 6-8 орудиями в двухорудийных башнях крейсера серии «Таун» с двенадцатью 152-мм орудиями в четырех трехорудийных башнях. На последних крейсерах типа «Белфаст» даже планировалось установить по четыре четырехорудийные башни, но не срослось.

В общем, «улучшенные «Такао» шороху наделали нешуточного.

Что из себя представляли эти новые корабли?


Вообще, похоже на «Такао», та же огромная надстройка, в которой сконцентрированы все узлы связи, управления огнем, навигации. Та же кормовая надстройка: идентичное устройство катапульт, расположение гидросамолетов и ангара сразу за треногой грот-мачты, оборудование для управления огнем вспомогательного калибра, радиорубка на крыше ангара.

Торпедные аппараты (трехтрубные вместо двухтрубных) размещались в средней части корпуса на уровне верхней палубы.

Как и у «Такао», количество зенитных орудий было весьма невелико, поскольку предполагалось, что крейсера смогут использовать главный калибр для отражения атак с воздуха. Так что четыре орудия 127 мм – вот и все ПВО.

Долго думали, к какому классу отнести корабли. С 30 мая 1934 года стали пользоваться в качестве критерия калибром орудий: крейсера первого класса (класса «А») несли орудия свыше 155 мм, второго класса (класса «Б») — 155 мм или меньше.


Поэтому после достройки крейсера все-таки отнесли к классу «Б», то есть к легким крейсерам. То, что там когда-то они могут быть переделаны в тяжелые, – ну это не повод, правда?

Потому как крейсера второго класса, новые корабли были названы по именам рек.

1 августа 1931 года крейсер №1 назвали «Могами» (река в префектуре Ямагата, на северо-западе о. Хонсю), а крейсер №2 — «Микума» (река в префектуре Оита, на северо-востоке о. Кюсю).

1 августа 1933 года крейсер №3 назвали «Судзуя» (река Судзуя или Сусуя в южной части о. Карафуто — бывший Сахалин).

10 марта 1934 года крейсер №4 назвали «Кумано» (река в префектуре Миэ, южная часть о. Хонсю).

Ну а когда перед заменой башен с орудиями крейсера перевели все-таки в класс «А», названия, понятное дело, менять никто не стал.


Бронирование крейсеров отличалось от защиты крейсеров класса «А» и проектировалось для противостояния как от артиллерийского огня (защита от 203-мм снарядов в районе погребов боезапаса и от 155-мм снарядов в районах машинно-котельных отделений), так и против торпед и ныряющих снарядов.

Трехорудийные башни 155-мм орудий защищались со всех сторон плитами из 25-мм стали НТ и стальной облицовкой изнутри с зазором 10 см для теплоизоляции. Такую же 25,4-мм защиту имели и боевые отделения башен.

Толщина броневого пояса крейсеров составляла 100 мм, тоньше чем 127 мм бронепояса крейсеров типа «Такао». Толщина бронепалубы — 35 мм. Мостик был защищен броней толщиной 100 мм.

Главная энергетическая установка крейсеров


Чтобы получить скорость полного хода 37 узлов, крейсерам требовалась установка мощностью более 150 000 л.с. У конструкторов получилось даже 152 000 л.с. Несмотря на большую мощность, главная энергетическая установка оказалась легче, удельная мощность достигала 61,5 л.с./т по сравнению с 48,8 л.с./т на крейсерах типа «Такао».

На испытаниях в 1935 году «Могами» достиг максимальной скорости в 35,96 узла (при водоизмещении 12 669 т и мощности главной энергетической установки 154 266 л.с.), «Микума» — 36,47 узла (при водоизмещении 12 370 т, и мощности главной энергетической установки 154 056 л.с). В ходе этих испытаний выяснилось, что корпуса кораблей слишком слабы и даже при слабом волнении их «ведет».


Не новость, слабость корпусов японских крейсеров была давней проблемой, с которой боролись еще на «Фурутаках».

По проекту максимальный запас топлива принимался равным 2 280 т, при этом дальность плавания ожидалась 8 000 миль на скорости 14 узлов. После укомплектования в 1935 году, запас топлива оказался равным 2 389 т, а дальность плавания при скорости хода 14 узлов составила 7 673 мили. Можно сказать, почти получилось.

