Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
30 ноября 2020, 12:20
30 ноября 2020, 12:20
30 ноября 2020, 12:40
29 ноября 2020, 21:00
30 ноября 2020, 12:40

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Анкара и Каир сталкиваются лбами в Ливии

Ливийское общество недвусмысленно выражает свое отношение к действиям Эрдогана. Фото Reuters
На просторах ливийских пустынь назревает серьезное противостояние вооруженных сил Египта и Турции. Эти постоянно соперничающие друг с другом государства вступили в конфликт за первенство в регионе Среднего Востока (трансконтинентальный термин, включающий в себя страны Ближнего Востока вместе с Ираном и Афганистаном) и Северной Африки в рамках двух непримиримых группировок.
Египет, ОАЭ, Россия и в определенной степени Франция поддерживают Ливийскую национальную армию (ЛНА), возглавляемую фельдмаршалом Халифой Хафтаром. За Хафтаром стоит так называемое восточное правительство, заседающее в портовом городе Тобрук, расположенном в 120 км от египетской границы и имеющем стратегическое значение.
ЛНА недавно потерпела поражение в наступлении на Триполи, где заседает близкое к «Братьям-мусульманам» (БМ; организация запрещена в России и в ряде других стран) Правительство национального согласия (ПНС), за которым стоит Турция, Судан и Катар.
Восток, как известно, дело тонкое. Если же в междоусобице арабов оказываются замешанными персы и турки, то «тонкое» сразу же рвется на куски. Две группировки противостоят друг другу в Ливии, но альянсов там – вот такая заковыка – три! Возглавляют их Тегеран, Анкара и Эр-Рияд. Симпатии саудовцев всегда будут на стороне египетских братьев, которые активно участвуют в конфликте. Анкара заведомо играет на другой стороне. Что же касается Ирана, который в принципе не привечают в арабском мире, обе стороны ливийского конфликта, поправ «принципиальность», вполне могут его использовать. Тем более что тегеранские аятоллы всегда готовы. Маленький, но весьма претенциозный Катар весьма этому поспособствовал.
«Пробуждение» против «Весны»
Сотрудник Ивритского (Еврейского) университета в Иерусалиме Сет Францман в статье «Мрачные перспективы», опубликованной в газете Jerusalem Post, объясняет возникший расклад сил следующими причинами: «В Турции к власти пришло местное отделение БМ – «Партия справедливости и развития» во главе с Рейджепом Тайипом Эрдоганом. Турки активизируют свое присутствие в регионе». Что касается Ирана, создавшего в качестве своего боевого отряда «Хезболлу» в Ливане, то теперь эта организация протягивает свои щупальца по указке Тегерана и в Северную Африку.
Для иранских аятолл проникновение в Ливию заветная экспансионистская мечта, ибо именно эта североафриканская страна обладает не только значительными природными богатствами, но также имеет важное геостратегическое положение.
Весной 2011 года Иран и Катар, используя концепцию «исламского пробуждения», выдвинутую аятоллой Али Хаменеи в противовес «арабской весне», стали активно вмешиваться в дела страны, которой оставалось еще несколько месяцев именоваться – с претензией на державность – Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирией. Термин «джамахирия» был введен 2 марта 1977 года прошлого века бывшим лидером Ливии Муаммаром Каддафи, автором теории «Зеленой книги», для обозначения государственного устройства, отличного как от монархии, так и от республики. Слово «джамахирия» происходит от арабского «джамахир», которое трудно перевести на европейские языки. Чаще всего его переводят как «народные массы». Но можно перевести и как «каждый житель страны». Следует учесть, что «народ» по-арабски «джумхур». Тогда становится понятным, что бывший ливийский руководитель хотел подчеркнуть тот факт, что в его государстве власть принадлежит не абстрактному «народу», а «каждому жителю страны».
И действительно, Каддафи отменил все стандартные государственные органы, разделил огромную страну на коммуны, где создал самоуправляемые конгрессы и комитеты. Фактически Ливия предстала на политической карте мира как состоящая из мини-государств. Подобные образования жизнеспособны только при жесточайшем диктаторском режиме. Показательно, что до 1986 года нынешняя Ливия именовалась скромнее – Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия.
Когда в октябре 2011 года Каддафи был убит, Джамахирия, она же Ливия, развалилась. Можно не сомневаться, что хаосу, с которого и начался этот развал, поспособствовали Тегеран и Доха.
Муаммар Каддафи, носивший в конце жизни титул «Братский вождь и лидер Великой Ливийской революции», родился и погиб в городе Сирт (в 900 км от границы с Египтом). В его гибели немалую роль сыграла французская авиация, разгромившая конвой, состоявший из ста различных армейских машин. Особенная заинтересованность Парижа в ливийских делах связана с тем, что на юге эта страна граничит с бывшими французскими колониями Чадом и Нигером, крупнейшими по территории африканскими государствами. После убийства Каддафи победители устроили в Сирте бойню, в ходе которой погибли сотни его сторонников и мирных граждан.
