Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Белорусская оборонка расцвела за счет антироссийских санкций

Реактивная система залпового огня «Полонез». Фото с сайта www.mil.by
В конце января белорусские СМИ распространили информацию о том, что «Беларусь на протяжении последних лет уже уверенно входит в двадцатку мировых экспортеров вооружения». При этом экспорт продукции военного назначения Синеокой республики в прошлом году вырос на 15% и превысил 1 млрд долл. Это значение по итогам прошедшей в Минске коллегии национального Государственного военно-промышленного комитета (ГВПК, или Белгосвоенпром) обнародовал председатель ведомства генерал-майор Олег Двигалёв (до середины июля 2017 года он возглавлял авиацию и противовоздушную оборону страны). «2017 год стал для нас годом завоевания новых рынков, – с ноткой велеречивости отметил он. – Продукция и услуги организаций комитета поставлялись в 69 стран против 60 годом ранее». Востребованность белорусского вооружения, по его словам, обусловлена приемлемой ценой, обеспечением кратких сроков поставки и высоким качеством продукции.
Местные эксперты же поспешили объяснить такой «качественный скачок» и длительной санкционной политикой Запада против России. Мол, из-за этого потенциальные заказчики стали чураться заключать контракты с российскими оборонными фирмами, попавшими на «галочку» США и их союзников, и переориентировались на белорусский рынок. С незамаскированным намеком на «то ли еще будет!».
Подобные умозаключения не просто незамаскированно выдают желаемое за действительное, что видно даже обывателю, а явно отражают ниже чем дилетантское представление этих таких «аналитиков» об истинном положении дел на рынке вооружений.
МНОГОВЕКТОРНОСТЬ НА МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ
Говоря о Топ-20, Двигалёв, очевидно, имел в виду не так давно обнародованные данные доклада Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI) о поставках вооружений в период с 2012 по 2016 год. Место Белоруссии в нем 18-е – она в середине в замыкающей пятерке стран: по возрастающей между Австралией и Северной Африкой и Норвегией и Турцией (из бывших союзных республик в этом списке, если не считать Россию, еще только Украина – 9-е место). Напомним, SIPRI сведения о продаже вооружений включает в свои базы только в том случае, если факт поставки подтвержден достоверно.
Председатель Белгосвоенпрома не распространялся вплоть до 69-й страны, куда Минск осуществляет свои «отгрузки» продукции военного назначения. Сказал лишь об известном – транспортной базе Минского завода колесных тягачей (МЗКТ) для систем ПВО и Ракетных войск стратегического назначения РФ, «хороших наработках и контрактах с Объединенными Арабскими Эмиратами» и освоении рынка Африки, в одно из государств которой «в настоящий момент идет практическая поставка наших легкобронированных автомобилей «Кайман».
Уточним, что в прошлом году на авиасалоне Dubai Airshow 2017 один из крупнейших экспортеров вооружений Синеокой, а именно компания «Белтехэкспорт», которая уже давно работает в ОАЭ, подписала с этой страной новый контракт на 15,7 млн долл. Последним предусматривается предоставление услуг по техобслуживанию и восстановлению радиолокационных систем. Можно также вспомнить, как 22 января президент РБ Александр Лукашенко в ходе встречи с послом Пакистана Масудом Раджой сообщил о позитивной динамике во взаимодействии Минска и Исламабада в области военно-технического сотрудничества (ВТС) в 2015–2016 годах. Речь шла о белорусских прицелах для стрелкового оружия и о сотрудничестве в сфере радиоэлектронной борьбы.
Белорусские предприятия принимают активное участие в международных выставках вооружений. Фото с сайта www.vpk.gov.by
Превышение же миллиардного показателя действительно можно считать «выдающимся успехом» оборонщиков братской республики в условиях жесткой конкуренции на мировом рынке при «выкручивании рук» ряду покупателей Вашингтоном. SIPRI за упомянутый период оценило выручку Белоруссии на мировом рынке вооружений в 625 млн долл. Двигалёв почему-то умолчал о Китае, а ведь именно Пекин закупил у Минска больше всего вооружений – на 170 млн долл. Среди наиболее щедрых купцов также Вьетнам – 150 млн долл. и Судан – 113 млн долл.
