Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Авиация против танков (часть 16)



В настоящее время мало кто помнит первую западную противотанковую управляемую ракету Nord SS.10, принятую на вооружение французской армией в 1955 году. Первая в мире серийная ПТУР была создана на основе немецкой Ruhrstahl X-7 и управлялась по проводам. В свою очередь на базе SS.10 специалисты французской авиастроительной компании Nord-Aviation в 1956 году создали улучшенную ПТУР SS.11. Авиационный вариант этой ракеты получил обозначение АS.11.

ПТУР АS.11 со стартовым весом 30 кг имела дальность пуска от 500 м до 3000 м и несла кумулятивную боевую часть весом 6,8 кг. Бронепробиваемость для конца 50-х годов была очень большой – 600 мм гомогенной брони. Помимо кумулятивной боеголовки, существовали варианты с осколочной и «антиматериальной» боевыми частями. Скорость полёта была низкой – 190 м/с, что во многом определялось аэродинамической схемой и системой управления. Как и многие другие ПТУР первого поколения, ракета наводилась оператором вручную, при этом горящий трассер, установленный в хвостовой части, требовалось совместить с целью.



ПТУР АS.11


Первым носителем ракет АS.11 стал лёгкий двухмоторный транспортный самолёт Dassault MD 311 Flamant. Эти машины использовались ВВС Франции в Алжире для разведки и бомбардировки позиций повстанцев. Самолёт с максимальной взлётной массой 5650 кг развивал скорость до 385 км/ч. Практическая дальность полёта около 900 км. Как минимум одна машина была подготовлена для применения ракет АS.11 Рабочее место оператора наведения находилось в остеклённой носовой части.


Самолёт MD 311 с подвешенной ПТУР АS.11


При пуске ракет скорость полёта снижалась до 250 км/ч. При этом, какие-либо манёвры до момента окончания наведения ракеты исключались. Атака цели осуществлялась с пологого пикирования, дальность пуска не превышала 2000 м. Достоверно известно, что АS.11 использовались во время боевых действий в Алжире для уничтожения складов и убежищ, оборудованных в пещерах.



Одновременно с принятием на вооружение ПТУР АS.11 началось серийное производство вертолёта Alouette II. Он стал первым в мире серийным вертолётом с турбовальным двигателем.


Alouette II с ПТУР АS.11


Это была достаточно лёгкая и компактная машина с максимальным взлётным весом 1600 кг, оснащённая одним двигателем Turbomeca Artouste IIC6 мощностью 530 л.с. Вертолёт развивал максимальную скорость до 185 км/ч. Перегоночная дальность полёта – 560 км. На «Алуэте» II могло быть подвешено до четырёх управляемых по проводам ракет. Оператор ПТРК и аппаратура наведения располагались слева от пилота.

Хотя бронетехники у алжирских партизан не было, вертолёты, оснащённые ПТУР, активно использовались в боевых действиях. «Ракетоносцы», как правило, действовали совместно с вертолётами Sikorsky Н-34 и Piasecky H-21, вооруженными НАР, 7,5 и 12,7-мм пулемётами и 20-мм пушками. Целями для ПТУР были опорные пункты партизан и входы пещер.

Во время боевых действий в Алжире на «вертушках» стали защищать топливные баки и силовую установку, а летчики во время боевых вылетов надевали бронежилеты и шлемы. Хотя первые боевые вертолёты и их вооружение были ещё очень далеки от совершенства, использование их в боевых действиях позволило накопить опыт и наметить пути дальнейшего развития. С учётом опыта боевых действий в Алжире был создан вертолёт огневой поддержки SA.3164 Alouette III Armee. Кабину вертолёта прикрыли противопульной бронёй, в распоряжении оператора вооружения имелось четыре ПТУР, подвижная пулемётная установка или 20-мм пушка. Вертолёт не прошел испытания, так как установка бронезащиты вызвала падение лётных данных.


SA.3164 Alouette III Armee


В 1967 году была разработана модификация ПТУР АS.11, известная как Harpon с полуавтоматической системой наведения SACLOS. При использовании данной системы оператору было достаточно удерживать цель в перекрестье прицела, а автоматика сама выводила ракету на линию визирования.


Пуск ПТУР АS.11 Harpon с Alouette III


Благодаря этому удалось существенно повысить вероятность попадания ПТУР в цель, и результативность применения уже так не зависела от навыков оператора наведения. Применение полуавтоматической системы наведения вдохнуло вторую жизнь в устаревающую ракету АS.11, и её производство продолжалось до начала 80-х годов. В общей сложности было произведено около 180000 ракет, которые состояли на вооружении более чем в 40 странах. Носителем ПТУР АS.11 также являлись французские вертолёты Alouette III, ранние варианты SA.342 Gazelle и британские Westland Scout.


