Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Американцы рвутся к Каспию на плечах «бармалеев»

Туркменская служба «Радио Азатлык» сообщает о боестолкновении на туркменско-афганской границе, в котором погиб почти взвод туркменских пограничников.



Тела погибших воинов, трое из которых жители Балканского велаята, а большинство из Дашогуза, были переданы семьям в металлических гробах. Родственники павших предупреждены о «неразглашении».


Сообщается, что инцидент имел место почти три недели назад на участке границы Кушка (Мары-Серхетабат) – Тахтыбазар, когда с территории сопредельной афганской провинции Бадагис имела место попытка прорыва контрабандистов-наркоторговцев.

Однако количество потерь среди пограничников вызывает серьезные сомнения в том, что речь идет об обычной контрабанде.

«С афганской стороны границы подозреваемая в незаконной перевозке наркотиков группа открыла огонь и убила трех туркменских солдат. После этого военные из гарнизона объявили тревогу и открыли огонь на поражение. В перестрелке, продолжавшейся шесть часов, подозреваемые наркоторговцы ранили десятки и убили около 25 туркменских солдат», — сообщил корреспондент «Радио Азатлык».



Скорее всего, речь идет о двойной засаде. Ситуация могла развиваться следующим образом: боевики подкараулили пограничный патруль и обстреляли его, нанеся потери. Вызванная на помощь мангруппа попала в хорошо подготовленную основную засаду и была практически уничтожена.

Конечно, вся наркоторговля в Афганистане находится под контролем вооруженных группировок. Так, до недавнего времени до 80 процентов производства афганского героина и его трафик находились под контролем запрещенной в России экстремистской организации «Талибан». В последнее время этот «бизнес», как и контроль над территориями, энергично «отжимается» у талибов террористами ИГ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещена в России).

Однако в любом случае можно быть уверенным, что происшедшее едва ли непосредственно связано с наркотрафиком. Контрабандисты предпочитают подкупать пограничников, а не устраивать с ними войну.

Отметим, что официальный Ашхабад отрицает не только потери, но и сам факт боестолкновения. Впрочем, руководство Туркменистана всегда отрицало и потери, и нападения на своих военных и сотрудников погранслужбы.



Но в том случае, если сообщение «Радио Азатлык» соответствует действительности, можно с уверенностью сказать, что происшедшее – не просто «рутинное столкновение» пограничников с наркокурьерами, а хорошо продуманная и прекрасно осуществленная операция террористов. Цели которой могут быть различными: от разведки боя до попыток силового давления на Ашхабад.

Как бы то ни было, но бой на границе провинции Бадагис и Марыйской области (если он имел место), произошел на фоне резкого обострения на приграничной с Туркменией афганской территории.



В частности, жестокие бои идут буквально в нескольких километрах от туркменской границы в провинции Джаузджан в уезде Дарзаб, где террористы смогли окружить свыше 120 военных и полицейских.

Не менее интенсивные бестолкновения идут в провинции Бадгис, где боевики в конце июня взяли два блокпоста, а затем и базу ВС ИРА. Сейчас, разместив на господствующих высотах пулеметы и зенитные установки, они отбивают все попытки военных вернуть потерянную базу.



Нетрудно заметить, что террористы буквально рвутся к северной границе, стремясь взять под свой полный контроль всю прилегающую к ней территорию.

Происходящее здорово напоминает кровопролитные бои на афганско-туркменской границе, которые начались весной 2015 года и продолжались с небольшими перерывами все лето. Тогда боевики ИГ активизировали свою деятельность в северо-западных провинциях Афганистана Герат, Бадгис и Фарьяб, где проживает многочисленное туркменское население. Там на сторону «Исламского государства» перешли местные формирования движения «Талибан».



В апреле—июне 2015 г. сражения развернулись в уезде Марчак афганской провинции Бадгис и уезде Кушки-Кухна провинции Герат. Эти районы расположены на границе с Туркменией.

