Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Без «Москитов» и «Ониксов» придётся несладко. Театр абсурда в модернизации лучших ракетных катеров


Пуск сверхзвуковой противокорабельной ракеты 3М80 «Москит» с наклонной ПУ КТ-152М ракетного катера класса «Молния», состоящего на вооружении Тихоокеанского флота


Около недели назад на просторах Рунета начала активно распространяться новость о скорой достройке пары ракетных катеров проекта 12411 «Молния» (заводские номера «01301» и 01302) в соответствии с проектом 12418, которые остались в распоряжении ОАО «Судостроительный завод «Вымпел» в связи со срывом контракта с неназванным зарубежным заказчиком ещё в 90-е годы. Впрочем, в этот раз, по стечению обстоятельств, данная информация просто была подхвачена значительно большим количеством российских аналитических и новостных ресурсов, в то время как впервые об этом стало известно благодаря новостному разделу портала sudostroenie.info ещё 25 августа 2016 года. Но суть здесь далеко не в дате предания новости широкой огласке или малом количестве подлежащих достройке ракетных катеров, суть заключается в боевом потенциале новых комплексов вооружения, устанавливаемых на катера (целесообразнее было бы отнести их к классу «корвет») в рамках нового опционального пакета для проекта 12418.


Вместо противокорабельного комплекса П-270 «Москит», представленного четырьмя 760-мм наклонными контейнерными пусковыми установками К-152М для 2,5-маховых высокоманевренных противокорабельных ракет 3М80 (Х-41), корабли планируется оснастить комплексом «Уран-У» с наклонными ПУ 3С-24 для дальнобойных противокорабельных ракет 3М24У (Х-35У). Здесь-то и начинаются полный сумбур и неопределённость. Подписанный с «Вымпелом» в апреле 2016 контракт на ремонт и модернизацию катеров «Молния», по информации сайта «Судостроение.инфо», предусматривал размещение на каждом корабле четырёх счетверённых ПУ 3С-24 на 16 противокорабельных ракет Х-35У «Уран-У» (по 2 пусковые установки по бокам надстройки); был предоставлен даже соответствующий технологический эскиз, конфигурация ПКРК которого совпадает с катерами, переданными в своё время ВМС Вьетнама. Тем не менее, по сегодняшним данным «Известий» со ссылкой на командование Военно-морского флота России, катера планируют оснастить лишь 8 противокорабельными ракетами «Уран-У» в двух счетверённых ПУ 3С-24, либо в четырёх сдвоенных («урезанных») вариантах этих пусковых установок.


При этом нет абсолютно никаких аргументов, связанных с превышением допустимого показателя полезной нагрузки, в пользу двукратного уменьшения боекомплекта ракет Х-35У. Дело в том, что масса единого боевого модуля корабельного зенитного ракетно-артиллерийского комплекса «Панцирь-М» («Палица»), которым планируют оснастить каждую «Молнию», примерно соизмерима, либо даже не дотягивает до массы двух штатных боевых модулей зенитно-артиллерийского комплекса АК-630М (вместе с боекомплектами, механизмами подачи 30-мм снарядов ОФ-84/ОФ-3, системами охлаждения и радиолокационным комплексом наведения МР-123-02/176 «Вымпел-АМ» вес ЗАК достигает 12930 кг). Вероятно, что здесь действительно имеется некорректное освещение технического вопроса «Известиями», ведь поставленные вьетнамскому флоту «Молнии» имеют полноценный боекомплект из 16 ПКР 3М24Э, и это несмотря на то, что корабли получили достаточно «увесистый» радиолокационный обнаружитель «Позитив-МЭ1» (масса с оборудованием порядка 1400 кг). Но даже если исходить из того, что две «Молнии», доведенных до модификации 12418, получат так называемую «полноразмерную» версию комплекса 3К24У с 16 ракетами Х-35У, кардинально изменить противокорабельный потенциал в лучшую (в сравне6нии с комплексом П-270 «Москит») сторону вряд ли получится.