Scout AH.Mk 1


Ещё в годы Корейской войны американцы испытали в бою вооруженный вариант лёгкого вертолёта Bell-47 с пулемётом калибра 7,62-мм и двумя 88,9-мм противотанковыми гранатометами M-20 Super Bazooka. Также в США уже после окончания боевых действий в Корее испытывался Bell-47 с ПТУР SS.10, но дальше экспериментов дело не пошло.


Bell-47 с ПТУР SS.10


Первым американским экспериментальным носителем ПТУР АS.11, по всей видимости, был синхроптер Kaman HH-43 Huskie. Этот лёгкий вертолёт использовался в годы Вьетнамской войны в спасательных операциях, но его вооруженный вариант развития не получил.


ПТУР AGM-22


После провала программы создания собственной ПТУР SSM-A-23 Dart американцы в 1959 году закупили партию ракет SS.11 для оценки и испытаний. В 1961 году ракета была одобрена в качестве противотанкового средства для установки на вертолёты HU-1B (UH-1В Iroquois), вертолёт мог брать до шести ракет. В июне 1963 года ракеты SS.11 в армии США были переименованы в AGM-22.


«Ирокез» с ПТУР AGM-22


В 1966 году ПТУР AGM-22 была опробована в боевой обстановке в Юго-Восточной Азии. Управляемые ракеты с вертолётов поначалу применялись весьма ограниченно, главным образом для «точечных ударов» вблизи позиций собственных войск. В 1968 году атаки подразделений северовьетнамской армии в ряде случаев поддерживались танками ПТ-76 и Т-34-85, позже вьетнамские коммунисты применили в боевых действиях трофейные М41, советские Т-54 и их китайские копии «Тип 59». В ответ американское командование организовало охоту на вражескую бронетехнику с помощью всех доступных средств. Наиболее эффективными оказались ковровые бомбардировки, осуществляемые истребителями-бомбардировщиками F-105 и стратегическими бомбардировщиками В-52. Однако такой способ борьбы с бронетехникой оказался слишком затратным, и командование вспомнило про «Ирокезы», оснащённые ПТУР AGM-22.


Пуск ПТУР AGM-22 с UH-1B на полигоне


Впрочем, результат оказался не слишком впечатляющим. Ввиду того, что для уверенного наведения ПТУР с ручным управлением на цель требовалась высокая квалификация и натренированность операторов, а сами пуски зачастую происходили под огнём противника, эффективность применения ракет была низкой. Из 115 использованных противотанковых ракет 95 «ушли в молоко». В результате военные предпочли пусть и относительно дорогие, но гораздо более точные и простые в применении ПТУР BGM-71 ТOW (англ. Tubе, Opticall, Wire – что можно перевести как ракета, запускаемая из трубчатого контейнера с оптическим наведением, управляемая по проводам) и в 1976 году ракету AGM-22 официально сняли с вооружения.

В отличие от AGM-22 ПТУР TOW имела полуавтоматическую систему наведения. После пуска оператору было достаточно удерживать центральную марку на цели до попадания ракеты во вражеский танк. Команды управления передавались по тонким проводам. Катушка с проводом располагалась в кормовой части ракеты.


ПТУР «Тоу»


Дальность пуска ракеты BGM-71A, принятой на вооружение в 1972 году, составляла 65-3000 м. По сравнению с AGM-22 габариты и масса ракеты стали существенно меньше. BGM-71A весом 18,9 кг несла 3,9 кг кумулятивную БЧ с бронепробиваемостью 430 мм, в первой половине 70-х этого было вполне достаточно для поражения средних советских танков первого послевоенного поколения с гомогенной бронёй.


Варианты ПТУР TOW


В 70-80-е годы совершенствование ракет шло по пути увеличения бронепробиваемости, внедрения новой элементной базы и совершенствованию реактивного двигателя. Так, на модификации BGM-71C (Improved TOW) бронепробиваемость была доведена до 630 мм. Специфической отличительной особенностью модели BGM-71C стала дополнительная носовая штанга, установленная в носовом обтекателе. В ответ на массовое производство в СССР танков с многослойной комбинированной бронёй и блоками динамической защиты на вооружение в США приняли ПТУР BGM-71D TOW-2 с улучшенными двигателями, системой наведения и более мощной боевой частью. Масса ракеты увеличилась до 21,5 кг, а толщина пробиваемой гомогенной брони достигла 900 мм. Вскоре появилась BGM-71E TOW-2А с тандемной боевой частью. В сентябре 2006 года вооруженные силы США заказали новые беспроводные TOW 2B RF с дальностью пуска 4500 м. Радиокомандная система наведения снимает ограничения по дальности и скорости полета ракеты, накладываемые механизмом разматывания провода управления с катушек, и позволяет увеличить ускорение на участке разгона и сократить время полета ракеты. В общей сложности для вооружения боевых вертолётов было поставлено более 2100 комплектов аппаратуры управления.

