Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Боевые корабли. Крейсера. «Перефурутаки» в металле


Фактически продолжаем разговор, который подняли в теме про «Фурутаки», потому что два наших сегодняшних героя, «Аоба» и «Кинугаса», есть не что иное, как проект «Фурутака», но с некоторыми переделками.

Тут надо знать азиатскую хитрость. История этих крейсеров рождалась именно под покровом хитрости. Вообще, «Аоба» и «Кинугаса» должны были строиться как третий и четвертый корабли серии «Фурутака», но японские адмиралы к тому времени хотели уже внести многочисленные изменения в конструкции.




Главный конструктор крейсеров Хираги был весьма против, так как знал, чем заканчиваются попытки реализовать все хотелки командования. Поэтому адмиралы из главного морского штаба взяли и отправили контр-адмирала Хираги в Европу. Так сказать, на «повышение квалификации». А как только он убыл к командировку, к его заместителю, капитану второго ранга Фудзимото, заявилась делегация штабных и вывалила перед кавторангом целый ворог желаний.

Понятно, что капитан второго ранга – это не контр-адмирал. Фудзимото оказался более сговорчивым, потому можно сказать, что интрига завершилась удачно. И в итоге на свет появились два крейсера, которые можно было назвать как угодно, но не «Фурутака». Это реально были другие корабли. Вот и пришлось выводить их в отдельный класс, что японское морское командование и сделало. А уже потом началось подтягивание «Фурутак» до уровня «Аоба», о чем говорилось в предыдущем материале.


Фудзимото не хотел портить карьеру и пошел навстречу «просьбам» адмиралов из морского генштаба. В итоге крейсер стал весить почти 10 000 тонн («Фурутака» начинал как «семитысячник»), а полное водоизмещение ожидаемо ушло за 10 тысяч тонн.

Увеличившееся водоизмещение повлекло за собой изменение остойчивости, дальности плавания и скорости хода.

Кроме того, именно на крейсерах типа «Аоба» произошел переход на новые, двухорудийные башни главного калибра.


Вместо 80-мм зенитных орудий установили универсальные 120-мм орудия. Но главное – это были первые крейсеры, на которые устанавливались катапульты для запуска самолетов.


После вхождения в строй обеих крейсеров, японцам пришлось модернизировать «Фурутаки», чтобы «подтянуть» их до уровня «Аобы». Вообще предполагалось, что четыре однотипных крейсера с примерно одинаковыми характеристиками будут служить в одном соединении.

Если изучить ТТХ кораблей, становится совершенно понятно, что это не совсем «Фурутаки». Точнее, совсем не «Фурутаки».

Водоизмещение: 8 738 т (стандартное), 11 660 (полное).
Длина: 183,48 м (по ватерлинии).
Ширина: 17,56 м.
Осадка 5,66 м.

Бронирование.
Броневой пояс — 76 мм.
Палуба: 32-35 мм.
Башни: 25 мм.
Мостик: 35-мм.
Барбеты: 57-мм.

Оба крейсера типа «Аоба» были переделаны с угольного питания котлов на нефтяные, точно так же, как их предшественники. Силовые установки (4 ТЗА «Кавасаки-Кёртисс») получали энергию от 10 нефтяных котлов «Кампон Ро Го», что позволило увеличить мощность силовой установки до 110 000 л.с. Максимальная скорость составила 34 узла. Практическая дальность – 8 000 миль экономичным ходом в 14 узлов.



Экипаж состоял из 657 человек.

Вооружение.

Артиллерия главного калибра состояла из шести орудий 203-мм/50 Тип 2 в трех башнях.


Зенитное вооружение первоначально было более чем скромным.
4 орудия 120-мм и два пулемета 7,7-мм.

По мере модернизаций с течением войны японцы втискивали зенитные установки всюду, куда было можно, в чем они были мастера. И к концу войны зенитное вооружение крейсера типа «Аоба» состояло из:

4-х универсальных орудий 120-мм.
44-х зенитных автоматов 25-мм (3х3, 10х2, 15х1).

Стоит отметить, что с первого взгляда «Аоба» выглядела вполне себе такой плавучей батареей ПВО, ценность 44 стволов была более чем сомнительная, так как отсутствовал самый главный компонент защиты корабля: единая система управления огнем зенитных пушек. Собственно, окончание боевого пути крейсеров «Аоба» и «Кунигаса» лучшее тому подтверждение.

Торпедное вооружение изначально состояло из 6 двухтрубных неподвижных торпедных аппаратов 610-мм. Вообще изначально торпеды на крейсерах не предусматривались, это как раз из списка «хотелок» морского генштаба. А после модернизации вместо щелевых неподвижных торпедных аппаратов были установлены 2 поворачиваемых четырехтрубных ТА с щитовой защитой. Установили ТА по бокам от катапульты. Боезапас состоял из 16 «Лонг-лэнсов».