Во время нападения на Марчак в боях участвовало около 600 боевиков, в нападении на Кушки-Кухна — 250 боевиков.

Тогда же появились сообщения о гибели 12 офицеров и солдат срочной службы из туркменских воинских частей, дислоцированных на афганской границе.



По мнению ряда экспертов, целью боевиков ИГ и сегодня, и три года назад может являться газопровод «Туркменистан — Китай», уничтожение которого нанесет страшный удар по туркменской экономике и станет большой проблемой для Китая. Причем заинтересованными в этом могут быть как Катар, являющийся не только конкурентом Туркмении в борьбе за дальневосточный рынок, но и одним из основных спонсоров ИГ, так и США.

Тут необходимо отметить некие «странности» появления «халифатчиков» на севере Афганистана.

Напомним, МИД России неоднократно обнародовал информацию о полетах в разных частях Афганистана «неопознанных воздушных судов, замеченных в оказании поддержки местным боевикам «Исламского государства».



Внешнеполитическое ведомство России сообщало, что речь идет о регулярных рейсах, совершаемых как самолетами, так и вертолетами «неизвестной принадлежности», доставляющих оружие, боеприпасы и взрывчатку бандам террористов, действующим в трех северных провинциях страны: Джауздане, Фарьябе и Сари-Пуле.

Вопрос о принадлежности «воздушных снабженцев» ИГ, конечно сугубо риторический, если учесть, что афганские ВВС хронически испытывают нехватку исправной воздушной техники и квалифицированного летного персонала, а кроме них и авиации НАТО, над Афганистаном никто не летает.

Кстати, афганским интернет-порталом «Пайям-е Афтаб» был опубликован материал о задержании в январе 2017 года в уезде Кохистанат северной провинции Сари-Пуль трех военнослужащих США с большой партией вооружения. Одновременно там же были схвачены боевики ИГ с крупной партией денежных средств, планировавшие приобрести это оружие у американцев.



Однако в дальнейшем при невыясненных обстоятельствах американские военные были освобождены из-под стражи и переданы своему командованию, а все документы, включая материалы допросов, деньги и оружие, «таинственным» образом исчезли.

Также губернатор провинции Сари-Пуль М. Вахдат публично подтвердил информацию о ночном приземлении двух вертолетов без опознавательных знаков на контролируемой экстремистами территории в уезде Саяд, которые затем проследовали в направлении в сторону Мазари-Шариф, где расположена военная база НАТО «Кэмп Мармоль».

Бывший президент Афганистана Хамид Карзай в очередной раз прямо назвал организаторов «воздушного моста».

В беседе с турецким государственным информагентством Anadolu он указал, что появлением ИГ на территории свой страны афганцы целиком и полностью «обязаны» США.

«Военный контингент США находится в Афганистане для борьбы с терроризмом с 2001 года. При этом террористическая угроза в Афганистане растет с каждым днем. Американские военнослужащие только способствуют укреплению позиций ИГ», — сказал Карзай.

Экс-президент считает, что Вашингтон не заинтересован в полной победе над терроризмом в его стране, и ему необходима активность бандформирований в Афганистане, чтобы оправдать свое военное присутствие в этой стране, имеющей важнейшее геополитическое значение.

Впрочем, можно не сомневаться, что это не единственная цель американцев. Можно не сомневаться в том, что «анклав» ИГ создается ими как плацдарм для экспансии террористов в Среднюю Азию.



Это подтверждает локализация баз халифатчиков на Севере страны. В частности, по словам председателя Совета провинции Сари-Пуль (граничит с Туркменистаном и Узбекистаном) Мухаммада Нур Рахмони, главная база боевиков ИГИЛ находится в местечке Шохтут уезда Сайёд, тренировочные лагеря талибов расположены на территории уездов Кохистанат, Созма Кала и в селении Лаки в центре провинции Сари-Пуль.