В завершающей фазе Вьетнамской войны северовьетнамские войска очень активно использовали в боевых действиях бронетехнику советского и китайского производства, а также трофейные танки и бронемашины. В связи с этим в 1972 году на вертолёты UH-1B начали экстренную установку не принятой официально на вооружение системы ХМ26. Помимо шести ПТУР TOW на внешней подвески и аппаратуры наведения, в состав системы входила специальная стабилизированная платформа, с помощью которой парировались колебания, способные оказать влияние на точность наведения ракет.


Пуск ПТУР «Тоу» с «Ирокеза»


Результативность применения BGM-71A оказалась гораздо выше, чем у AGM-22. ПТУР «Тоу» помимо более совершенной системы наведения имела лучшую манёвренность и скорость полёта до 278 м/с, что было существенно выше, чем у французских ракет. Благодаря более высокой скорости полёта, удалось не только сократить время атаки, но и в ряде случаев обстрелять несколько целей в одном боевом заходе. Основную угрозу противотанковые вертолёты представляли для войск первого эшелона, особенно на рубежах развёртывания и атаки, а также для частей в районах расположения и на марше.

Хотя вертолётная система ХМ26 не была верхом совершенства, а «Ирокез» трудно назвать идеальным носителем ПТУР, тем не менее «Хьюи», вооруженные новыми противотанковыми ракетами, добились неплохих результатов. Первый танк удалось уничтожить пуском ПТУР «TOW» 2 мая 1972 года. Всего в тот день вертолётная противотанковая группа поразила четыре захваченных вьетконговцами танка M41, грузовик и артиллерийскую позицию. Как правило, применение ракет осуществлялось с дистанции 2000-2700 метров, за пределами эффективного огня 12,7-мм зенитных пулемётов ДШК. Следующего боевого успеха удалось добиться 9 мая, при отражении атаки северовьетнамских сил на лагерь южан в районе Бен Хетт. Вертолёты, вооруженные ПТУР, фактически сорвали атаку, уничтожив три плавающих танка ПТ-76. Всего в мае 1972 года вертолётной противотанковой авиагруппе засчитали 24 танка и 23 других цели. Помимо танков Т-34-85, Т-54, ПТ-76 и М41 объектами авиаударов были БТР-40, грузовики и артиллерийско-миномётные и зенитные позиции. Согласно американским данным, ракетами «Тоу» во Вьетнаме было поражено несколько сотен целей. Впрочем, к началу боевого применения ПТУР в Индокитае, американские военные уже не имели никаких иллюзий относительно исхода войны. Что касается самой ПТУР BGM-71, то она оказалась весьма удачной и ей была уготована долгая жизнь.

В первой половине 60-х, американские вооруженные силы объявили конкурс на создание вертолёта огневой поддержки. Победу в конкурсе одержал проект боевого вертолёта от компании Bell Helicopter, который оказался предпочтительней сложного и дорогого Lockheed AH-56 Cheyenne. Компания «Локхид», получившая контракт на строительство 375 боевых вертолётов, из-за сложностей практической реализации заложенных амбициозных требований проекта не сумела довести его в разумные сроки до состояния, удовлетворившего военных.


AH-56 Cheyenne


«Шайен», впервые поднявшийся в воздух 21 сентября 1967 года, был достаточно сложной даже по современным меркам машиной, в которой применялось много не использованных ранее технических решений. Специально для этого вертолёта разработали турбовальный двигатель General Electric Т64-GE-16 мощностью 2927кВт, вращавший несущий и хвостовой винты, плюс толкающий воздушный винт в хвостовой части машины. Благодаря чистым аэродинамическим формам и убирающемуся шасси AH-56 должен был развивать скорость более 400 км/ч. Встроенное вооружение состояло из подвижного шестиствольного пулемёта калибра 7,62-мм или 20-мм пушки. На внешней подвеске могли располагаться НАР, ПТУР и 40-мм автоматические противопехотные гранатомёты. В распоряжении оператора вооружения имелась очень продвинутая поворотная станция управления вооружением XM-112. Оператор имел возможность осуществлять сопровождение и вести огонь по цели во время интенсивного маневрирования. Это должно было происходить благодаря поворотной платформе. Кресло оператора и все прицельное оборудование были установлены на поворотном столе, обеспечивающем применение стрелково-пушечного вооружения в секторе 240°. Для обеспечения возможности боевого применения в сложных метеоусловиях и ночью в состав БРЭО входила совершенная прицельно-навигационная аппаратура. Однако доводка и испытания многообещающей машины затянулись, а расходы превысили разумные размеры. В итоге после постройки 10 прототипов в августе 1972 года программу закрыли.