Через девять лет после сиртской бойни
Недра Ливии, государства с огромной территорией (четвертой по площади на Африканском континенте – после Алжира, Конго и Судана), богаты запасами нефти и газа. Также разрабатываются месторождения железной руды, калийных и магнезийных солей, фосфоритов, соды, мрамора, гипса.
Береговая линия Ливии, составляющая 1770 км, – наибольшая среди стран Африки в Средиземноморье. Для беженцев из стран Западной, Центральной и Северо-Восточной Африки «ливийский маршрут» – единственная возможность оказаться в Европе. Муаммар Каддафи худо-бедно сдерживал нелегальную миграцию африканцев в страны Евросоюза. Немалая часть тех, кто собирался с риском для жизни переплыть на утлых суденышках Средиземное море, находили работу и оседали в Ливии, в то время отнюдь не бедной стране. После гибели Каддафи и распада страны судьба сотен тысяч африканцев, которые там остались и ежедневно пополняют ее, поставлена под смертельную угрозу. Многие молодые мужчины были вынуждены взять в руки оружие и присоединиться к военизированным группировкам.
Летом 2020 года силы ПНС начали контрнаступление на ЛНА. Примечательно, что через девять лет бои вновь разгорелись у города Сирт. Фактически профессиональная армия Хафтара по мощи превосходит своего противника. Но вмешательство турок, применивших ударные беспилотники, имело решающее значение. Наступательные возможности ПНС значительно усилили разномастные боевики, противостоявшие в Сирии армии Башара Асада и переправленные турками в Ливию на деньги Катара.
По всей видимости, Хафтар не предполагал, что Анкара так нагло вмешается на стороне заседающего в Триполи ПНС. Ведь таким образом Эрдоган откровенно выступил против Каира, ведущего непримиримую борьбу с БМ. Египетский лидер Абдель Фаттах ас-Сиси отреагировал не сразу. Для него вообще горячность не свойственна.
В противостоянии враждующих группировок Сирт имеет особое значение. Показательно, что ПНС в переговорах с Хафтаром потребовало оставления ЛНА этого города, который осуществляет тактическое прикрытие авиабазы Аль-Джуфра. Если силы, подчиненные правительству в Триполи, захватят эту базу, то турки окажутся рядом с нефтяными месторождениям и портами. Поэтому вполне логично объявление Каиром линии Сирт – авиабаза Аль-Джуфра «последним редутом».
Именно по этому «редуту» 7 июля турки нанесли мощный авиаудар, в результате которого погибло много военных ЛНА. Примечательно, что сами турки считают свой удар, состоявший из нескольких воздушных атак, ответом на бомбардировку хафтаровцами другой авиабазы, а именно Ватийе, находящейся в глубине ливийской территории, на ее северо-западе. В ночь с 4 на 5 июля военные самолеты без опознавательных знаков разнесли эту базу в пух и прах. Погибло более сотни боевиков, получавших приказы от турецких военных, поддерживающих ПНС. По информации одного из турецких изданий, во время воздушного налета самолетов без опознавательных знаков тяжелые ранения получил находившийся в Ливии с инспекторским визитом начальник Генерального штаба ВС Турции Яшар Гюлер и шесть старших офицеров военной разведки. Ракетными и бомбовыми ударами были разрушены турецкие системы ПВО и вся инфраструктура.
Израильский военный эксперт Давид Шарп пишет в этой связи в статье «Ливийский синдром», опубликованный в русскоязычной местной газете «Новости недели»: «Ответственности за налет никто не взял. Не исключено, что к туркам наведались египетские F-16, но, вероятнее всего, действовали «Миражи-2000» ВВС ОАЭ, базирующиеся на западе Египта».
Представитель правящей турецкой Партии справедливости и развития Омер Челик заявил, что «преступления сторонников ЛНА совершались при участии Франции». По его словам, Париж причастен к «преступлениям против человечности в Ливии». На самом деле французская политика всегда была обращена на развитие отношений не только со странами Магриба, но и со всеми своими бывшими колониями. Тем не менее Париж не готов платить высокую цену, бросая все политические и экономические ресурсы государства на продвижение пусть и своих интересов в регионе. Права Александра Афоньшина, которая в диссертации «Политика Франции на Ближнем Востоке и в Северной Африке в период президентов-неоголистов (1995–2012 гг.)», представленной на степень кандидата исторических наук и защищенной в Нижнегородском государственном университете им. Н.И. Лобачевского в 2019 году, пишет: «Осознав, что единолично Париж не способен справиться с проблемами, стоящими перед регионом: терроризм, миграция, проблемы прав человека и демократизация, развитие экономического потенциала региона, – французское руководство активно поддерживало идею многостороннего формата для решения региональных проблем». Вполне можно согласиться с Александрой Афоньшиной и в том, что политика Пятой республики на Черном континенте нестабильна. И Ливия – типичный тому пример. Более того, будучи у истоков обоих интеграционных проектов, Франция рассчитывала усилить свое влияние в регионе.
