Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
26 февраля 2020, 02:40
25 февраля 2020, 20:40
26 февраля 2020, 02:40
25 февраля 2020, 23:40
26 февраля 2020, 02:40

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Бить по целям в Евразии из прибрежных вод: новое ядерное оружие США

Фото из открытых источников
К началу 2020 года в США был создан и стал поступать на вооружение новый вид «нестратегического» ядерного вооружения. Под «нестратегическим» ядерным оружием в США определяют тот тип вооружений, который в СССР, а потом в Российской Федерации определяется как «тактическое ядерное оружие».
Следует признать, что американцы нашли достаточно простое и дешевое решение развития своих нестратегических (тактических) ядерных сил. Они поставили модифицированный из стратегического в тактический ядерный боеприпас на отработанный и лучший свой стратегический носитель — баллистическую ракету Trident II (D5), используемую на ПЛАРБ — морской составляющей стратегической ядерной триады США. Впрочем, это решение нельзя назвать «новаторским», поскольку система подрыва ядерной боеголовки с вариацией по мощности в диапазоне от стратегической до тактической осуществляется на британских ПЛАРБ — носителей все той же американской системы Trident II (D5).
Кроме этой нестратегической боеголовки, в разработке в США сейчас находится нестратегическая ядерная боеголовка малой мощности для новой крылатой ракеты морского базирования. Новую крылатую ракету с ядерной боеголовкой малой мощности ВМС США планируют разместить на своих надводных кораблях и многоцелевых (атакующих) подводных лодках. Эта морская система не будет учитываться в действующем договоре СНВ-3, ограничивающим стратегические наступательные вооружения.
Соединенные Штаты в настоящее время обладают почти 500 нестратегическими (тактическими) ядерными боеприпасами, из которых около 200 развернуто в Европе, а остальные хранятся в США. Это ядерные бомбы свободного падения — В61−4 и модернизированные B61−12 с вариантами подрыва в диапазоне 0,3, 1,5, 10 и 50 килотонн и ядерные боеголовки для крылатых ракет авиационного базирования. В качестве их носителей на европейском театре военных действий используются истребители-бомбардировщики армии США и НАТО — модификации F-15, F-16, Tornado; и бомбардировщики B-52 и B-2. Носителем тактического ядерного оружия в скором времени станет и новейший F-35, в том числе, поставляемый союзникам США по НАТО.
В дополнение к этим силам — развертывание нестратегического ядерного оружия на американских стратегических ПЛАРБ создает принципиально новую ситуацию. Традиционно тактическим ядерным оружием оснащали носители с малым или средним радиусом действия. В случае с ПЛАРБ ситуация становится иной. Ракетный комплекс морского базирования Trident II (D5) — это лучшее из того, что есть в американской стратегической ядерной триаде. И это вообще лучший стратегический ракетный комплекс в мире.
Trident II (D5) способна с высокой точностью поражать точечные цели на стратегической дальней дистанции. С настройкой по GPS боеголовка поражает цель с возможным отклонением в 90 метров. С астрокоррекцией — это 120 метров. С инерционной системой — 360−500 метров. Межконтинентальная дальность ракет Trident II (D5) —до 12 тыс км позволяет ПЛАРБ США осуществлять боевое патрулирование в океанских водах у материковой территории США. Это повышает боевую устойчивость ПЛАРБ и позволяет отказаться от передового базирования за рубежом. Оснащение американских ПЛАРБ нестратегическим ядерным оружием означает, что американские атомные подводные лодки могут вести «огонь» с высокой точностью тактическими ядерными боеголовками по континентальным целям в Евразии, буквально не выходя из портов своего базирования или из прибрежных вод США.
Планы создания двух новых типов нестратегического ядерного оружия были объявлены администрацией Дональда Трампа 2 февраля 2018 года в очередном «Обзоре ядерной политики». В докладе подчеркивалось, что это оружие станет ответом на развертывание Россией гораздо большего количества тактического ядерного оружия. Новое американское нестратегическое ядерное оружие предназначалось «для гибкости и ответа ядерными силами США». Было заявлено, что эта боеголовка дополнит существующие у США стратегические ядерные возможности, «усилит сдерживание, отказывая потенциальным противникам в любой ошибочной уверенности в том, что ограниченное ядерное применение может обеспечить полезное преимущество над Соединенными Штатами и их союзниками».