В сентябре 1965 года состоялся первый полёт специализированного боевого вертолёта АН-1 Cobra. «Кобра» разрабатывалась исходя из специфики боевых действий в Юго-Восточной Азии. При всех своих многочисленных достоинствах «Ирокез» был слишком уязвим для огня стрелкового оружия и в особенности крупнокалиберных пулемётов ДШК, составляющих основу ПВО вьетнамских партизан. Для выполнения огневой поддержки наземных подразделений и сопровождения транспортно-десантных вертолётов требовался хорошо защищённый, более манёвренный и скоростной боевой вертолёт. АН-1G – известный также как «Хью Кобра», создавался с использованием узлов и агрегатов транспортно-боевого UH-1, что существенно ускорило разработку и удешевило стоимость производства и обслуживания.

На испытаниях вертолёт первой серийной модификации AH-1G, оснащенный двигателем Textron Lycoming T53-L-703 мощностью 1400 л.с, в горизонтальном полёте развил скорость 292 км/ч. На серийных машинах скорость ограничили величиной 270 км/ч. Вертолёт с максимальной взлётной массой 4536 кг, при заправке 980 л топлива имел боевой радиус около 200 км.


AH-1G


Помимо противопульного бронирования кабины, разработчики постарались сделать вертолёт как можно более узким. Исходя из того, что в сочетании с лучшей манёвренностью и более высокой скоростью полёта это снизит вероятность поражения при обстреле с земли. Скорость АН-1G была на 40 км/ч больше, чем у "Ирокеза". Кобра могла пикировать под углом до 80°, в то время как на UH-1 угол пикирования не превышал 20°. В целом расчёт оправдался: по сравнению с «Ирокезом» попадания в «Кобру» отмечались гораздо реже. Общий вес бронезащиты трансмиссии, двигателя и кабина экипажа составлял 122 кг. Однако на первом варианте «Кобры» кабина экипажа не имела бронестёкл, что в ряде случаев приводило к поражению из стрелкового оружия пилота и наводчика-оператора. Тем не менее, AH-1G был встречен лётно-техническим составом очень благожелательно. Вертолет оказался очень прост в управлении, его устойчивость в полете на малых скоростях и на режиме висения была лучше, чем у UH-1, а трудозатраты на техническое обслуживание оказались примерно одинаковы.

На первых порах «Кобры» не рассматривались в качестве противотанковых и применялись исключительно для поражения живой силы и действий по пресечению доставки «вьетконгом» резервов и грузов. Очень часто вертолёты по заявкам наземных сил участвовали в отражении атак на передовые посты и базы, а также сопровождали транспортные вертолёты и задействовались в поисково-спасательных операциях. Вооружение АН-1G было соответствующим – на четырёх узлах внешней подвески монтировались 7-19 зарядные блоки 70-мм НАР, 40-мм автоматические гранатометы, 20-мм пушки и 7,62-мм пулемёты. Встроенное вооружение состояло из 7,62-мм шестиствольного пулемёта или 40-мм гранатомета на подвижной турели.


Пуск НАР с АН-1G


Первое боевое применение «Кобр» против танков произошло на территории Лаоса в 1971 году. Первоначально экипажи вертолётов пытались использовать против танков 20-мм пушки в подвесных контейнерах. Однако эффект от этого оказался нулевым, и пришлось применять НАР с кумулятивной БЧ. Вскоре выяснилось, что успешно атаковать неуправляемыми ракетами хорошо замаскированную в джунглях бронетехнику очень сложно. Большие шансы на успех имелись в случае, когда танки удавалось застигнуть во время движения в колонне, но такое происходило не часто. Пуск НАР ввиду их значительного рассеивания осуществлялся с дистанции не более 1000 м, при этом по вертолётам часто вели огонь спаренные 14,5-мм ЗСУ на базе БТР-40 и 12,7-мм ДШК, установленные на грузовики ГАЗ-63. Естественно, что в таких условиях реактивные снаряды не могли быть эффективным противотанковым оружием, а ударные вертолёты несли существенные потери. Из 88 АН-1G, принимавших участие в операции в Лаосе, от огня противника было потеряно 13. В то же время имели место и боевые успехи: так, согласно американским данным, 2-й эскадрильи 17-го воздушно-кавалерийского полка удалось уничтожить в Лаосе 4 ПТ-76 и 1 Т-34-85.