Военным руководителем халифатчиков в этой провинции выступает отставной пакистанский генерал Шайх Нидо Мухаммад Надим. В его распоряжении значительная группа иностранных советников и инструкторов.

Да и среди боевиков большинство является иностранцами. Помимо привычных здесь узбеков, таджиков, и других выходцев с постсоветского пространства, есть и такие, чью национальную и языковую принадлежность местные жители не могут идентифицировать.

Вторым признаком устремленности афганского крыла ИГ на Север является национальный состав «амиров» среднего и старшего звена.

Так, если среди советников и инструкторов есть пакистанцы, саудиты и даже англосаксы, то «политруки» и полевые командиры – сплошь узбеки, таджики, туркмены и киргизы.



В частности, возглавляет афганское ИГ Азизулла, сын ныне покойного главаря Исламского движения Узбекистана (ИДУ) (запрещенная в России террористическая организация) Тахира Юлдашева.

ИДУ в 2014 году влилось в состав ИГ. А осенью 2016 года при довольно странных обстоятельствах Азизулла Юлдашев был выпущен из американской тюрьмы на базе Баграм под Кабулом.



А затем перевезен в уезд Дарзаб провинции Джаузджан на севере ИРА, где его дожидались 25 боевиков из числа сподвижников его отца.

Очень скоро новая банда подчинила себе вооруженные формирования талибов в ряде районов провинций Джаузджан, Фарьяб и Сари-Пуль, вынудив местное население присягнуть на верность ИГ.

Под рукой Юлдашева оказалась вся северная группировка «халифатчиков» (восточная сконцентрирована в провинции Нангархар).

Успех Юлдашева источники из афганских спецслужб связывают с тем, что баграмское узилище он покинул весьма состоятельным человеком, не стесненным в средствах, которыми щедро расплачивался с другими джихадистами за лояльность.



При этом выбор Туркмении в качестве первоочередной цели неслучаен.

Во-первых, в отличие от Таджикистана или Киргизстана, находящихся в союзнических отношениях с Россией и рассчитывающих на ее военную помощь, Туркменистан долгие годы придерживался концепции нейтралитета, что играло выгодную роль в экономическом развитии страны, но в ситуации, подобной настоящей, может лишить Туркмению военной поддержки, так как военно-политических союзников у страны нет.

Во-вторых, вооруженные силы Туркмении, несмотря на общее благосостояние страны, считающейся одной из наиболее богатых стран региона, никогда не отличались высоким уровнем боеготовности.



Наконец, население Туркменистана малочисленно и рассредоточено, что создает определенные проблемы на пути организации местной обороны.

Конечно, соседи республики, Казахстан, Узбекистан, Иран и Россия, сделают все, чтобы не позволить этой стране превратиться в плацдарм террористов. Но дело в том, что Ашхабад видит в «чрезмерном» сотрудничестве с соседями угрозу своей независимости. В этом и причины туркменского изоляционизма.

И вполне можно предположить, что при определенных условиях туркменистанское руководство предпочтет принять «помощь в борьбе с терроризмом» из рук США, наивно полагая, что в силу их удаленности они представляют меньшую угрозу суверенитету страны.

Напомним, что после боев лета 2015 года Ашхабад просили помощи Вашингтона, затем нынешний президент страны Бердымухамедов предоставил американцам аэродром в Мары для транзита грузов в Афганистан. Есть даже информация, что на территории Туркмении присутствуют (вроде бы) ЧВК из США и Великобритании.



То есть нельзя исключать, что за нынешним обострением стоит стремление Вашингтона более плотно и обстоятельно закрепиться в прикаспийском регионе.
Автор: Борис Джерелиеввский

Подпишитесь на нас Вконтакте

348

Похожие новости
15 ноября 2018, 14:00
15 ноября 2018, 14:00
15 ноября 2018, 22:00
16 ноября 2018, 00:40
15 ноября 2018, 05:20
15 ноября 2018, 16:40

Новости партнеров