Во время второй модернизации запас топлива на «Могами» и «Микума» уменьшили до 2 215 т, а на «Судзуя» и «Кумано» до 2 302 т, соответственно дальность плавания сократилась до 7 000—7 500 миль. Однако, уменьшение дальности плавания было вызвано вполне объективными причинами, от практических испытаний до переосмысления сети баз в Тихом океане.

Уменьшение запаса топлива позволило увеличить другие элементы оснащения корабля. Например, вооружение.

На момент достройки всех кораблей к 1938 году вооружение крейсеров типа «Могами» состояло из:

— 15 орудий 155-мм орудий в трёхoрудийных башнях;
— 8 зенитных орудий 127-мм в двухорудийных установках;
— 8 зенитных автоматов 25-мм в спаренных установках;
— 4 зенитных пулеметов 13-мм;
— 12 торпедных аппаратов 610-мм.

В 1939—1940 годах 155-мм артиллерийские установки главного калибра заменили на пять двухорудийных башен с 203-мм орудиями.


Из пяти башен, как и на других крейсерах класса «А», три располагались в носу и две в корме. Но размещение носовых башен было иным. Вместо схемы «пирамида» применили схему, при которой первые две башни находились на одном уровне, а третья — на палубу выше (на шельтердеке), имея большие углы обстрела, чем при схеме «пирамида».

Каждая башня весила около 175 тонн, но башни №3 и №4 были несколько тяжелее и выше, поскольку несли ещё и 8-метровые дальномеры типа 13.


Сначала 155-мм орудия намеревались использовать и для стрельбы по воздушным целям, поэтому в техническом задании был указан угол возвышения 75°, начальная скорость снаряда 980 м/с и дальность стрельбы 18 000 м. Но вскоре выяснилось, что скорость вертикальной наводки и число принимаемых на борт снарядов явно недостаточны для ведения огня с необходимой скорострельностью по быстро перемещающимся воздушным целям. Более того, большой угол возвышения требовал применения точных и очень чувствительных механизмов вертикальной наводки и более сложных механизмов противооткатных устройств. Поэтому от идеи получить мощное универсальное орудие пришлось отказаться.

По оценкам, при стрельбе по надводным целям корабль с пятнадцатью 155-мм орудиями совсем немного уступал бы кораблю с десятью 203-мм пушками, поскольку меньший вес снаряда компенсировался большим числом орудий и лучшей их скорострельностью.

При весе снаряда 55,87 кг и теоретической скорострельности 7 выстрелов в минуту в полном залпе получалось 105 снарядов общим весом 5 775 т. Крейсер же с десятью 203-мм орудиями при весе снаряда 125,85 кг и теоретической скорострельности 5 выстрелов/мин, в минуту выпускал десять полных залпов (50 снарядов) общим весом 6 250 кг. На практике сравнение оказывалось даже в пользу крейсера класса "В", поскольку реальная скорострельность составляла соответственно 5 и 3 выстрела/мин., что давало минутный залп из семидесяти пяти 155-мм снарядов весом 4 200 кг против тридцати 203-мм снарядов общим весом 3 780 кг.

Боезапас 155-мм орудий состоял из снарядов двух типов: «ныряющего» и учебного. Общий запас 2 250 штук или по 150 на орудие.

Экипаж башни состоял из 24 человек в боевом отделении (из них один горизонтальный наводчик и три вертикальных, три заряжающих снарядов, три заряжающих зарядов, шесть операторов подъёмников, три оператора заряжания орудий, закрывания затвора и продувки), семь человек в снарядном погребе и десять в зарядном.

Интересный момент: стволы 203-мм орудий были длиннее, чем 155-мм. 10,15 м против 9,3 м. Поэтому на снимках в походах видно, что стволы башни №2 слегка задраны. Места между башнями 1 и 2 не хватало, поэтому стволы приходилось приподнимать до 12 градусов.


Зенитное вооружение на кораблях не сильно отличалось от типа «Такао» и состояло из восьми 127-мм зенитных орудий типа 89 в спаренных установках со щитами модели «А». Нормальный боезапас насчитывал по 200 снарядов на орудие, максимальный — по 210.

Вообще, как было сказано выше, изначально по проекту считалось, что хватит и четырех зениток 127-мм, если что – поможет главный калибр. Но когда выяснилось, что ГК не ахти какой помощник, то по изобретению спаренных установок 127-мм одноствольные зенитки постепенно заменили на спарки. А из главного калибра решили стрелять только по надводным целям.