На американцев полагаться нельзя
Турки, считая вероятность вмешательства Франции, Италии и других европейских игроков в кровавый ливийский сумбур низкой, успели подсуетиться и подписали с главой ПНС Фаизом Сараджем оборонное соглашение. По этому документу, Турция имеет право разместить на территории Ливии собственную военную базу, а всем ее военнослужащим будет предоставлен дипломатический статус. Вот такой ход турецким конем и арабским верблюдом одновременно!
Президент Эрдоган, конечно, понимает, что его поигрывание мускулами напрягает не только власти Египта, Саудовской Аравии (СА) и государств Персидского залива. Тот же Париж серьезно отнесся к противостоянию между турецким флотом и французским фрегатом Le Courbet, которое имело место 10 июня этого года.
В тот день французский фрегат начал сближаться с одним из турецких кораблей, двигавшихся к ливийскому порту Мисурата. Французы, патрулировавшие эту экваторию в рамках операции Sea Guardian («Морской страж»), объявленной НАТО на саммите в Варшаве в июле 2016 года, заподозрили турецкое судно в нарушении международного эмбарго на поставки оружия в Ливию. Неожиданно оказавшееся поблизости судно турецкого ВМФ три раза осветило фрегат Le Courbet радарами для управления огнем. Фактически таким «освещением» турки продемонстрировали готовность к началу боевых действий. Французы в ответ навели вооружение на турок. Обе стороны беспардонным образом нарушили формальные и неформальные союзнические протоколы. Они будто забыли, что все еще остаются членами одной военной организации – НАТО. Одновременно Анкара показала свою глубокую заинтересованность в участии в ливийских разборках.
Таким образом, Реджеп Тайип Эрдоган недвусмысленно продемонстрировал свое нежелание становиться мостом между Европой и арабским миром. Наоборот, турецкий лидер позиционировал свои имперские претензии на роль Великого визиря новой Блистательной Порты, иначе именовавшейся Оттоманской или Османской империей и просуществовавшей со второй половины ХII века до начала ХХ. Европейские государства и Соединенные Штаты понимают опасность турецкого экспансионизма, но, как обычно, желают загребать жар чужими руками. Поэтому лидеры европейских государств постоянно выдвигают идею «многостороннего формата» для решения, по сути, любых региональных проблем. Так, президент Франции Эмманюэль Макрон проигнорировал призыв Евросоюза и НАТО решительным образом противостоять Турции в Ливии, тем не менее согласился на выборочные проверки на наличие оружия турецких судов, приближающихся к ливийским берегам. При этом Макрон «без ложной скромности» определил свою страну как «стратегического лидера Европы в отношении Турции и безопасности в Средиземном море».
СА и государства Персидского залива хотели бы видеть в США верного союзника в противостоянии с Ираном и Турцией. Но полного взаимопонимания достичь не удается. В Эр-Рияде стали утрачивать доверие к Вашингтону еще со времен Джоржа Буша-младшего, пытавшегося установить в регионе «демократию», в итоге приведшую к хаосу и росту исламизма. Потом Барак Обама вызвал бурю негодования, подписав «иранскую сделку». В этой связи Сет Францман в упоминавшейся статье «Мрачные перспективы» отмечает: «В период правления Обамы, а затем и Трампа страны региона осознали, что отныне не могут более полагаться на США с их непредсказуемой политикой и должны рассчитывать исключительно на себя. На Ближнем Востоке образовался вакуум, который могут заполнить только ведущие региональные державы: Турция, Иран или страны Персидского залива».
С Францманом можно согласиться, если добавить к этому списку Израиль, самое сильное в экономическом и военном отношении государство Ближнего Востока. Никак нельзя пройти мимо того факта, что 13 августа этого года стало известно о заключении Израилем мирного договора с третьей (после Египта и Иордании) арабской страной – ОАЭ. Речь идет о дипломатических отношениях в полном объеме, за которыми последует сотрудничество, прежде всего в области высоких технологий.