ПТ-76 подбитый в ходе боевых действий в Юго-Восточной Азии


С учётом успешного опыта боевого применения ракет BGM-71A с UH-1, было принято решение оснастить ПТУР боевые вертолёты АН-1G. Для этого на две «Кобры» установили систему управления вооружением XM26, телескопические прицелы и четыре пусковых ракеты TOW. С мая 1972 по январь 1973 года вертолёты проходили боевые испытания. Согласно отчётам экипажей, за этот период была израсходована 81 управляемая ракета, удалось поразить 27 танков, 13 грузовиков и несколько огневых точек. При этом потерь вертолёты не имели. Это во многом было связано с тем, что дальность пуска ПТУР по сравнению с НАР была существенно выше и составляла обычно 2000-2200 м, что было за пределами действенного огня крупнокалиберных зенитных пулемётов. Вскоре в распоряжении «вьетконга» появились ПЗРК «Стрела-2М», что сказалось на росте потерь «Ирокезов» и «Кобр». Столкнувшись с новой угрозой, американцы были вынуждены провести мероприятия по снижению тепловой заметности вертолётов. На «Кобрах», летавших во Вьетнаме, устанавливалась коленчатая труба, отводившая горячие выхлопные газы в плоскость вращения несущего винта, где мощный турбулентный поток смешивал их с воздухом. В большинстве случаев для захвата доработанных таким образом вертолетов чувствительности неохлаждаемой ИК ГСН "Стрелы-2М" не хватало. К моменту окончания войны во Вьетнаме было построено 1133 АН-1G, боевые потери составили около 300 машин.

Дальнейшим вариантом развития АН-1G стал АН-1Q c улучшенной бронезащитой кабины и новой прицельной системой М65. Благодаря установке оптического прицела с трёхкратным увеличением на гиростабилизированной платформе улучшились условия для поиска и сопровождения цели. С использованием нашлемного прицела летчик мог вести огонь из турельного вооружения в любом направлении. Число противотанковых ракет на наружной подвеске довели до 8 единиц. Несколько экземпляров, переоборудованных из АН-1G, направили на боевые испытания во Вьетнам, но ввиду эвакуации американских войск машины успели совершить всего несколько вылетов, не добившись особых результатов. Тем не менее, испытания признали успешными и в этот вариант переделали 92 вертолёта модели АН-1G. Одновременно с некоторым повышением возможностей применения управляемого вооружения, из-за увеличения взлётной массы произошло падение лётных данных. Для компенсации увеличившегося взлётного веса летом 1974-го на вертолёт AH-1S установили новый двигатель Textron Lycoming T53-L-703 мощностью 1800 л.с. и новую трансмиссию. Внешним отличием модификации AH-1S от предшественника был увеличенный обтекатель главного редуктора. В вариант AH-1S переоборудовали все вертолеты АН-1Q.

При модернизации вертолётов до варианта AH-1Р (AH-1S Prod) основное внимание уделили повышению эффективности боевого применения и выживаемости на поле боя за счет пилотирования в режиме следования рельефу местности. Для снижения бликов в кабине установили новые плоские пулестойкие стекла, изменили конфигурацию приборных досок, улучшив обзор вперед-вниз. В состав обновлённого БРЭО ввели современное связное и навигационное оборудование. На значительной части модернизированных машин внедрили новые композиционные лопасти и трехствольную 20-мм пушку М197. Введение в состав вооружения пушки значительно повысило возможности по борьбе с легко бронированными целями. Углы обстрела составляют 100° - по азимуту, в вертикальной плоскости - 50° вверх и 22° вниз.


20-мм пушка М197 на вертолёте AH-1S


Пушка с электрическим приводом М197 весит 60 кг и может вести огонь с темпом до 1500 выстр/мин. В составе боекомплекта на вертолётах AH-1S/Р/F имелось 300 осколочных и бронебойных 20-мм снарядов. Бронебойный снаряд M940 массой 105 г имеет начальную скорость 1050 м/с, и на дистанции 500 м по нормали способен пробить 13 мм броню.

На последнем варианте AH-1S (Modernised) в носовой части рядом с оптическим прицелом разместили лазерный дальномер-целеуказатель, который позволял точно вычислять дистанцию пуска ПТУР и повысить точность стрельбы из пушки и НАР.

С 1981 года начались поставки модификации AH-1F. Всего американская армия заказала 143 новых вертолёта, и ещё 387 были переделаны из капитально отремонтированных АН-1G. На данной модели были внедрены все улучшения, характерные для поздних вариантов AH-1S, также установлена система отображения информации на лобовое стекло, в хвостовой части появился генератор ИК помех, с целью снижения тепловой заметности на выхлопное сопло, отклоненное вверх, установлен кожух для охлаждения выхлопных газов забортным воздухом.


AH-1F


Вертолёт модификации AH-1F с взлётным весом 4600 кг развивал максимальную скорость 277 км/ч, скорость на пикировании была ограниченна значением 315 км/ч. Помимо бронирования кабины и наиболее уязвимых частей двигателя и трансмиссии, хвостовая балка усилена, чтобы противостоять попаданию бронебойных пуль калибра 12,7-мм.