Погреба для снарядов 127-мм располагались под складской палубой, между переборкой котельного отделения и зарядными погребами башни главного калибра №3. Унитарные снаряды подавались подъёмниками через складскую палубу, нижнюю и среднюю палубы. По средней палубе снаряды переносили в среднюю часть корабля и загружали в четыре других подъёмника, которые подавали снаряды уже на верхнюю палубу — в помещения для подготовки боезапаса, находившиеся поблизости от установок. Снаряды вынимались вручную и так же вручную подавались к орудиям. В помещениях подготовки боезапаса имелось несколько готовых к выстрелу снарядов. В общем – так себе система в плане скорости.

Кроме 127-мм универсальных орудий, на крейсерах устанавливали по четыре спаренные установки 25-мм автоматов «Тип 96» и по две спаренные установки 13-мм пулемётов «Тип 93». Нормальный боезапас состоял из 2 000 снарядов на ствол для зенитных автоматов и по 2 500 патронов для пулеметов.

В проекте также были и 40-мм автоматы от «Виккерса», по 2 штуки на корабль. Но их не успели поставить на корабли, сразу заменив на 13-мм пулеметы.

Хранение боезапаса тоже вызывало неоднозначные ощущения. Погреб 25-мм снарядов размещался под броней нижней палубы, между башнями ГК №1 и №2. Обоймы по 15 снарядов подавались подъёмником на среднюю палубу по правому борту, откуда вручную транспортировались в среднюю часть корабля (то же и для 13-мм установок на надстройке). Там они снова загружались в подъёмники, которые подавали обоймы на платформы 25-мм автоматов, где они могли храниться в многочисленных кранцах первых выстрелов вокруг установок.

В целом система боепитания для установок ПВО была очень нестабильной, и бесперебойная подача снарядов и патронов зависела от множества факторов.

Естественно, по ходу войны ПВО модернизировалась, автоматы устанавливались на любом свободном клочке пространства. В итоге (плюс-минут 2-4 ствола) каждый крейсер получил 24 ствола в спаренных установках 25-мм, четыре спаренных пулеметных установки 13-мм и 25 просто пулеметов 13-мм.

Каждый крейсер имел возможность нести на борту три гидросамолета, но во время войны обычно базировалось только два гидроплана. Однако к гидропланам мы еще вернемся, по крайней мере, в отношении «Могами».

В целом для своего водоизмещения крейсера получились скоростными и с весьма хорошим вооружением. Однако бронезащита была все-таки слабее, чем у предшественников.

Конечно, реализацию таких проектов невозможно было бы уложить в вашингтонские 10 000 тонн, а об отведенных 8 500 тонн мы даже не заикаемся. Понятно, что ими здесь даже не пахло.


Крейсера типа «Могами» имели длину по корпусу 200,5 м, ширину по мидель-шпангоуту 19,2 м. Осадка крейсеров составляла 6,1 м, водоизмещение у «Могами» при 2/3 запасов — 14 112, полное водоизмещение — 15 057 т. Так что получились и не «вашингтонцы», и тем более не «улучшенные «Такао» в плане водоизмещения. Получились совсем другие корабли.


По первоначальному проекту экипаж крейсеров состоял из 830 человек, но после его изменений возрос до 930: 70 офицеров и 860 старшин и матросов. Такая численность команд была на «Могами» и «Микуме» после вступления в строй. В 1937 году после усиления зенитной артиллерии она составила 951 человек: 58 офицеров и 893 матроса.

Велась работа по улучшению условий жизни экипажа. Появились многоместные каюты для мичманов и старшин, матросские кубрики начали оснащать металлическими трёхъярусными койками (вместо обычных подвесных) и запирающимися шкафчиками для вещей.

На кораблях имелись кладовые для риса в носовой оконечности и маринованных продуктов, установка для производства лимонада в корме и морозильная камера, объём которой возрос до 96 кубометров (у «Мёко» и «Такао» камера была объемом 67 кубов). На средней палубе в корме находился корабельный лазарет, а в центральной части корпуса — раздельные (для офицеров и матросов) камбузы (на верхней палубе) и бани (на средней).