Ракетный катер (ныне корвет) HQ-376 класса «Молния», модернизированный по проекту 12418. Можно обратить внимание на обзорный радар «Позитив-МЭ1» и 2 x 4 пусковые установки 3С-24Э для ПКР Х-35 «Уран»


Сколько бы средства массовой информации, ссылаясь на официальные военно-дипломатические источники и некоторых «экспертов», не продолжали петь хвалебные оды дальности противокорабельных ракет Х-35У «Уран-У», составляющей от 260 до 280 км, их возможности по преодолению корабельной противоракетной обороны оставляют желать лучшего и сравнимы с американскими ПКР RGM-84L/G/N «Harpoon Block II+». На фоне продвинутых корабельных средств ПВО они обладают крайне низкой дозвуковой скоростью полёта (980—1000 км/ч), благодаря чему даже такие примитивные зенитные управляемые ракеты, как RIM-116B комплекса самообороны «SeaRAM», обладающие скоростью полёта в 2,1М, могут перехватывать Х-35У вдогон (в заднюю полусферу). Более того, подобная скорость полёта не позволяет противокорабельным ракетам данного типа выполнять энергичные противозенитные манёвры ни на маршевом участке полёта, ни на заключительном, благодаря чему они становятся отличными целями как для современных зенитных управляемых ракет типа RIM-162A ESSM и RIM-174 ERAM, так и для нидерландских 30-мм зенитно-артиллерийских комплексов CIWS «Goalkeeper» и 20-мм американских Mark 15 «Phalanx» CIWS.

При пеленговании излучения со стороны многофункциональной РЛС противника, вражеского корабельного радара подсвета цели или активной радиолокационной ГСН зенитной ракеты-перехватчика в пассивном режиме работы радиолокационной ГСН АРГС-35, ракета Х-35У всё же может выполнять противоракетные манёвры «горка» и «змейка», но ввиду скорости в 0,85М их перегрузка не будет превышать 8 ед., в то время как для ухода от той же противоракеты SM-6 необходимо маневрирование с G-лимитом в 12—15 и более единиц. Куда более сложная ситуация, не дающая Х-35У ни единого шанса на успешный противоракетный манёвр, сложится в случае применения противником зенитных управляемых ракет типа «MICA-IR», которыми оснащаются корабельные ЗРК «VL-MICA». На этих ракетах-перехватчиках может устанавливаться не только активная радиолокационная ГСН AD4A, но и инфракрасная головка самонаведения в коротковолновом (3—5 мкм) и длинноволновом (8—12 мкм) диапазонах инфракрасных волн.

Ракеты MICA-IR могут спокойно запускаться по целеуказанию от обзорных РЛС SMART-L (S1850M), работающих в дециметровом диапазоне волн, либо по целеуказанию от сторонних средств посредством радиоканала «Link-16». Следовательно, модуль системы предупреждения об облучении, работающий в пассивном тракте головки самонаведения Х-35У, не сможет зафиксировать момент пуска ракеты; не сможет он зафиксировать и пассивный режим работы инфракрасной ГСН, наводящейся на тепло реактивной струи от ТРД. Итог: медленная Х-35У в момент приближения «MICA-IR» не получит возможности даже на выполнение противозенитного манёвра. Говорить об отличных возможностях «Уран-У» по прорыву корабельной ПВО благодаря низковысотному режиму полёта (около 5 м на подлёте), малой радиолокационной сигнатуре и массированности применения также не приходится. Дело в том, что наличие активной радиолокационной головки самонаведения АРГС-35 диаметром в 420 мм априори не может свидетельствовать о малой отражающей поверхности ракеты (на деле ЭПР приближается к 0,1 кв. м, с учётом 15%-й потери радиопрозрачности на стеклотекстолитовом обтекателе).