Хотя АН-1 во Вьетнаме в целом продемонстрировали неплохие результаты, имелись значительные резервы по повышению боевой живучести. В первую очередь это касалось улучшения бронирования кабины, и использованию двухдвигательной силовой установки. В октябре 1970 года совершил первый полёт АН-1J «Sea Cobra», созданный по заказу КМП США. До этого Авиация морской пехоты эксплуатировала во Вьетнаме три десятка AH-1G.

Благодаря применению спаренных двигателей Pratt & Whitney РТ6Т-3 «Twin Pac» с взлетной мощностью 1340 кВт и нового несущего винта, увеличенного до 14,63 м диаметра, удалось улучшить летные характеристики, повысить безопасность эксплуатации с авианосцев и довести до 900 кг боевую нагрузку. Место пулемёта винтовочного калибра на турели заняла трёхствольная 20-мм пушка. Модернизированные двухдвигательные «Кобры» приняли участие в боевых действиях во Вьетнаме, хотя и в меньшем количестве, чем AH-1G. Впоследствии КМП США получил в своё распоряжение 140 АН-1J, на первом этапе эксплуатации 69 машин были вооружены ПТУР «Тоу». За АН-1J в 1976 году последовала АН-1Т «Sea Cobra» - усовершенствованная модель для Корпуса морской пехоты с новой системой управления вооружением.


АН-1W


Следующим двухдвигательным вариантом стал АН-1W «Super Cobra», совершивший первый полет 16 ноября 1983 года. На этой машине установлены два двигателя General Electric Т700-GЕ-401 взлетной мощностью по 1212 кВт. Поставки серийных АН-1W начались в марте 1986 года. Первоначально морпехи заказали 74 вертолета. Кроме того, 42 АН-1Т были модернизированы до уровня АН-1W. В состав вооружения вертолётов АН-1W вошли УР воздушного боя AIM-9 Sidewinder и ПТУР AGM-114В Hellfire (до 8 единиц).

На сегодняшний день управляемые противотанковые ракеты AGM-114 Hellfire являются самыми совершенными, используемыми на американских вертолётах. Первые ПТУР AGM-114А Hellfire с лазерной полуактивной ГСН начали поставляться в войска в 1984 году. Стартовый вес ракеты 45 кг. Дальность пуска до 8 км. Для вертолётов Корпуса морской пехоты производилась модификация AGM-114В, отличающаяся использованием улучшенной ГСН, более безопасной системой взведения и реактивного двигателя на малодымном твёрдом топливе. Развитие и производство ПТУР семейства «Хеллфайр» продолжается до сих пор. За более чем 30 лет, прошедших с момента принятия на вооружение, разработан ряд модификаций с улучшенными характеристиками и произведено около 100 000 экземпляров. В 1998 году появилась модель AGM-114L Longbow Hellfire с радиолокационной ГСН миллиметрового диапазона, соответствующая принципу «выстрелил и забыл». Эта ракета массой 49 кг несёт 9 кг тандемную кумулятивную боевую часть, с бронепробиваемостью 1200 мм. «Хеллфайр» имеет сверхзвуковую скорость полёта - 425 м/с. В настоящее время произведено около 80 000 ракет различных модификаций. По состоянию на 2012 год стоимость AGM-114K Hellfire II составляла около $ 70 тыс.

Наверное, самой совершенной моделью с лазерным наведением является AGM-114K Hellfire II. Головка самонаведения данной ракеты имеет улучшенную помехозащищённость и может осуществлять повторный захват в случае потери сопровождения. В Великобритании на базе УР «Хеллфайр» создана управляемая ракета Brimstone с трехрежимной радиолокационной ГСН миллиметрового диапазона и лазерной ГСН. По сравнению с носителем ПТУР предыдущего поколения «Тоу», вертолёт, оснащённый ракетами «Хеллфайр», гораздо меньше стеснён в манёвре в ходе боевого применения.


ПТУР AGM-114 Hellfire рядом с 70-мм НАР Hydra 70


В настоящий момент самой современной моделью боевого вертолёта, имеющейся в КМП США, является AH-1Z Viper. Первый полёт этой машины состоялся 8 декабря 2000 года. Изначально командование Морской пехоты планировало переоборудовать в данный вариант 180 AH-1W. Но в 2010 году было принято решение о заказе 189 машин, из них 58 должны быть полностью новыми. Стоимость конвертации АН-1W в AH-1Z обходится военному ведомству в $ 27млн, а строительство нового вертолёта $ 33 млн. Для сравнения - однодвигательный AH-1F предлагался потенциальным заказчикам в 1995 году за $ 11,3 млн.


AH-1Z


По сравнению с ранними модификациями «Кобры» боевые возможности AH-1Z существенно возросли. Два турбовальных двигателя General Electric T700-GE-401C, мощностью 1340 кВт каждый, обеспечили увеличение максимального взлётного веса до 8390 кг. Боевой радиус с нагрузкой 1130 кг составляет 230 км. Максимальная скорость на пикировании – 411 км/ч.