По распоряжению администрации Трампа при финансировании Конгрессом США была разработана новая маломощная версия состоящей на вооружении боеголовки W-76−1 для существующих ракет Trident II (D-5). Модифицированная на ее основе для нестратегического вида ядерного оружия новая боеголовка получила обозначение W76−2. Еще в 2017 году, т. е. до объявления в «Обзоре ядерной политики», Конгресс США выделил $ 65 млн на разработку W76−2.
«Стратегическая» W-76−1 в настоящее время стоит на трeхступенчатых твердотопливных баллистических ракетах четвертого поколения Trident II (D-5), предназначенных для запуска с атомных подводных ракетоносцев (ПЛАРБ) типа «Огайо». В настоящее время запущена постройка серии ПЛАРБ типа «Колумбия», которые должны заменить «Огайо». Первые ПЛАРБ серии «Колубмия» также будут вооружены Trident II (D-5), настолько удачны эти баллистические ракеты. Trident II (D-5) снабжен РГЧ индивидуального наведения и может нести до 14 боеголовок W76−1. Однако по договору СНВ-3 число РГЧ на одном носителе Trident II (D-5) было ограничено четырьмя боеголовками. По утверждениям открытых источников, боеголовка W76−1 имеет взрывную мощность около 100 килотонн. Радиус полета ракеты Trident II (D-5) при полной нагрузке (14 боеголовок) составляет 7,6 тыс км, при сокращенной — 12 тыс км. Очевидно, что новый боеприпас W76−2 на носителе будет иметь аналогичные радиусы действия.
Модификацией боеголовки W76−1 в W76−2 занималось Национальное управление по ядерной безопасности (NNSA).
NNSA заявило, что боеголовка W76−2 будет настроена «только для первичной детонации». Это означает, что взрывная мощность W76−2 составит менее 10 килотонн. Таким образом, этот ядерных боеприпас по российской классификации следует отнести к «тактическим». По принятой в США классификации W76−2 относится к «нестратегическим» ядерным боеприпасам.
В феврале 2019 года NNSA завершило работу по модификации и концу 2019 года начало поставки боеголовок W76−2 на флот. Бюджетное финансирование на 2020 год запланировало выделение $ 19,6 млн на постановку на вооружение боеголовок W76−2. В начале февраля Пентагон подтвердил размещение новых ядерных боеголовок на американских ПЛАРБ. В СМИ утверждают, что первые ПЛАРБ с нестратегическими ракетами на борту уже выходили на патрулирования с американской морской базы на восточном побережье США.
NNSA не раскрывает общее количество запланированных к производству боеголовок W76−2, хотя, как ожидается, это будет очень малая часть от имеющихся запасов стратегической W76−1 — по оценкам открытых источников, насчитывающих около 1300 боеголовок. Эксперты в США предполагают, что «нестратегическими» боеголовками W76−2 будут оснащены одна или две из 20 ракет Trident II (D5), стоящих на вооружении каждой из 14 американских ПЛАРБ типа «Огайо». При этом каждая такая «нестратегическая ракета» будет нести одну или несколько нестратегических боеголовок W76−2. Здесь надо заметить, что общее количество ракетных пусковых шахт на ПЛАРБ «Огайо» равно 24 единицам. Но из-за ограничения договора по СНВ-3 сейчас ракетное вооружение поставлено только в 20 шахт. Боеголовки «с низким выходом» не увеличат количество развернутых боеголовок на БРПЛ, а только заменят некоторые «более мощные» боеголовки на «нестратегические». Т. е. пороги СНВ-3 не будут нарушены. Таким образом, нестратегические заряды, развернутые на стратегической системе ПЛАРБ, подсчитываются как стратегические и подлежат ограничениям СНВ-3.
Теперь собственно об обосновании применения нового нестратегического ядерного вооружения. Развертывание на стратегическом носителе — БРПЛ и Trident II (D5) боеголовки малой мощности породило дебаты среди американских экспертов безопасности о нужности такой боеголовки и преимуществах и рисках, которые могут возникнуть в результате ее развертывания и боевого применения. «Оптимисты» утверждают, что такая боеголовка является ответом на российскую стратегию «эскалации и деэскалации». Американский ответ усилит сдерживание и повысит ядерный порог. «Пессимисты» же указывают, что новый ядерный нестратегический боеприпас снизит порог применения ядерного оружия и увеличит риск ядерной войны. Критики указывают на потенциальную опасность применения в подобном развертывании нестратегического ядерного боеприпаса.