Так что Синеокая имеет и все основания гордиться «многовекторностью поставок» своего вооружения за рубеж. Что же она сбывала нуждающимся в оной продукции странам? В Стокгольме полагают, что прежде всего это были самолеты и прочие летательные аппараты, выручка за которые составила 312 млн долл., а также системы ПВО (выручка – 195 млн долл.) и бронетехника (96 млн долл.). Кроме того, 51 млн долл. на закупку белорусской военной продукции потратила Мьянма – скорее всего в эту далекую страну Юго-Восточной Азии Белгосвоенпром отправил самоходные зенитные ракетные пусковые установки «Квадрат-М» (глубокий вариант модернизации советских «Кубов» или «Квадратов»).
Качество же товара и впрямь вполне могло повлиять на 15-процентное увеличение прибыли Белгосвоенпрома. О «высоком качестве белорусского» в республике говорят постоянно, касается это тушенки, одежды или ракет; эта тема – любимый конек самого Батьки. Но если о продуктах питания и пошивах можно поспорить, то с военной техники особый спрос, принцип «о вкусах не спорят» здесь если и действует, то в минимальной степени. Вооружения «берут» тогда, когда они в своем спектре применения в значительной мере обеспечивают обороноспособность страны. Цена–качество, конечно, тоже важны, но экономически крепкие страны при очевидных достоинствах какой-то модели иной раз и «за ценой не стоят». Страны же, экономические показатели которых «чуть выше плинтуса», не могут себе этого позволить и на рынке вооружений «лишь вздыхают» у образцов, которые и хотели бы приобрести, да государственная мошна не столь пухла.
В этом смысле показателен пример об успешных испытаниях трехлетней давности во Вьетнаме трех модернизированных белорусских зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-125-2ТМ «Печора-2ТМ» – все они «легко» поразили 100% целей. Под определенным впечатлением от этого соответствующие контракты на модернизацию своих аналогичных систем с Минском заключили Астана и Баку. Хотя в своей линейке подобных комплексов уже имеются образцы российской оборонки, превосходящие по своим ТТХ белорусские усовершенствования. Не случайно Вьетнам закупил лишь «некоторое количество» белорусских «Печор», в Казахстане их 18 (из 30 С-125 различных модификаций), в то время как Азербайджан (находящийся фактически в состоянии войны с Арменией) заключил контракт на обновление сразу 54 единиц.
«ВЕЛИЧАЙШЕЕ ДОСТИЖЕНИЕ» БЕЛОРУССКОГО ВПК
Другой фактор входа белорусской оборонки в Топ-20 – это, как считают в республике, созданная несколько лет назад реактивная система залпового огня (РСЗО) «Полонез». Последний – особая гордость ГВПК, поскольку, как утверждается в Минске, это вооружение плоть от плоти белорусское. Однако даже сам президент Лукашенко уже не раз выражал «особую благодарность китайской стороне» в связи с появлением у Белоруссии этого оружия. Он не уточнял, чем именно подсобила Поднебесная, в экспертном же сообществе говорят о вкладе китайцев в разработку ракет для новинки. Кстати, «ездит» она на родных шасси МЗКТ (на которых «крепко стоят на колесах» и российские системы «Искандер» и «Бастион»), а вот тянет 40-тонную махину мощный движок Ярославского моторного завода.
Об уникальных, чуть ли «не имеющих аналогов в мире» ТТХ данного детища Белвоенпрома много писали, повторяться излишне. Но процитируем свежие слова о нем Лукашенко, сказанные главой Синеокой на торжественном собрании 22 февраля, которое было посвящено 100-летию национальных Вооруженных сил: «Первым образцом высокоточного оружия, которое поступило в белорусскую армию, стала отечественная реактивная система залпового огня «Полонез». В октябре 2017 года испытания подтвердили возможности этого оружия с новой ракетой, позволяющей поражать объекты на расстоянии около 300 км. Эта система превзошла наши ожидания. Она уже сегодня пользуется спросом зарубежных государств. И мы начали производство этого очень дорогостоящего оружия для нескольких государств мира, оснащая и свою армию».
