Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Александр Жаров: перспективы отключения России от интернета сейчас нет

Глава Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Александр Жаров / Фото: ТАСС, Сергей Бобылев
Роскомнадзор завершает год проверками американских Google, Facebook, Twitter на предмет исполнения компаниями российского законодательства. Чем они закончатся? Стоит ли опасаться блокировок любимых сервисов и социальных сетей, а также зачем нужен законопроект об автономном Рунете — обо всем этом ТАСС рассказал глава Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Александр Жаров.
— Александр Александрович, Роскомнадзор планировал приступить к проверке американских компаний Facebook, Twitter на исполнение законодательства РФ до конца года. К чему такая проверка может привести?
— Есть совершенно четкий запрос, который мы публично транслировали компаниям Twitter и Facebook в течение последнего года, — это исполнение 242-го федерального закона. Он обязывает компании, которые собирают и обрабатывают персональные данные граждан Российской Федерации, локализовать их на серверах на территории России.
В рамках этих переговоров компания Twitter прислала нам официальное письмо, в котором сообщила, что во второй половине 2018 года они намерены локализовать персональные данные наших граждан на территории РФ.
Компания Facebook прямого ответа на наши многочисленные запросы не дала, и, как я уже многократно сообщал, в конце 2018 года Роскомнадзор намерен начать проверку и той и другой компании на предмет соблюдения данного закона.
17 декабря за моей подписью главам компаний были отправлены юридически значимые письма, в которых Роскомнадзор совершенно четко запрашивает у них подтверждение или опровержение информации о том, что персональные данные граждан Российской Федерации локализованы на серверах на территории России. Я указал в письме, что в соответствии с законом в течение 30 дней мы ждем ответа и его отсутствие будет рассматриваться как отрицательный ответ.
Дальше мы дождемся 17 января и я смогу сказать вам, соблюдают ли они законодательство или не соблюдают. В случае положительного ответа — реакция одна, в случае отрицательного ответа — другая.
— И все-таки блокировка или штраф?
— Я многократно говорил, что я сторонник понуждения к соблюдению законов, а не выключения или блокировки того или иного субъекта информационного общества. Потому что прежде всего надо думать о потребителях.
«Наши граждане хотят пользоваться этими сервисами, и речь о блокировке должна идти только в том случае, если тот или иной сервис создает угрозу безопасности страны или общества»
Пока в отношении компаний Facebook и Twitter таких данных нет.
— В декабре ведомство наложило штраф на корпорацию Google. Какие меры будут приниматься в дальнейшем, если Google не присоединится к системе фильтрации запрещенного контента?
— У нас получается любопытная ситуация: один идет в ногу, а все остальные — нет. У нас есть закон, обязывающий поисковые системы, поисковые машины подключаться к Единому реестру запрещенной информации и фильтровать те сайты, которые включены в этот реестр. Он вбирает абсолютное зло: это детская порнография, призывы к самоубийству, пропаганда наркотиков, азартные игры, экстремизм и многие другие категории, которые ни в коей мере не попадают в категорию "политического" контента.
Все российские поисковые машины, а это "Спутник", "Яндекс", Mail.ru и Rambler, к этой системе подключились и соответствующую информацию фильтруют.
Компания Google этого не делает. Мы ежедневно мониторим их ленту и видим, что те сайты, которые находятся в Едином реестре запрещенной информации, там сохраняются. Некоторое время назад мы оштрафовали компанию на 500 тыс. рублей. Для компании Google цифра абсолютно незначительная — это очевидно. Но публичная информация о том, что они оштрафованы в стране за нарушение ее законов, наверное, не сильно приятное событие для любой коммерческой компании.
Мы намерены в случае несоблюдения в дальнейшем закона компанией Google повторить эту процедуру и вновь оштрафовать ее. И добиваться исполнения закона именно этими методами.
— Может быть, на Google удастся повлиять введением оборотных штрафов? Как вы считаете, насколько в России необходим такой закон?
— У Роскомнадзора нет права законотворческой инициативы. Но комментируя инициативы различных общественных организаций, я говорил, что поддерживаю введение штрафов за те нарушения, которые не ведут к фатальным последствиям. Очевидно, что информация с призывами к самоубийству, экстремистская информация, информация о распространении наркотиков должна блокироваться.
Если же речь идет о локализации баз данных на территории Российской Федерации или фильтрации поисковой выдачи, то различные возрастающие штрафы, мне кажется, станут серьезным стимулом для коммерческих компаний, работающих вне российской юрисдикции, чтобы соблюдать российское законодательство.
Вести речь о том, будут это просто большие по объему штрафы или штрафы, размер которых привязан к обороту компаний, пока рано. Я думаю, следует рассмотреть различные варианты с учетом мнения иных ведомств. Этого законопроекта пока нет, но я надеюсь, что он в ближайшее время появится, и мы дадим на него свой отзыв.
— Давайте поговорим о блокировках. Русская служба новостей Би-би-си сообщила о разработке ведомством абсолютно новой системы блокирования приложений. Коллеги даже назвали сумму, которую Роскомнадзор намерен потратить на эти цели, — 20 млрд рублей. Расскажете нам подробности?
— Мне сложно комментировать. Роскомнадзор не обращался в Министерство финансов ни за 20 млрд рублей, ни за иной суммой на некие программы. Ничего из того, о чем говорилось в материале Би-би-си, мы не делали. Перед тем как материал был опубликован, к нам в пресс-службу пришел запрос от Би-би-си, и мы ответили, что не располагаем информацией по интересующим издание вопросам.