Наиболее заметным внешним отличаем «Вайперов» является новый четырехлопастной несущий винт из композитных материалов. Он заменил традиционный для семейства машин «Хью» двухлопастной. Для поддержания в воздухе все более тяжелеющих «Кобр» потребовался более живучий несущий винт, с большей подъёмной силой. Также четырехлопастным стал и хвостовой винт. На современную элементную базу полностью переведено бортовое БРЭО. Аналоговые приборы в кабине «Суперкобр» уступили место интегрированному комплексу управления с двумя многофункциональными жидкокристаллическими дисплеями в каждой кабине. На вертолёт установили инфракрасную систему обзора передней полусферы FLIR, подобную той, что установлена на AH-64 Apache. Также добавился нашлемный комплекс целеуказания Top Owl, совмещённый очками ночного видения, что позволяло совершать боевые вылеты в сложных погодных условиях и в тёмное время суток.

Благодаря возросшей тяговооруженности двухдвигательных вариантов, по мере появления новых модификаций возрастала максимальная скорость полета, и удалось несколько повысить защищённость. Так, в американской справочной литературе утверждается, что комбинированная метало-полимерная броня кабины последних вариантов АН-1 способна держать 12,7-мм бронебойную пулю с дистанции 300 м. Но в то же время большинство иностранных авиационных экспертов признают, что по уровню защищённости вертолёты семейства «Кобра» существенно уступают советским Ми-24.

В первой половине 70-х Иран приобрел 202 боевых вертолёта АН-1J (AH-1J International). Эти машины имели ряд опций, которых в то время не было на вертолётах КМП США. Так, на иранских «Кобрах» были установлены форсированные двигатели Pratt & Whitney Canada Т400-WV-402 мощностью 1675 л.с. Трёхствольная 20-мм пушка монтировалась на демпфированной подвижной турели, сопряженной со стабилизированным прицелом.

Иранские «Кобры» проявили себя как исключительно эффективное средство борьбы с иракской бронетехникой. По заявлению иранцев, на счету «Кобр» более 300 уничтоженных иракских бронированных машин. Впрочем, через несколько лет после начала Ирано-иракской войны стала ощущаться острая нехватка управляемых противотанковых ракет. Власти Ирана пытались нелегально закупить ПТУР «Тоу» в ряде стран западной ориентации. Согласно ряду источников, партия из 300 ракет была приобретена через посредников в Южной Корее, ракеты также были получены в рамках скандальной сделки «Иран - контрас». Часть иранских АН-1J приспособили для применения тяжелых ракет AGM-65 Maveric. Судя по всему, в Иране удалось наладить собственное производство ракет «Тоу». Иранская версия известна как Toophan. В настоящее время ведётся выпуск ракет с лазерной системой наведения Tooрhan-5. Эта ракета, согласно иранским данным, имеет дальность пуска 3800 м, массу - 19,1 кг, бронепробиваемость – до 900 мм.

Во время ирано-иракского вооруженного противостояния «Кобры» понесли тяжелые потери. От огня противника и в лётных происшествиях было утрачено более 100 вертолётов. Несмотря на потери и серьёзный возраст, АН-1J по-прежнему состоят на вооружении в Иране. Оставшиеся в строю машины прошли капитальный ремонт и модернизацию.

В 1982 году израильская армия использовала «Кобры» (в Армии обороны Израиля они имели наименование «Tzefa») в боях с сирийцами. Против сирийских танков действовало 12 вертолетов AH-1S и 30 MD-500, вооруженных ПТУР "Toy". За время боевых действий вертолеты совершили более 130 вылетов и уничтожили 29 танков, 22 БТР, 30 грузовиков и значительное количество других целей. Согласно другим данным, в 1982 году израильскими "Хью Кобрами" было уничтожено более 40 танков.



Возможно, разночтения связаны с тем, что в разных источниках отдельно учитывается бронетехника, имевшаяся в распоряжении сирийских войск и палестинских вооруженных формирований. Однако говорить о том, что израильские боевые вертолёты безоговорочно доминировали над полем боя, было бы неправильно. ПТУР «Тоу» американского производства не всегда действовали надёжно. Ракеты первых модификаций в ряде случаев не могли пробить лобовую броню танков Т-72. А сами «Кобры» оказались весьма уязвимы для сирийской войсковой ПВО, что заставляло экипажи противотанковых вертолётов действовать весьма осмотрительно. Израильтяне признали потерю двух AH-1S, но сколько вертолётов было сбито на самом деле не известно.