Жилые помещения крейсеров типа «Могами» были значительно усовершенствованы по сравнению с предшественниками. Они были лучше приспособлены и к плаванию в южных морях. В частности, корабли оснащались развитой системой принудительной циркуляции воздуха, а в коридорах у кубриков команды устанавливались бачки с холодной питьевой водой.

Боевое применение


Все четыре крейсера типа «Могами» были заложены в период между 27 октября 1931 г. и 5 апреля 1934 г., спущены на воду — в период с 14 марта 1934 г. по 15 октября 1936 г. В строй корабли вошли 20 октября 1939 г. Все четыре крейсера были приписаны к военно-морской базе Куре до момента своего исключения из списков Императорского японского флота.

Крейсера вошли в состав 7-й дивизии 2-го флота. До начала военных действий корабли принимали участие в обычных смотрах, парадах, походах и учениях.

Боевые действия корабли дивизии начали в декабре 1941 года. 7-я дивизия прикрывала десанты японских войск в Малайе, Бирме, на Яве и Андаманских островах.


28 февраля 1942 г. крейсера «Могами» и «Микума» участвовали в бою в проливе Сунда, когда торпедами и снарядами крейсеров были потоплены американский крейсер «Хаустон» и австралийский крейсер «Перт». Японские корабли не получили даже минимального ущерба.

Но итоги боя были весьма подпорчены. «Могами» отправил полный залп торпед в «Хаустон». В американский крейсер торпеды не попали, зато на другой стороне пролива утопили японский тральщик из охранения конвоя и три судна конвоя, доставившего десант.

Торпеды «Тип 93», как показала практика, оказались очень серьезным оружием.

Далее крейсера «работали» в Индийском океане, нарушая снабжение британских и французских войск в Бирме и Индокитае. На счету крейсеров в апреле 1942 года числилось 8 уничтоженных транспортов союзников. Овчинка, правда, выделки не стоила, поскольку расход снарядов был просто чудовищным: бронебойные снаряды просто прошивали транспортные суда насквозь, не взрываясь.


Неприятности начались в июне 1942 года, когда крейсеры пошли в район острова Мидуэй, для того, чтобы обстрелять инфраструктуру острова. Обстрел был отменен, а вот то, что началось дальше, мы рассмотрим подробно.

На обратном пути к основным силам флота с крейсеров была обнаружена субмарина неприятеля. Выполняя маневр уклонения, «Микума» таранил «Могами». Серьезные повреждения получили оба крейсера.


«Сузуя» и «Кумано» уходили с места событий полным ходом. «Могами» мог дать лишь 14 узлов. Но главной неприятностью стало то, что из поврежденных цистерн крейсера «Микума» вытекала нефть, оставляя на поверхности океана хорошо заметный след. По этому следу крейсер нашли пикирующие бомбардировщики SBD.

Оба поврежденных при столкновении друг с другом крейсера подверглись ударам двух волн американских пикирующих бомбардировщиков, которые добились нескольких прямых попаданий бомбами в корабли.

И вот вам результат не самой удачной ПВО и ограниченности по маневру: одна бомба попала в середину крейсера «Могами», в район авиационной палубы. Взрыв вызвал дальнейший пожар в районе торпедных аппаратов, но японскому экипажу повезло, поврежденные при столкновении кораблей торпеды не взорвались.

Всего в «Могами» попало пять бомб, которые нанесли крейсеру весьма тяжелые повреждения, в дополнение к уже имевшимся от столкновения. Удивительно, но крейсер мало того что остался на плаву, так еще и продолжил путь на базу самостоятельно и своим ходом!


Крейсер "Могами" и линкор "Фусо" под бомбами

Правда, разрушения были столь значительны, что восстанавливать корабль не стали, а переделали «Могами» в авианесущий крейсер.

«Микума» повезло намного меньше. Американские экипажи засадили в крейсер две бомбы, попавшие в машинное отделение. Бомбы вызвали сильнейший пожар, который также достиг торпедных аппаратов. Но на «Микума» торпеды взорвались…


Так «Микума» стал первым японским тяжелым крейсером, погибшим во Второй мировой войне. И тут надо еще крепко задуматься, кому он более обязан этим: американским бомбам или японским торпедам.