Подобный объект может быть обнаружен с помощью бортового радиолокационного комплекса AN/APY-9 палубного самолёта ДРЛОиУ E-2D «Advanced Haekeye» на удалении около 180—220 км. Следовательно, ракетные крейсера управления ракетным оружием класса «Тикондерога» и ЭМ УРО «Арлей Бёрк» (прикрывающие авианосные ударные группировки ВМС США в ордере или действующие в одиночку) могут ещё на загоризонтных дальностях в 80—120 км «перехлопать» весь «рой» из десятков запущенных Х-35У с помощью зенитных ракет SM-6, действующих по целеуказанию «Хокаев», и поспорить с этим трудно. Массированность же использования Х-35У не даст результата, поскольку медленная скорость их полёта даст возможность операторам системы управления огнём Mk 99 БИУС «Иджис» своевременно распределить эти цели и, руководствуясь радиолокационной информацией от «Эдвенсед Хокая», передать целеуказание на зенитные ракеты сверхбольшой дальности RIM-174 ERAM, выходящих на цель по баллистической траектории.

Ввиду вышеперечисленного нетрудно предположить, что замена 4 «Москитов» противокорабельными ракетами «Уран-У» (даже в количестве 16 ед., не говоря уже о 8), — заранее проигрышное решение в рамках модернизированного проекта 12418. Даже четырёх ракетных катеров класса «Молния» в новом исполнении не хватит для уничтожения одиночных «Arleigh Burke» или «Ticonderoga». Дальность же в 260 км также не сыграет роли: современная палубная тактическая авиация в случае противостояния с АУГ не позволит «Молниям» приблизится даже на 900—1000 км к обороняемому корабельному составу в ордере. Другое дело — «Молнии» проекта 12411, оснащённые сверхзвуковыми ракетами Х-41 «Москит». Да, на дистанцию огневого воздействия «Москитами» по мощной АУГ ВМС США ракетные катера пр. 12411 также никто не подпустит (здесь потребуются аэробаллистические гиперзвуковые «Кинжалы»), но в дуэльной ситуации с «Тикондерогой» или «Арлей Бёрком» в акваториях, к примеру, Чёрного и Средиземного морей противокорабельные ракеты 3М80Е могут стать просто незаменимым и крайне грозным «инструментом».

Обладая скоростью полёта в 2600—2900 км/ч, данные ПКР, запущенные по американскому ЭМ с дистанции в 70 км, предоставят операторам системы «Иджис» не более полутора минут на распределение целей и пуск зенитных ракет SM-6 в случае, если тактическую информацию о загоризонтной воздушной обстановке будет предоставлять самолёт РЛДН E-3C, поднявшийся на боевое дежурство с одной из авиабаз в Турции или Центральной Европе. Если же такого самолёта поблизости не окажется (что очень вероятно в связи с наличием в Крыму и Сирии систем С-300В4 и C-400), то Х-41 «Москит» будут обнаружены многофункциональным радаром AN/SPY-1D(V) и «прожекторами» подсвета AN/SPG-62 лишь после выхода из-за радиогоризонта (около 30 км), а это всего 40 секунд на принятие контрмер. При этом более полутора десятков «Москитов» будут маневрировать с перегрузками 10—12G.

Один эсминец «Арлей Бёрк» такой «звёздный удар» явно не отразит. С задействованием «Уранов-У» такой результат трудно даже вообразить, ведь от дистанции радиогоризонта до корабля противника Х-35У летит около полутора минут! Вот вам и преимущество «Молний», вооружённых противокорабельными ракетами 3М80Е «Москит». В соответствии с обнародованной в сети информацией, в распоряжении Черноморского флота сегодня имеется 4 ракетных катера пр. 12411 «Молния» с ракетами Х-41, и вполне логично было бы оснастить два достраиваемых РК «Молния» двумя счетверёнными пусковыми модулями сверхзвуковых ПКР 3М55 «Оникс»; аналогичная конфигурация (но с 2 x 6 пусковыми установками наклонного типа) была установлена на опытный малый ракетный корабль пр. 1234.7 «Накат» для натурных испытаний ракет П-800 (3М55) Но, к большому сожалению, проект 12418 предусматривает совершенно иную конфигурацию противокорабельного комплекса с разрекламированными и малоэффективными «гарпуновидными» ракетами Х-35У.