Так или иначе, но расчёт на безнаказанные маловысотные атаки с применением ПТУР «Тоу» не оправдался. При высоте полёта более 15-20 метров вертолёт с большой долей вероятности обнаруживался обзорным радиолокатором самоходной установки разведки и наведения ЗРК «Квадрат» на дальности 30 км. Самоходный ЗРК малой дальности «Оса-АКМ» мог обнаружить вертолёт на дальности 20-25 км, а радиолокатор ЗСУ ЗСУ-23-4 "Шилка" обнаруживала его на дальности 15-18 км. Все эти мобильные войсковые средства ПВО советского производства в 1982 году были весьма современными и представляли смертельную опасность для противотанковых «Кобр». Так, на дальности 1000 м стандартная 96-снарядная очередь из четырех стволов "Шилки" поражала "Кобру" с вероятностью 100%, на дальности 3000 м вероятность поражения составляла 15%. При этом попасть в достаточно узкую лобовую проекцию вертолёта весьма непросто и 23-мм снаряды чаще всего разрушали лопасти несущего винта. При скорости полёта 220-250 км/ч падение с высоты 15-20 м в большинстве случаев было смертельным для экипажа. Ситуация усугублялась в районах, где «Кобры» не могли укрыться за естественными возвышенностями. В том случае, когда расчёты ПВО заранее обнаруживали боевые вертолёты, выход на рубеж пуска ПТУР был чреват потерей вертолёта и гибелью экипажа. Так время реакции экипажа ЗСУ-23-4 «Шилка» после обнаружения цели до открытия огня составляло 6-7 сек, а ракета, запущенная на максимальную дальность, летит более 20 сек. То есть до попадания ракеты в цель весьма ограниченный в манёвре вертолёт мог быть обстрелян несколько раз.

В конце 2013 года из-за бюджетных ограничений Израиль списал оставшиеся в строю три десятка боевых «Кобр», их функции были возложены на две эскадрильи AH-64 Apache. После согласования с США 16 отремонтированных AH-1S передали Иордании, которая использует их в борьбе с исламистами.



С такой же проблемой, что и израильтяне, столкнулись армейские экипажи американских «Кобр», задействованные в зимней кампании 1990-1991 г. В начальный период активной фазы конфликта ПВО Ирака не была полностью подавлена, и в прифронтовой полосе находилось значительное количество самоходных ЗРК с автономным радиолокационным наведением и ЗСУ-23-4. Также в иракской армии имелось большое количество ПЗРК, 12,7-14,5 ЗПУ и 23-мм ЗУ-23. В этих условиях вертолёты AH-64 Apache, вооруженные ПТУР с лазерными ГСН, имели существенное преимущество. После пуска ракеты летчики могли резким маневром выходить из атаки, не думая о наведении ракеты на цель. В боевой обстановке негативно проявились более скромные возможности БРЭО армейских «Кобр» и отсутствие на них аппаратуры ночного видения, подобной системе TADS/PNVS, установленной на «Апачах». Ввиду высокой запылённости воздуха и дыма от многочисленных пожаров, условия видимости даже в дневное время зачастую были неудовлетворительными. Очки ночного видения в этих условиях помочь не могли и использовались, как правило, лишь для полетов по маршруту. Положение улучшилось после установки на не вращающейся части 20-мм пушки лазерного целеуказателя, который проецировал точку прицеливания пушки на местность и воспроизводил ее на очках ночного видения. Дальность с действия целеуказателя составляла 3-4 км.

В распоряжении пилотов Корпуса морской пехоты, летавших на АН-1W, находилась более совершенная прицельно-обзорная аппаратура NTSF-65, и они имели меньше проблем при атаках целей в условиях плохой видимости. Согласно американским данным, боевые вертолёты уничтожили в Кувейте и Ираке более 1000 единиц иракской бронетехники. Впоследствии американцы признали, что статистика иракских потерь была завышена в 2,5-3 раза.



В настоящее время вертолёты AH-64 Apache вытеснили «Кобры» в сухопутных вертолётных подразделениях. В Авиации морской пехоты боевым вертолётам AH-1Z Viper альтернативы пока не предвидится. Моряки посчитали, что относительно лёгкие «Вайперы» больше подходят для базирования на палубах УДК, чем технически более продвинутые «Апачи».

Продолжение следует…

По материалам:
http://www.designation-systems.net/dusrm/m-22.html
http://avions-de-la-guerre-d-algerie.over-blog.com/article-18954712.html
https://forum.axishistory.com//viewtopic.php?t=30141
http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/2717/
http://www.designation-systems.net/dusrm/m-71.html
http://www.airvectors.net/avcobra_2.html
https://imp-navigator.livejournal.com/193020.html
Автор: Линник Сергей

Подпишитесь на нас Вконтакте

68

Похожие новости
11 декабря 2017, 16:40
12 декабря 2017, 16:20
12 декабря 2017, 16:00
12 декабря 2017, 19:00
12 декабря 2017, 08:00
12 декабря 2017, 08:00

Новости партнеров