Так в 7-й дивизии крейсеров остались лишь два корабля: «Сузуя» и «Кумано». Крейсера поддерживали операции флота возле Бирмы, а потом вместе с авианосцами пришли в Гуадалканалу. Там крейсера приняли участие в сражении в Соломоновом море. В целом – без особых результатов.

Стоит отметить, что после сражений на Соломоновых островах «Сузуя» и «Кумано» получили радиолокаторы. Была усилена зенитная артиллерия кораблей. Существовали планы перестройки обоих крейсеров в корабли ПВО путем частичной или полной замены башен с 203-мм орудиями на башни с универсальными 127-мм пушками. Реализованы данные планы не были.


А вот «Могами» здорово досталось. По факту крейсер перестроили из обычного артиллерийского крейсера в носитель гидросамолетов-разведчиков.

Обе поврежденные кормовые башни главного калибра были демонтированы, а на их месте смонтировали палубу с направляющими для четырех трехместных разведывательных гидросамолетов и трех двухместных гидропланов меньшего размера.


Надо сказать, не самое лучшее решение, и вот почему. Три носовых башни главного калибра остались на месте, из-за чего нарушился баланс масс в продольной плоскости корабля — крейсер теперь зарывался в воду носом.

В таком виде «Могами» повторно вошел в строй 30 апреля 1943 г. Крейсер вернулся в 7-ю дивизию, где к тому времени остался только «Сузуя».

«Кумано» поймал 900-кг бомбу от американского бомбардировщика и долгое время провел на ремонте в доке. «Могами» последовал вслед за ним, так как во время стоянки в Рабауле тоже получил бомбой между башнями № 1 и 2.

Воссоединились корабли только в 1944 году, аккурат перед битвой при Марианских островах, которую американцы назвали «Великим марианским избиением». Правда, крейсера повреждений не получили, но тут же была затеяно переоснащение ПВО кораблей. Количество зенитных стволов было увеличено: до 60 25-мм зениток на «Могами», 56 на «Кумано» и 50 на «Сузуя». На «Могами» теперь базировалось восемь новейших скоростных гидросамолетов Айчи Е16А.

Дальше крейсера занимались скучными транспортными операциями между Сингапуром и Филиппинами. И занимались ими довольно долго, пока командование не послало из в залив Лейте…


«Могами» находился в группе адмирала Нишимуры вместе со старыми линкорам «Ямагиро» и «Фусо», а «Сузуя» и «Кумано» действовали в составе соединения адмирала Куриты.

«Могами» не повезло.

Отряд кораблей нарвался на сопоставимый по силам американский отряд. Но звезды явно были на стороне американцев. Старые японские линкоры были потоплены старыми американскими линкорами, а вот «Могами» убивали долго и мучительно.

Сперва, в ходе артиллерийской перестрелки, «Могами» получил два 203-мм снаряда, которые вывели из строя башню №2.

Японцы выпустили в сторону противника четыре торпеды, развернулись и начали уходить со всей возможной скоростью.

Буквально тут же в мостик попало несколько снарядов 203-мм от крейсера «Портленд». Был убит командир крейсера и несколько офицеров на мостике. Командование принял старший артиллерист, и крейсер продолжил попытки оторваться от противника.

Вроде началось получаться, но звезды… В общем, «Могами» снова сталкивается с другим крейсером. На этот раз с «Начи».

Мало того, что на «Могами» и так был пожар, столкновение добавило. И пожар пошел… правильно! К торпедным аппаратам!

Наученный горьким опытом экипаж начал выбрасывать торпеды за борт. Но не успели, пять торпед сдетонировали. Взрывы торпед повредили вал одного гребного винта и вызвали разрушения в машинном отделении.

Крейсер сбавил ход и тут его догнали американские крейсеры «Луисвилль», «Портленд» и «Денвер». Эта тройка добилась более 20 попаданий в «Могами» снарядами 203-мм и 152-мм. В основном 152-мм, что сыграло на руку японцам.

«Могами» как мог огрызался оставшимися двумя башнями и пытался оторваться от американцев. Получилось. И «Могами» и «Начи» начали уходить в Колон. Но, увы, был не день «Могами» точно, потому что машина окончательно встала и крейсер потерял ход.

Естественно, в продолжение неприятностей, появились бомбардировщики ТВМ-1. Две 225-кг бомбы попали в мостик и опять начался пожар, который начал приближаться к артиллерийским погребам.

