Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Битва за Монте-Кассино и сны о белом плюмаже


Генерал-лейтенант Владислав Андерс

Бодро открытый в сентябре 1943-го итальянский фронт после скоротечных побед натолкнулся на препятствие, построенное на двух линиях обороны: линии Густава и линии Гитлера — укрепленных районах, созданных под умелым руководством фельдмаршала Альберта Кессельринга. Главной стратегической целью союзников было взятие Рима, но прямую дорогу в Вечный город блокировали сильные немецкие позиции с господствующим над ними древним бенедиктинским аббатством на Монте-Кассино. Командующий 15-й Группой армий, ген. Гарольд Александер, решил брать его ударом в лоб, хотя командующий Французским экспедиционным корпусом, ген. Альфонс Жюн, предлагал обойти вражеские позиции маневром с фланга, через горный массив Аурунчи.


После трех неудачных кровавых штурмов Монте-Кассино силами американского II корпуса и новозеландского II корпуса и провала вспомогательной десантной операции под Анцио ген. Оливер Лиз, командующий британской 8-й армией, в чьем оперативном подчинении находился II польский корпус, предложил ген. Владиславу Андерсу осуществить четвертый штурм аббатства. Генерал Андерс принял это чреватое последствиями решение без согласования со своим верховным главнокомандующим, ген. Казимиром Соснковским. Позже он объяснял свое поведение желанием противостоять советской пропаганде, которая ввиду обострения взаимоотношений распространяла утверждение, что после выхода из Советского Союза поляки не хотели воевать с немцами; он также верил в то, что победа придаст мужества движению сопротивления в Польше и покроет славой польское оружие.



Однако ген. Соснковский пришел в ужас, особенно от плана атаковать непосредственно в лоб хорошо укрепленную немецкую позицию, который британские штабисты планировали с преступным пренебрежением фундаментальными принципами военного искусства. Это привело к драматической перепалке между двумя польскими генералами. Соснковский был в то время самым опытным польским высшим офицером, а у Андерса, до войны командира кавалерийской бригады, не было практически никакого оперативного опыта.

Историкам редко случается проверить обстоятельства таких драматических событий путем сравнения противоположных мнений. В данном случае, однако, оба оппонента оставили заметки о конфликте на страницах своих воспоминаний. Ген. Андерс ограничился несколькими общими фразами, сведя спор к расхождениям в тактических вопросах. Писал, что, по мнению верховного главнокомандующего, несмотря на огромные потери, Монте-Кассино взято не будет. Соснковский же, же как и ген. Жюн, видел возможность успеха во фланговом обходе противника слева.

Ген. Соснковский не был таким загадочным. В своих мемуарах он обвинил командующего II корпусом в следовании своим личным амбициям:

Это правда, что в адрес генерала Андерса я сказал цитируемые им слова "белый плюмаж вам снится". Но я сказал ему гораздо больше: прежде всего я заявил, что считаю его самоуправство нарушением воинской дисциплины, причем очень опасным и вредным в эмиграции; дальше я ему сказал, что распоряжаться польской кровью в тяжелой политической борьбе за будущее и права нашего народа — это дело высших органов власти Речи Посполитой и что игнорирование этих органов в угоду чужим политическим силам позволяет последним выигрывать частные амбиции во имя своих собственных интересов, которые могут ведь идти вразрез с нашими собственными национальными интересами, как это доказала тегеранская конференция и речь Черчилля в парламенте от 22 февраля.

Хотя в нормальных условиях за такое поведение командующего корпусом следовало бы отстранить от должности, ген. Соснковский не пошел на дисциплинарные санкции зная, что такой скандал только спровоцирует распри в польском стане и непредсказуемые последствия в международных отношениях. Что хуже, было уже поздно изменить само решение, тем более что обнаглевший от безнаказанности ген. Андерс открыто стал на сторону генералов Александера и Лиза.


Генерал Казимир Соснковский

Итак, плохо спланированное польское наступление началось 12 мая 1944 г. После шести дней упорных боев с пополненной частями альпийских стрелков отборной 1-й парашютной дивизией (ген.-лейт. Рихард Хайдрих), которую победить, а тем более разбить не получилось, патрули 12-го уланского полка окончательно заняли руины аббатства. Заняли, но не взяли, так как накануне немцы их покинули.

Героизм солдат сражающихся в труднейших условиях с опытным и отлично подготовленным противником не подлежит сомнению. Открыт, однако, вопрос о профессиональном уровне командования. Майор Людвик Домонь, командир 18-го батальона 5-й пехотной дивизии, оценил ход битвы коротко, но критично, подчеркивая отсутствие координации операций как следствие неумелого командования на всех уровнях, особенно на уровне корпуса: Единственным высшим командующим, который (...) знал, что происходит на поле боя и руководил ходом сражения, был заместитель командующего 5-й Кресовой пехотной дивизии полковник Клеменс Рудницкий. Заключение его выводов уничижительно: битву за Монте-Кассино выиграл наш героический солдат до уровня командира батальона, и точка.


Польские солдаты ведут бои за Монте-Кассино

Вопреки легенде, возникшей на Западе при немалой помощи ген. Андерса, который не брезговал даже подделкой документов, усилия II корпуса не сыграли решающей роли в битве за Рим. Отход немцев с Монте-Кассино предрешила не кровавая, но бесполезная атака в лоб, а исправный обход их оборонительных позиций корпусом ген. Жюна, которому в конце концов была предоставлена свобода действий. Не подтвердился и тезис Андерса о том, что жертва его солдат будет иметь политическое значение, притягивающее внимание мирового общественного мнения к польскому вопросу. Средства массовой информации чествовали польских солдат всего лишь несколько дней. Британский премьер-министр Уинстон Черчилль едва уделил им скупую строчку в своих мемуарах: Они очень отличились в этом своем первом крупном сражении в Италии. Осталась еще солдатская (но не генеральская) слава, но за пределами Польши о ней помнят только военные историки.

В итоге жертва II корпуса на Монте-Кассино послужила единственно тому, чего так опасался Соснковский: укреплению политического влияния и фальшивой легенды его командующего.

Former Naval Person

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

147

Похожие новости
29 марта 2020, 07:00
31 марта 2020, 06:20
27 марта 2020, 06:20
30 марта 2020, 15:20
30 марта 2020, 07:40
30 марта 2020, 07:40

Новости партнеров