С учетом того факта, что хафтаровцы противостоят БМ и Турции, а также в немалой степени Ирану, отнюдь не дружественным евреям государствам, долгое время Израиль считали одним из «спонсоров» хафтаровской армии. По данным, которые не признаны достоверными, Израиль снабдил ЛНА обычным вооружением и средствами ПРО. Однако сомнительно, что израильтяне, которым угрожают сонмы банд террористов, ввяжутся в далекий от них конфликт с непонятными перспективами. Именно перспективами! Иран, как картежник, умеющий мухлевать, играет сразу на двух столах. У него разные карты. Он вроде как за ПНС и одновременно за ЛНА. Израиль никак не может оказаться в одной связке, пусть тактической, временной с Ираном. Умеренные арабские режимы при нынешнем раскладе евреям намного ближе.
Точности ради следует сказать, что ОАЭ четвертая арабская страна, которая подписала мирный договор евреями. Третьей была Мавритания, член Лиги арабских государств, которая в октябре 1999 году установила с Израилем дипломатические отношения в полном объеме. Однако в 2009-м в ответ на операцию «Литой свинец» в Газе все отношения были заморожены.
Установление дипломатических отношений с Абу-Даби – историческое событие не только для еврейского государства, а для всего мусульманского мира.
Турки пытаются склонить на свою сторону европейские страны, они организовали ряд встреч на Мальте и в Италии.
Война не за песками
Пока Турция и Египет не ведут активные боевые действия друг против друга в Ливии. Но нельзя исключить ситуации, когда турецкая или египетская армия пойдет в наступление и разгорится полномасштабная североафриканская война. Конституция Египта позволяет президенту направлять войска за границу после утверждения парламентом. Президент Абдель Фаттах ас-Сиси уже получил полномочия от всех 510 парламентариев законодательного органа страны. Одновременно у Каира имеются договоренности на военную эскалацию на стороне Хафтара от стоящих за ним восточных племен. Ас-Сиси заявил: «Египет и Ливия – один народ, одна судьба». Такую точку зрения разделяют не все. Потому что при таком раскладе вполне логичен вывод: никакого палестинского народа не существует и не существовало. Его выдумали ненавистники евреев, чтобы уничтожить Израиль. В конце концов, если между ливийцами и египтянами вполне выявляются различия в истории и культуре, то между палестинцами и большинством иорданцев их нет и никогда не было.
Но ас-Сиси высказал такую «крамольную» для большинства властных структур арабских стран мысль, чтобы призвать в единый армейский строй как египтян, так и ливийцев. Египетская армия и флот провели масштабные учения на западе страны и на море. Эрдоган понимает, что лучше ему на этом поле не заигрываться. У него нет возможностей для переброски значительного контингента сухопутных сил на Африканский континент. Авиацию турки сумеют ввести в боевые действия в небе Африки только при использовании дозаправки в воздухе. Им придется активно использовать самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и контроля. Полномасштабную войну с Египтом, за которым встанет большинство арабских стран (разумеется, без Катара), он не выиграет.
Неужели идея «неоосманского» экспансионизма настолько увлекла турецкого лидера, что он потерял связь с реальностью? Ведь трудно найти конфликт, из которого не вылезали бы уши Анкары! Турки бомбят курдов в Ираке. Они влезли в гражданскую войну в Сирии, угрожают вмешательством в армяно-азербайджанский конфликт. Провоцируют Грецию, Кипр и Израиль, саботируя прокладку аналогичного «Турецкому потоку» трубопровода, проект которого одобрен Грецией, Кипром и Израилем. Более того, турки угрожают захватить греческий остров Кастелоризо, находящийся всего в двух километрах от побережья Турции и в 40 от более крупного греческого острова Родос. В связи с турецкими провокационными действиями Афины привели свои ВВС в состояние повышенной боевой готовности. Турецкие боевые самолеты недавно были перехвачены греческими пилотами возле Кастелоризо.
Именно действия Турции создали «дугу напряженности» от Северной Сирии до Ливии. Анкара заключила с ПНС договор, согласно которому Ливия в обмен на военную помощь передает свои прибрежные воды в зону эксклюзивных интересов Турции. Такой, по сути, предательский по отношению к своей стране договор позволяет туркам заявлять о незаконности» любых морских проектов, которые они не одобряют.
Если Турция продолжит переброску наемников, противостоявших президенту Башару Асаду, в Ливию, египетская армия начнет вторжение в Ливию. С целью предотвратить расширение конфликта в Северной Африке Италия, Франция и Германия угрожают санкциями странам, участвующим в конфликте в Ливии.
Иерусалим

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

412

Похожие новости
19 ноября 2020, 23:40
12 ноября 2020, 22:40
09 октября 2020, 01:40
21 ноября 2020, 21:20
05 ноября 2020, 21:40
29 октября 2020, 20:20

Новости партнеров