Авиационная группа – два гидросамолета и одна катапульта.

Радиолокационное вооружение. Крейсера типа «Аоба» оказались в числе тех, кто раньше других получил на вооружение РЛС. В 1943 году крейсеры получили РЛС Тип 21, в 1944 заменили на РЛС Тип 22 № 4.


Боевая служба.

Служба у крейсеров была, скажем так, полноценной и весьма наполненной событиями. У одного корабля она была долгой, у второго не очень.


Оба крейсера входили в состав 6-й дивизии тяжелых крейсеров. После начала военных действий занимались тем, что прикрывали различные десантные операции японского флота, направленные на захват чужих территорий в Тихом океане.

При участии крейсеров 6-й дивизии были высажены десанты в Рабауле и Кавиенге, на восточном побережье Новой Гвинеи (в Лаэ и Саламуа), островах Бугенвиль, Шортленд и Манус.

Следующей операцией для крейсеров стала операция по захвату Порт-Морсби. Все это привело к сражению в Коралловом море, вылившемся в неприятное позорище для японского флота.

Соединение японских кораблей было атаковано американскими самолетами с авианосцев «Лексингтон» и «Йорктаун». Японские крейсера не смогли оказать хоть какого-то сопротивления, сбив всего 3 самолета из почти сотни, участвовавших в налете. То есть, крейсера оказались зрителями на спектакле, в котором американские летчики топили авианосец «Сёхо». И в итоге потопили.

Порт-Морсби японцы не захватили, а «Аоба» ушел в Японию для планового ремонта и довооружения в плане ПВО.

Бой у острова Саво был, пожалуй, самым успешным в карьере «Аобы». Вернувшись в строй дивизии после ремонта, крейсер тут же пошел в бой. Да еще в какой!

В ночь на 9 августа соединение адмирала Микавы, в который входила и 6-я дивизия, атаковало союзный флот, расположенный к северу от Гудалканала.

Экипажи гидросамолетов крейсера прекрасно провели разведку района, не только дав картинку количества американских кораблей (6 тяжелых и 2 лёгких крейсера и 15 эсминцев), своевременно обнаружили разделение сил противника.

Ночью японские крейсера, выстроившись в кильватерную колонну, последовательно атаковали две группы союзных кораблей.

За время боя «Аоба» выпустил по противнику 182 снаряда 203-мм и 13 торпед. Точно определить, какие именно корабли были поражены его снарядами и торпедами невозможно, но, судя по характеру боя, попадания были во все корабли противника. Японский крейсер потерь не понёс, за исключением экипажа разведывательного самолёта, который не вернулся с очередного задания.

В ответ от американских крейсеров прилетел только один снаряд 203-мм, вызвавший пожар на палубе как раз в районе торпедных аппаратов. Экипажу крейсера повезло, что аппараты были пустыми. А так «лонг-лэнсы» таких вольностей не прощали.

В ночь на 11 октября 1942 года «Аоба» принял участие в бою у мыса Эсперанс, во время которого ударная группа японских крейсеров неожиданно была атакована соединением американского флота (2 тяжёлых крейсера, 2 лёгкий крейсера и 5 эсминцев).

Японцы совсем не ожидали американцев, поэтому последние этим воспользовались по полной программе. Плюс многочисленные ошибки японского командования привели к тому, что бой американцы выиграли, потопив крейсер и три эсминца против одного своего эсминца.

«Аоба» получил больше 40 попаданий снарядов калибром 203-мм и 152-мм. Башни главного калибра №2 и №3 были выведены из строя, причём третья башня выгорела полностью. Ее пришлось менять полностью, поэтому до ремонта в 1943 году «Аоба» ходил с двумя башнями главного калибра.

Были уничтожены почти все системы управления артогнём, несколько зенитных орудий и катапульта. Прочие надстройки корабля получили повреждения.


В феврале 1943 года крейсер вернулся к месту несения службы в Кавиенг. А после событий 3 апреля снова был вынужден идти на ремонт в Японию. Американские бомбардировщики В-25 попали 227-кг бомбой в правый борт, в районе катапульты. А что у нас было рядом? Правильно, торпеды в аппаратах.

Рвануло. Дважды. Сдетонировали две торпеды, и ущерб от одной-единственной бомбы оказался намного больше, чем можно было бы вообще представить.

Трехметровая пробоина в борту, пожар в машинном отделении №2, не сразу смогли справиться с водой, даже пришлось сажать крейсер на мель.