Еще за месяцы до «премьеры» этой грозной «музыкальной» новинки на параде Победы в Минске в 2015 году Батька уже позиционировал ее как «хорошее оружие, чтобы будущий агрессор даже не помышлял воевать против Беларуси». А 16 июня 2016 года он назвал «счастливым днем в плане безопасности и обороны»: «Нашим военным за те скудные деньги, которые им дали, в течение двух лет удалось разработать и испытать ракетное вооружение. Осуществлен пуск ракетных комплексов. Испытания прошли очень успешно. Ракеты поразили цель в полутора метрах буквально от заданных целей – первый залп. Второй залп – буквально в десятке метров. Это идеально! Это величайшее достижение!» И приказал главе правительства Андрею Кобякову «без всяких ограничений» рассмотреть вопрос о представлении к государственным наградам тех, кто внес свой вклад в создание соответствующего вооружения.
Через несколько дней Александр Григорьевич выступал перед делегатами V Всебелорусского народного собрания. Сказав, что «Полонез» – это «своего рода подарок всей стране и всем», преисполненный эйфории глава Синеокой уточнил, что «испытания прошли не на пустынных полигонах, а в густонаселенных районах Беларуси» и что данное «величайшее достижение» «уже поступает на вооружение нашей армии».
Здесь Батька малость «побежал впереди паровоза». Возможно, военные намеревались еще «доиспытать» РСЗО. Но после слов Верховного главнокомандующего… И официально белорусское войско приняло первые «Полонезы» 19 августа 2016 года – они стали штатным вооружением 77-го отдельного реактивного артиллерийского дивизиона (сформирован в апреле 2016-го из двух батарей по три единицы в каждой) 336-й реактивной артиллерийской бригады, дислоцирующейся в Осиповичах (93 км на юго-восток от Минска).
Взглянем на «Полонез», исходя из обнародованных сведений о нем.
ЧТО В ИМЕНИ ТВОЕМ
Очевидно, что это вооружение никоим сколько-нибудь и минимально впечатляющим толком себя еще не проявило. Однако минские «эксперты» поспешили поставить его в одну линейку с такими испытанными и зарекомендовавшими себя на многочисленных учениях и в реальных боевых действиях системами, как российские «Смерч» и «Точка-У». Первое огневое средство активно применялось в Чечне в 1999–2000 годах, а также в 2014–2015-м – на Украине (украинской армией против ополченцев Донбасса и мирных жителей) и в Сирии при освобождении Пальмиры в марте 2016-го. Второе – в конфликте на Украине: украинские военные использовали «Точку-У» летом 2014 года в так называемой антитеррористической операции, в результате чего опять же пострадали мирные граждане.
«Полонез» ставят и в один ряд с китайской разработкой рубежа 2010 года Norinco AR3, которая изначально создавалась как оружие на продажу. И любопытно, что до сих пор, несмотря на уже многие «хождения» AR3 по выставкам вооружений, нет информации о том, что какая-либо из заинтересовавшихся ею стран купила у Поднебесной эту «перспективную» РСЗО. Стоит полагать, что «очередь не выстроилась» потому, что китайская новинка, во-первых, нигде не «обкатана» в собственной армии, во-вторых, сложна технически, и, в-третьих, зашкаливает ее ценник в сравнении с другими аналогичными системами. И это несмотря на то, что, как позиционируют модель сами китайцы, сложность и дороговизна компенсируются уникально высокими характеристиками и боевыми возможностями.
«Полонез» тоже, если можно так выразиться, создал вокруг своего «неожиданного возникновения» в 2015 году полезный маркетинговый шумок. И продолжает его нагнетать. Его огневой дебют состоялся в Китае. В самой Синеокой он впервые «стрельнул» в Полесье в июне 2016-го – два пуска из одного экземпляра. В мае следующего года на VIII международной выставке вооружения и военной техники MILEX-2017 в Минске впервые были показаны новые дальнобойные ракеты для «Полонеза» – с максимальной дальностью полета 300 км. Ожидалось, что они «полетят» на крупномасштабных белорусско-российских учениях «Запад-2017». Но при неисчислимом количестве иностранных наблюдателей (казалось бы, вот где реклама-то!) Минобороны РБ странным образом воздержалось от демонстрации этих «ошеломляющих» возможностей своего «величайшего достижения» – комплекс был задействовал лишь в неких тактических эпизодах, которые мало кто видел. Разве что замкомандира 336-й реактивно-артиллерийской бригады подполковник Дмитрий Задесенец кратко проинформировал тогда, что «была проведена подготовка к ракетным ударам: баллистическая, техническая, метеорологическая».
