Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

БМП «Брэдли»: третья попытка по замене?


В прошлом году в армии США в очередной раз начали шевеления на тему замены таки БМП «Брэдли». Это уже третья попытка за последние 20 лет, и немудрено, в общем, поскольку на вооружении армии США и Национальной гвардии эти БМП находятся с 1981 года.

То есть почти 40 лет.



Понятно, что модернизации, модификации и все прочее могут продлить жизнь боевой машине надолго. За примерами ходить вообще не надо никуда, достаточно вспомнить БМП-1 (с 1966 года на вооружении) и Т-72 (с 1973), и все становится на свои места. Бронетехника вообще может очень долго жить… Было бы желание.

В американской армии есть желание что-то изменить. Но нет определенно точной уверенности в том, что на что и как нужно менять.

С одной стороны, морально устаревшую технику надо менять. С этим согласится любой здравомыслящий человек. Может, не на что-то эпохальное, и не приведи боже, «не имеющее аналогов в мире», но просто на новую.

И вот, третья попытка. OMFV.


И снова из Вашингтона дана команда «Стоп».

Не так давно многие профильные СМИ в США обсуждали все связанное с этим. Армия отменила ранее объявленный конкурс на новую БМП и объявила о пересмотре своих требований к проекту.

В чем же причина столь крутого разворота?

Оказалось, дело совершенно не в излишне сложной конструкции с технической стороны и даже не в извечном компромиссе брони и мобильности. Про боевую составляющую все молчат, известно, что «Брэдли» за две иракских войны уничтожили больше бронетехники, чем «Абрамсы».

Дело оказалось в некоторых нюансах восточноевропейской инфраструктуры.

Но начинать надо даже не с европейских проблем, а того, что вообще из себя представлял этот проект OMFV.

Первой попыткой стала программа Future Combat Systems (FCS).




Началась в 2003 году и была отменена в 2009-м. По своей сути эта программа была не просто программой замены старой БМП. Она предусматривала разработку целой линейки новых образцов военной техники, а оснащение бригад должно было включать различные виды роботизированной наземной техники и беспилотники. Все это требовало создания беспроводных высокоскоростных сетей боевого управления.

На этапе реализации в то время большинство этих систем и технологических решений не отвечали установленным требованиям. Программа FCS создавалась с заделом на будущее, когда все нововведения удастся подтянуть к требуемому техническому и технологическому уровню.

Вторая попытка – это программа Combat Vehicle Ground (CVG).


Отрабатывалась с 2009 по 2014 годы. Суть этой программы перевооружения сводилась к разработке единой боевой платформы. Основной задачей ставилась доставка пехотного отделения на передний край и его поддержка.

По своей сути, новая платформа должна была быть в состоянии вести бой в одном строю с ОБТ «Абрамс».

Основной причиной критики программы CVG стал серьезный рост массы и размеров прототипов (до 70-80 тонн). Данное обстоятельство полностью исключало или существенно ограничивало возможность быстрого оперативного развертывания (в том числе и силами военно-транспортной авиации). Отказ от программы привёл к очередной модернизации «Абрамса» и «Брэдли».

Третья попытка – это как раз программа OMFV.


Предполагалось, что за контракт будут биться четыре фирмы, General Dynamics Land System (GLDS), Rheinmetall & Raytheon (R&R), BAE Systems и Hanwha.

Однако в самом начале октября 2019 года британская BAE Systems и южнокорейская Hanwha добровольно отказались от участия в конкурсе.

По условиям тендера в окончательном отборе должны участвовать только две организации, которыми автоматически стали GDLS и R&R.

Основные требования к новой машине со стороны армии США:
— вес новой машины не должен превышать вес M2 Bradley последних модификаций;
— в транспортном самолете С-17 должно размещаться две машины;
— комплект дополнительной динамической защиты;
— модульная активная защита MAPS;
— тепловизионные датчики третьего поколения FLIR;
— автоматическая пушка калибра 50 мм (в перспективе).

Армия хотела, чтобы OMFV весил не больше, чем самые тяжелые бронированные варианты «Брэдли», то есть примерно 45 тонн. Логично, полезно для переброски с помощью ВВС. Увы, не вышло, по крайней мере, пока.

Но здесь получился конфликт между весом и защитой от все увеличивающихся калибров бронетехники вероятного противника. Понятно, о ком идет речь, когда мы говорим о действиях американской армии в Европе. Не об Иране.

Стало понятно, что с массой БМП надо что-то делать. С другой стороны, никогда армия США не разворачивала с помощью транспортной авиации более-менее крупных операций. Никогда. Просто потому, что для этого требовалось просто гигантское количество самолетов, а США во все времена оперировали для доставки техники в крупных количествах морскими средствами.

Да, во всех операциях со времен Второй мировой войны американская армия перебрасывала военную технику морем. Это и дешевле, и количества вполне соответствующие. Воздухом можно было добросить что-то в срочном порядке, не более того.

Кроме того, не стоит забывать, что основное количество боевой техники хранится на складах при военных базах по всему миру. Куда техника тоже поставляется морем. Зато американские бригады имеют на складах все, что нужно, да еще и недалеко от потенциальных зон конфликтов.

Здесь тоже есть определенный ограничивающий фактор для техники, но в реалиях флота и складов это объем.

И в итоге остается только один фактор. Тот, о котором речь шла в самом начале. Восточноевропейский географический фактор.

Когда армия США сражается (или делает вид, что сражается) в пустынях Ирака или горах Афганистана, там свои требования к технике. Но когда заходит речь о Европе…

Европа отличается от Ирака и Афганистана (многих других мест в мире) наличием двух неприятных факторов.

Это реки и русские. В любом порядке.

Если мы говорим сперва о реках (самое невкусное оставим на потом), то это Дунай, Эльба, Рейн, Висла, Тиса, Прут… И просто огромное количество мелких рек, речек и речушек, которые все равно являются преградой на пути техники.

И тут возникают либо мосты, либо понтоны, паромы и так далее. То есть снова вес.

Что это значит в военном отношении? Ну это уже столько раз обсуждалось, когда речь заходила о танках. «Абрамс», «Чэлленджер», «Леопард»… Они все перешагнули за 60 тонн и далеко не везде могут уверенно проехать.

Более легкая «Брэдли» в состоянии подвезти пехоту к линии соприкосновения с противником, спешить ее и, возможно, даже некоторое время оказывать пехоте поддержку. Пока танки не приползут.

Но вот тут второй фактор. Русские. Нет, они, конечно, почти рыцари, и, возможно, даже подождут подхода танков, но вряд ли для того, чтобы устроить классическое сражение. Скорее всего, чтобы просто не бить мух в розницу, а устроить оптовое побоище.

И вот да, до американцев дошло. Какой смысл тратить на разработку новой БМП время и деньги, если ее невозможно будет применить на самом перспективном театре военных действий?

Конечно, есть мосты, которые не рухнут под тяжестью танков и БМП. Есть паромы. Есть инженерные части, которые наведут переправы.

Все упирается в возможности потенциального противника. То есть нас.

Вот потому у американской армии такая непростая дилемма: то ли строить тяжелую БМП, которая выдержит огонь, но не везде пройдет, забыв об оперативности, то ли снова думать.

Видимо, будут думать.

Ничего, «Брэдли» еще повоюет.

Роман Скоморохов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

320

Похожие новости
09 октября 2020, 01:40
09 октября 2020, 01:40
23 октября 2020, 00:20
15 октября 2020, 23:00
23 октября 2020, 00:20
09 октября 2020, 01:40

Новости партнеров