Во время ремонта всерьез рассматривались варианты переделки крейсера в гидроавианосец (на корме вместо башни ГК оборудовать палубу на 6 гидросамолетов) или (ужас!) превратить «Аобу» в эскадренный танкер. Но крейсеру повезло, на заводе была закончена башня №3, потому ее просто установили на корабль и слава богу, кардинальных изменений не произошло. Как раз установили РЛС тип 21 и еще немного зенитных автоматов.

После ремонта крейсер долго занимался всякой мелочевкой, и, надо сказать, что в морских сражениях участия не принимал. Но это не спасло, 23 октября 1944 года американская подводная лодка SS-243 «Брим» выпустила в сторону конвоя японских кораблей 6 торпед. Попала всего одна. В «Аобу». Было затоплено (очередной раз) машинное отделение, крейсер потерял ход. Его все-таки дотащили до Манилы, там подлатали и последний героический поход в Японию «Аоба» совершил 5-узловым ходом.

На пути в метрополию крейсер неоднократно пытались утопить американские подводники, но, видимо, не судьба была. И «Аоба» пришел в Куре 12 декабря 1944 года.

Быстро отремонтировать корабль не получилось, а медленно не дали американцы. То, что не смогли подводники, запросто устроили летчики. В течении июля 1945 года они просто превратили крейсер в груду металла. Корабль, получив почти два десятка попаданий 227-кг бомб, развалился. Корма отломилась, многочисленные пробоины в бортах вызвали оседание крейсера на грунт. Командир приказал экипажу покинуть корабль…



Систер-шип «Аобы», «Кинугаса», прожил еще более короткую жизнь.


Крейсер в течение 1941 года обеспечивал захват островов Макин, Гилберта, Тарава и Гуам. В 1942-м прикрывал малайские конвои, высадки десантов на Кавиенг, Рабаул, Лаэ, Саламауа, на острова Бука, Бугенвиль, Шортлент и на Манус.

Участвовал в попытке захвата Порт-Морсби и в бою у острова Саво, в ходе которого совместно с крейсерами из 6-й ДКР принял деятельное участие в потоплении австралийского тяжёлого крейсера HMAS «Канберра» и американского «Астория».

В ходе боя выпустил 185 штук 203-мм снарядов и 8 торпед.

В сражении у мыса Эсперанс «Кинугаса» получил четыре попадания 152-мм и 203-мм снарядов, но экипаж отделался легким испугом и слегка покореженными надстройками. В ответ японцы добились десятка попаданий главным калибром в крейсера «Бойс» и «Солт Лейк Сити».


13 ноября 1942 года крейсер в составе соединения вице-адмирала Микавы последний раз выходит в море для обстрела аэродрома Хендерсон-Филд. Ночью 14 ноября крейсер прибыл к месту назначения и участвовал в обстреле, в ходе которого отряд уничтожил 18 самолётов, однако так и не повредил взлетно-посадочную полосу.

В тот же день корабль атаковала американская базовая авиация. Бомба попала в носовую надстройку, пробила все палубы и взорвалась ниже ватерлинии. На корабле начался пожар, возник крен на левый борт. Спустя 30 минут, корабль снова подвергся атаке авиации. Несколько бомб легли совсем рядом с бортом крейсера, начались многочисленные течи. Кормовые отсеки заполнились водой, которую экипаж не смог остановить и откачать.

В итоге крейсер опрокинулся на левый борт и затонул, унеся с собой 511 моряков. Спастись удалось 146 членам экипажа.


Что можно сказать в итоге? Можно сказать только одно: эксперимент с «Аобами» лишний раз подтвердил, что вашингтонский морской договор мог породить только выкидыши кораблестроения.

Крейсеры получились не совсем тяжелыми, скорее, как «Эксетер», полутяжелыми. Все-таки 6 х 203-мм – это не бог весть что на самом деле.


Плюс «Аобы» доказали, что экономия на ПВО до добра не доводит. Ну что мешало установить систему управления огнем? Отсутствие возможностей? Нет. Возможности были. Но по факту, 44 ствола, которым управляли 20 расчетов кто во что горазд – это даже в первой половине Второй мировой войны было мягко говоря, наивно. А уж во второй…

Но эти корабли стали ступенькой к созданию истинных шедевров крейсеростроительства. Но о них в следующей части. Хотя многие уже готовят аргументы для того, чтобы доказать обратное, уверен. Что ж, посмотрим. Иногда в спорах рождается истина… Так, по крайней мере, говорят.
Роман Скоморохов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

177

Похожие новости
21 февраля 2020, 17:40
20 февраля 2020, 06:00
20 февраля 2020, 19:40
22 февраля 2020, 04:40
21 февраля 2020, 06:40
20 февраля 2020, 06:00

Новости партнеров