О «новом звучании» «Полонеза» стало известно более месяца спустя по окончании упомянутых маневров: пуски были осуществлены 26 октября 2017 года – уже из модернизированного образца. Это было испытание «вновь обретенных возможностей». Не случайно руководителем стрельб был директор минского Завода точной электромеханики («колыбели» этого нового вооружения) генерал-майор запаса Анатолий Ванькович (именно он, кстати, настоял и взял на себя ответственность за то, чтобы испытания детища национальной оборонки проводились на территории Беларуси). А весь состав стартового расчета состоял не из военнослужащих, а из заводских специалистов. На стартовой площадке присутствовали вице-премьер национального правительства Владимир Семашко и госсекретарь Совбеза генерал-лейтенант Станислав Зась.
Тогда же генерал Двигалёв объявил об успехе очередного этапа испытаний и заявил, что «уровень локализации данных изделий достигает 95%»: «Это очень высокая цифра. Стопроцентной локализации достичь очень сложно даже для наиболее развитых в промышленном отношении стран. Точность же нашего белорусского «Полонеза» – высочайшая! Попадание в цель – гарантированное, причем с минимальным разрушением гражданской инфраструктуры. Это – «гуманное» оружие, предназначенное для уничтожения только военных объектов. Уверен, что данный продукт белорусской оборонки будет обязательно востребован на мировом рынке вооружений».
ДРОБОВИК – НЕ СВД, «ПОЛОНЕЗ» – НЕ «ИСКАНДЕР»
Таким образом «Полонез» еще более укрепился в своем имидже некоего белорусского чудо-оружия, на которое «хочется взглянуть хотя бы одним глазком». Местные эксперты от переполнившей их гордости подлили маслица в костер этих страстей, наперегонки давай сравнивать национальное ноу-хау с российским оперативно-тактическим ракетным комплексом (ОТРК) «Искандер»: это, мол, без малого, аналоги. Как иронично заметил по этому поводу один из специалистов, «при желании можно сравнивать и дробовик со снайперской винтовкой, однако тактику боевого применения никто не отменял».
Основное назначение ОТРК, кстати, уже многократно испытанного на полигонах, – это точечное уничтожение систем ПВО и ПРО противника. Белорусская же РСЗО предназначена главным образом для того, чтобы бить по площадям, а потому при всей похвальной меткости «Полонеза» позиционировать его как высокоточное оружие вряд ли корректно. Тем более что учебным залпом «Полонез» еще ни разу не ударял. Поэтому местный ажиотаж вокруг него – это в своем роде как мировой шум по поводу пусков северокорейских ядерных боеголовок, только мини-шумок! Но – не бесполезный пиар для рынка вооружений.
На него «клюнул», в частности, Азербайджан, ранее покупавший в Беларуси модернизированные ЗРК «Бук-МБ» (а вообще, по данным SIPRI, эта прикаспийская республика закупила у Синеокой вооружений на сумму 170 млн долл.). Во всяком случае, в Минске это так представляют. Пишут, что министр обороны Азербайджана генерал-полковник Закир Гасанов «именно для этого приезжал в республику в октябре прошлого года», и даже убеждены, что тогда же «Азербайджан уже сделал предоплату за эти комплексы». Широко растиражировали мнение видевшего «Полонезы» только по телевизору бывшего командира корпуса азербайджанской армии генерал-лейтенанта в отставке Яшара Айдемирова: «Нам нужны такие виды вооружения, как «Полонез», которые соответствовали бы географическим данным той территории, где будут вестись боевые операции. Данная реактивная система залпового огня белорусского производства по своим характеристикам практически не уступает «Искандерам».
Такую экспрессию в двух странах спровоцировал сам «Искандер», показанный во враждебном Баку Ереване на параде в сентябре 2016 года. «Россия поставила Армении ОТРК «Искандер», и в Баку срочно ищут противовес. Там хотят купить «Полонез», – буквально торопил события один из наиболее популярных в Синеокой «экспертов».