Малый ракетный корабль пр. 1234.7 «Накат» для испытаний сверхзвуковых противокорабельных ракет П-800 «Оникс» был оснащён 2 x 6 наклонными пусковыми установками на 12 ракет


Какие же тогда преимущества получит флот от достройки старых добрых «Молний» в соответствии с новым проектом? Конечно же, к ним можно отнести современную оцифрованную навигационную систему и терминалы защищённой радиосвязи для всеобъемлющей сетевой увязки / обмена тактической информацией с другими современными кораблями флота и морской авиацией (фрегатами «адмиральской серии», малыми ракетными кораблями пр. 21631 «Буян-М» и пр. 22800 «Каракурт», противолодочными самолётами Ил-38Н и т.д.). Но главной «плюшкой», несомненно, станет корабельный зенитный ракетно-артиллерийский комплекс «Панцирь-М» («Палица»), о котором мы вкратце упомянули в начале обзора. В отличие от двух стандартных зенитно-артиллерийских комплексов АК-630М, представленных 6-ствольными 30-мм орудиями АО-18, не позволяющими противостоять маневрирующим элементам высокоточного оружия, а также групповому удару ПКР противника, даже один боевой модуль комплекса «Панцирь-М» в плане ближней противоракетной обороны способен продемонстрировать уникальные результаты, сравнимые с наземным собратом — «Панцирем-С1».

Во-первых, используемые в боекомплекте «Панциря-М» высокоскоростные бикалиберные зенитные управляемые ракеты 57Э6 (скорость 4700 км/ч) способны перехватывать сверхмалоразмерные цели с ЭПР порядка 0,005 кв. м, двигающиеся со скоростью до 3600 км/ч. Заявления о невозможности работы «Панцирей» любой модификации по высокоскоростным целям можно смело называть антирекламой, так как в Сирии комплекс подтвердил возможность уничтожения неуправляемых реактивных снарядов семейства 9М22У системы «Град». Высокая скорость зенитной ракеты даёт возможность прикрывать от воздушного удара не только корабль-носитель, но и другие дружественные надводные корабли, формирующие КУГ и находящиеся в 3, 5 или даже 10 км. Во-вторых, благодаря наличию высокопроизводительной компьютеризированной СУО, синхронизированной с корабельной РЛС обнаружения «Позитив-МЭ1», оптико-электронным прицельным комплексом 10ЭС1-Е (АОП) и радаром сопровождения цели и радиокомандного наведения ЗУР 1РС2-1Е «Шлем», время реакции комплекса уменьшилось до 3 с.

Помехозащищённость увеличилась за счёт использования в радаре «Шлем» фазированной антенной решётки, вспомогательного телевизионно-тепловизионного канала, а также помехозащищённого радиокомандного канала управления ракетой, использующего псевдослучайную перестройку рабочей частоты (ППРЧ) с частотой 3500 Гц. В-третьих, высокие допустимые перегрузки боевой ступени ЗУР 57Э6 (до 50G) позволяют перехватывать наиболее маневренные средства воздушного нападения (вплоть до перспективной англо-французской ПКР CVS401 «Perseus»). В-четвёртых, вероятность поражения целей увеличивается ещё и благодаря применению не стандартных двухствольных зенитных автоматов 2А38М с суммарной скорострельностью в 5000 выстр./мин, а «кортиковских» 30-мм 6-ствольных АО-18КД с повышенными баллистическими качествами и суммарным темпом стрельбы в 10000 выстр./мин.

И всё это в дополнение к 4 целевым каналам, обеспечиваемым вышеуказанными радиолокационным и оптико-электронным средствами наведения. Так что, несмотря на низкий противокорабельный потенциал нового варианта ракетных катеров класса «Молния», позволяющий вступать в схватку лишь с допотопными фрегатами типа «Дюк», проект 12418 вполне сможет не только постоять за себя во время противокорабельного удара со стороны противника, но и поучаствовать в формировании ближнего рубежа ПРО над дружественной корабельной ударной группировкой.

Источники информации:
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=21186
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/uran/uran.shtml
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/moskit/moskit.shtml
http://militaryrussia.ru/blog/topic-677.html
Автор: Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте

207

Похожие новости
17 октября 2018, 17:20
19 октября 2018, 13:20
19 октября 2018, 18:40
17 октября 2018, 20:00
18 октября 2018, 09:40
19 октября 2018, 10:40

Новости партнеров