Потенциальный противник может полагать, что Соединенные Штаты будут «сдержаны» в региональном военном конфликте, если он — противник станет угрожать применением тактического ядерного оружия против американцев и их союзников или применит его. Следовательно, подобным приемом противник может принудить США «покинуть поле боя». Россия, в частности, может угрожать применением ядерного оружия, если она станет проигрывать в обычном военном конфликте. Тогда в условиях «эскалации» конфликта для его «деэскалации» Россия применит тактическое ядерное оружие. В этой ситуации, полагают «оптимисты», развертывание нестратегической боеголовки W76−2 малой мощности усилит сдерживание, убедив Россию в том, что Соединенные Штаты могут ответить пропорциональным ограниченным ударом на ее применение тактического ядерного оружия. Развертывание новой ядерной боеголовки малой мощности убедит Россию в том, что Соединенные Штаты обязательно отреагируют после ограниченного применения тактического ядерного оружия. Это укрепит сдерживание именно потому, что ограниченное применение Россией ядерного оружия может привести к эскалации с широким обменом ядерными ударами.
«Пессимисты» на это отвечают, что развертывание ядерной боеголовки малой мощности может увеличить риск ядерной войны, поскольку облегчит американским должностным лицам рассмотрение вопроса об использовании ядерного оружия в локальном конфликте.
Критики также указывают, что нестратегическая боеголовка W76−2 на Trident II (D5) избыточна, поскольку у Соединенных Штатов на вооружении уже состоят ядерные боеприпасы малой мощности для авиационных бомб и крылатых ракет, развернутых на самолетах США и НАТО.
В связи с этим им отвечают, что состоящие сейчас на вооружении США и НАТО авиационные носители нестратегического ядерного оружия уязвимы перед противовоздушной обороной противника. Они ссылаются также на опыт холодной войны, когда ядерное оружие малой мощности было развернуто в очень больших количествах, но так никогда и не было использовано, хотя при этом оно сыграло сдерживающую роль.
Дебаты затронули и вопрос о том, перерастет ли война с использованием небольшого количества ядерного оружия малой мощности из «ограниченной» в «тотальную».
В частности, критики указывают, что в принципе не существует «ограниченной» ядерной войны, поскольку ядерное оружие будет применено. 6 февраля 2018 года министр обороны Джеймс Маттис в Комитете по вооруженным силам Палаты представителей Конгресса США заявил: «Не верьте, что существует такая вещь, как нестратегическое ядерное оружие. Любое ядерное оружие, использованное в любое время, меняет правила стратегической игры». Таким образом, любое применение ядерного оружия будет иметь стратегический эффект. Ядерная война не может контролироваться, поэтому даже ограниченное применение ядерного оружия может привести к глобальной катастрофе.
Использование нового нестратегического ядерного оружия увеличивает риск эскалации. Некоторые эксперты в США указывают на риск развертывания боеголовки малой мощности на стратегическом носителе, поскольку возможный противник не сможет определить, что запущенная стратегическая баллистическая ракета несет маломощную боеголовку, а не настоящий набор РГЧ стратегического удара. Неправильная интерпретация запуска задействует у противника США систему раннего предупреждения о ракетном нападении. Вслед за этим в ответ в ход пойдет ударный стратегический ядерный потенциал противника. В результате США получат тотальный ядерный удар по своей территории. В лексиконе американских экспертов безопасности подобная ситуация получила понятие «проблемы дискриминации».
Но на этот счет «оптимисты» указывают на то, что российская система раннего предупреждения может отличить одиночный пуск от массированной стратегической атаки. Они утверждают, что Россия, скорее всего, отложит свой ответ, пока не проделает нужную оценку происходящего. Ведь Великобритания уже применяет на своих БРПЛ Trident II D5 ядерные боеголовки малой мощности, и это пока не создавало кризисных ситуаций.
Критики указывают, что в некоторых случаях «принцип ядерной необходимости» потребует применения в локальном конфликте ядерного оружия малой мощности. Это в том случае, если защищенные цели противника не могут быть уничтожены с помощью обычных вооружений. Например, некоторые ядерные объекты Ирана скрыты глубоко под землей и скальными породами. Их не удастся уничтожить с использованием обычных специальных бомб для уничтожения подземных объектов. В этом случае «военная необходимость» потребует использования против подобных «заглубленных» объектов ядерных нестратегических боеприпасов. В этом случае боеголовка малой мощности и с менее строгими параметрами боевого применения фактически увеличивает риск использования ядерного оружия в конфликте. Это в целом повысит риск ядерной войны и, следовательно, увеличит риск ядерного уничтожения.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

210

Похожие новости
25 февраля 2020, 09:40
25 февраля 2020, 12:40
24 февраля 2020, 01:00
24 февраля 2020, 01:00
24 февраля 2020, 09:20
24 февраля 2020, 11:40

Новости партнеров