Команда пыталась бороться. Во избежание детонации была отдана команда о затоплении носовых погребов боекомплекта, но поврежденные помпы едва качали воду. В итоге принявший на себя командование старший артиллерийских офицер принял решение об оставлении корабля экипажем.

Остатки команды принял на борт эсминец «Акебоно», после чего добил «Могами» торпедами.

«Сузуя» ненадолго пережил коллегу. Злым гением стали все те же бомбардировщики ТВМ-1, заставшие крейсер не в лучшее для него время. Экипаж «Сузуя» отбивался как мог, но одна бомба разорвалась у борта крейсера, погнув вал одного из гребных винтов. После этого корабль уже не мог держать скорость выше 20 узлов.

Проблемы со скоростью и маневром тут же сказались весьма фатально. В ходе последовавших 25 октября 1944 года налетов крейсер получил сразу несколько попаданий бомбами, которые… правильно, вызвали пожар с последующей детонацией торпед. Торпеды (как это обычно случалось на японских кораблях) разнесли все вокруг и вызвали еще более сильный пожар. Когда начали рваться торпеды на другом борту и боезапас к 127-мм орудиям, командир приказал команде покинуть корабль.

«Сузуя» затонул в тот же день, 25 октября 1944 года.


Крейсер «Кумано» пережил его ровно на месяц. В сражении у Лейте, на выходе из пролива Сан-Бернардино корабль получил попадание торпедой в носовую оконечность корпуса.

Торпеду выпустил американский эсминец «Джонстон» с дистанции 7500 м. Корабль получил опасный крен, пришлось затопить отсеки для спрямления, после чего скорость крейсера упала до 12 узлов. «Кумано» пошел назад в пролив Сан-Бернардино.


В проливе поврежденный крейсер атаковали американские бомбардировщики и попали бомбами в машинное отделение. Скорость еще упала. На следующий день, 26 октября, крейсер подвергся атаке палубной авиации с авианосца «Хэнкок». Три 225-кг бомбы, угодившие в корабль, вывели из строя все котлы крейсера, за исключением одного.

«Кумано» на упорстве экипажа, со скоростью 8 узлов, но дополз до Манилы, где его на скорую руку подремонтировали так, чтобы он смог дать ход в 15 узлов.

Был отдан приказ, который заведомо не сулил крейсеру долгой жизни, а именно вместе с крейсером «Аоба» сопровождать конвой транспортов к берегам Японии.


На переходе конвой в районе острова Лусон перехватили американские субмарины «Гуиттара», «Брим», «Рэтон» и «Рэй».

Согласимся, что цель лучше медленно ползущего крейсера придумать было сложно. Понятно, что хороший ремонт «Кумано» могли обеспечить только в Японии, но… Подлодки дали по конвою залп и две торпеды, выпущенные предположительно подводной лодкой «Рэй», конечно, догнали «Кумано».

Взрывами торпед у крейсера оторвало носовую часть, но сам корабль снова остался на плаву! Ход был полностью потерян, и «Кумано» опять отбуксировали в Манилу, где снова отремонтировали до возможности развить скорость в 15 узлов.

Финальную точку в истории «Кумано» поставили американские самолеты. 25 ноября 1944 г. «Кумано» был атакован самолетами с авианосца «Тикондерога». В крейсер попало четыре бомбы и не менее пяти торпед...


Крейсер перевернулся и затонул.

Что можно сказать в качестве итога? Это была хорошая работа – тяжелые крейсера типа «Могами». Хорошее вооружение, скорость, маневренность и особенно живучесть. Плохо было все-таки с броней и ПВО, особенно под конец войны стало не хватать.

И главным недостатком все-таки стали торпеды. С одной стороны, торпеды очень мощные, быстрые и далеко идущие. С другой стороны, японский флот из-за этих торпед потерял подряд не один и не два корабля.

Но в целом «Могами» были весьма продуманными и удачными кораблями. Просто американская авиация предсказуемо оказалась сильнее.
Роман Скоморохов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

266

Похожие новости
22 февраля 2020, 04:40
23 февраля 2020, 05:40
21 февраля 2020, 17:40
24 февраля 2020, 06:20
21 февраля 2020, 17:40
21 февраля 2020, 06:40

Новости партнеров