Ранее Азербайджан получил несколько дивизионов модернизированных в Беларуси ЗРК «Бук-МБ» и, протестировав их на учениях, остался очень доволен, о чем публично было сообщено на сайте Министерства обороны прикаспийской страны. После этой «бесплатной рекламы» белорусский сетевой портал Naviny.by поспешил оповестить, что «Бук-МБ» столь хорош, что им заинтересовались несколько «небогатых» азиатских и африканских государств вкупе со странами Латинской Америки и Ближнего Востока, а «среди потенциальных европейских покупателей называется Сербия». Весь этот перечень опять же высосан из пальца местных «аналитиков»-фантазеров.
Когда погрузки «Полонезов» на эшелоны для следования их по маршруту Минск–Баку «почему-то» так и не случилось, белорусские «знатоки ситуации» стали объяснять это тем, что Синеокая-де как член ОДКБ не может себе позволить снабжать потенциального противника вооружениями подобного рода – из-за известного азербайджано-армянского «вяло тлеющего» конфликта. Потому как «Полонез» может дать армии Азербайджана преимущество над армянским войском как эффективный ответ на «Искандеры». Но эта заведомая чушь оказалась смехотворной и для самих ее обнародовавших, и тогда причину непоставок национального «чудо-оружия» увидели в том, что Москва в этом вопросе «опять цыкнула» на Минск. Да, дескать, и Ереван подсуетился в возражении относительно перспективы такой купли-продажи. И тотчас запустили новую ахинею: «Первым покупателем этого вида вооружения станет, вероятно, Казахстан». Что называется, воображение хлещет через край.
Кстати в Ереване даже на уровне депутатского корпуса оценивают эти неуклюжие потуги белорусских «экспертов» впарить (иначе и не выразиться) вновь созданное «супер-оружие» Азербайджану как своего рода неофициальную пиар-кампанию на фоне всеобщего распирания от собственной гордости. В частности, в начале февраля такое мнение высказал парламентарий Мигран Акопян, намекнув, что в Баку, очевидно, нет дураков, чтобы покупать «кота в мешке»: «Полонез» – это не до конца испытанное оружие, и еще до конца не выяснена эффективность этого вида вооружения». Не исключено, пояснил он, что «азербайджанская сторона не была слишком заинтересована в приобретении такого оружия, и ее заявление о его приобретении было скорее PRом», нежели серьезным намерением о реальной сделке.
Это увлечение фэнтези белорусских экспертов уже вредит позитивному «шумку», поднятому «Полонезом» три года назад. Если так будет и дальше развиваться, то данный комплекс рискует остаться памятником белорусской военно-конструкторской мысли, волевым решением государства вытряхнутой из местных Кулибиных.
Ибо ныне «правда жизни» такова. В конце января председатель Белгосвоенпрома в отношении «Полонеза» был куда как менее оптимистичен, нежели после испытаний его усовершенствованного образца в октябре. «Мы прорабатываем вопросы экспорта данного вооружения, но это перспектива будущего, жизнь покажет, – сказал генерал Двигалёв журналистам, обтекаемо добавив: – Задача на 2018 год стоит по экспорту, в том числе реактивных систем залпового огня, как в государства СНГ, ОДКБ, так и более дальние страны».
Его можно понять. Президент страны Александр Лукашенко требует скорейшего доведения «белорусского «Искандера» «до ума» с целью начала его экспорта для пополнения скудноватого государственного бюджета. С этой целью он приказал и скорее принять «величайшее достижение» Белгосвоенпрома на вооружение. Главу государства подуськивает то обстоятельство, что «Полонез» создали «всего за два года»: «Можем, когда захотим!» А раз так, то «надо захотеть» и получать выгоду от новинки, иначе грош ей цена. Тем более что, по словам министра обороны РБ генерал-лейтенанта Андрея Равкова, белорусскому войску много «Полонезов» не нужно…

Подпишитесь на нас Вконтакте

527

Похожие новости
20 апреля 2018, 06:20
20 апреля 2018, 17:40
20 апреля 2018, 15:00
19 апреля 2018, 14:20
19 апреля 2018, 17:00
20 апреля 2018, 01:20

Новости партнеров