— А платформа DPI разрабатывается для приложений? Telegram?
— Мы, безусловно, работаем над подходами к эффективной, точечной блокировке контента не только сайтов, но и приложений. Потому что это может потребоваться в том числе в чрезвычайной ситуации. Но говорить о том, что такое-то решение готово, эта конкретная разработка будет применяться и она стоит столько-то рублей, рано. Нет такого.
Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, выступая на конференции Российской академии радио, заявила, что уже в самое ближайшее время, в следующем году, мир столкнется с серьезными ограничениями в сфере интернета. Вы усматриваете такие угрозы глобальной сети, Рунету?
— Современные концепции гибридного противостояния рассматривают борьбу в сфере информационных технологий как один из основных плацдармов геополитической борьбы. Мы отголоски такой борьбы наблюдаем периодически — с появлением фейковых новостей, хакерских акций, информационных атак на конкретных персон, коммерческие и государственные организации. То, о чем говорила Мария Захарова, это не будущее — это настоящее. Напряжение в настоящий момент, наверное, не достигло апогея и находится на достаточно умеренном уровне. Но, как говорится, si vis pacem, para bellum — хочешь мира, готовься к войне. Поэтому, безусловно, не только перед Российской Федерацией, но и перед всеми странами в мире остро стоит вопрос о защите своего информационного суверенитета. Я думаю, что те действия, которые предпринимаются в Российской Федерации, своевременны и адекватны.
— То есть законопроект об автономности Рунета как раз и есть наш ответ, превентивная мера на эти самые угрозы? А как может выглядеть экосистема Рунета через два года?
— Перспективы отключения Российской Федерации от глобальной сети Интернет сейчас нет!
Но любая страна, в том числе Российская Федерация, должна быть базово готова к различным вариантам развития событий. Работа сетей связи, интернета может быть нарушена не только по злой воле каких-то людей. Это может произойти в результате чрезвычайной ситуации. Когда происходят техногенные катастрофы и стихийные бедствия, очень часто возникают проблемы со связью на территории отдельных регионов. Принимаются меры по подключению аварийного роуминга между операторами связи, средства массовой информации, вещатели начинают работать в ином режиме и так далее. То же самое с интернетом. Государство должно быть готово к тому, чтобы в случае возникновения чрезвычайной ситуации по природным, антропогенным или техногенным причинам ситуация была локализована и предоставление услуг связи, доступ в интернет были восстановлены в кратчайшие сроки. Я думаю, что в этом направлении предпринимаются правильные и своевременные усилия.
— А как мы сможем и защитить свой сегмент, и одновременно продолжать быть частью Всемирной паутины?
— Для этого необходимо предпринять ряд действий. Первое — мы должны понимать, из чего состоят сети связи общего пользования. Об этом говорится в законопроекте господина Клишаса — должна быть создана система мониторинга, которая "видит" все сети связи общего пользования.
Второе — государство, бизнес и граждане должны понимать, какие интернет-ресурсы относятся к юрисдикции Российской Федерации, а какие нет. Поэтому создание соответствующей информационной системы с перечнем доменных имен, относящихся к России, — это тоже здравая и важная история.
— Дмитрий Медведев в октябре подписал постановление об идентификации пользователей мессенджеров по номеру телефона. Роскомнадзор уже приступил к работе с представителями компаний?
— Постановление вступает в силу через полгода. Документ гласит, что при подключении к мессенджеру пользователь должен будет пройти идентификацию. То есть предоставить администратору мессенджера свой абонентский номер и подтвердить, что этот номер используется именно этим пользователем. Полученная информация об абоненте проверяется у оператора связи. Вся процедура занимает не более 20 минут.
Если информация об абоненте совпадает с той, которой располагает оператор связи, то пользователь получает доступ к мессенджеру. В противном случае идентификация считается не пройденной и услуга не предоставляется.
Поскольку основная масса мессенджеров находится вне юрисдикции Российской Федерации, то мы свой диалог будем строить с операторами связи. Мы понимаем, какие сведения мы должны будем запрашивать у операторов. Наша задача проверить, заключены ли у них соответствующие договоры о предоставлении информации с сервисами обмена сообщениями, как они исполняются, как происходит сверка идентификационной информации. Ведь это касается не одного человека, а всех абонентов данного оператора связи.
— А как быть с Telegram?
— Telegram по решению суда заблокирован на территории Российской Федерации. Для того чтобы соблюдать остальные законы Российской Федерации, наверное, сначала надо выполнить закон об организаторах распространения информации.
— Александр Александрович, как продвигается работа по внедрению 5G в России?
— Решение по поводу внедрения 5G на территории Российской Федерации будет приниматься государственной комиссией по радиочастотам. Комиссия работает при Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций, ее возглавляет министр.
Во-первых, насколько я знаю, сейчас обсуждается концепция единого технического оператора инфраструктуры 5G. Инвестиции в создание соответствующей инфраструктуры очень большие, поэтому возможно создание консорциума всех операторов для решения этой задачи. Этот вопрос находится на стадии обсуждения. Кроме того, комиссия должна определить диапазоны частот для данной технологии.
Во-вторых, не все оборудование, необходимое для развертывания технологии 5G, производится в России. Необходимо решить вопрос о том, чтобы применяемое зарубежное оборудование было на 100% сертифицировано в Российской Федерации.
В-третьих, услуга 5G на данном этапе экономически достаточно дорогостоящая.
«Потребитель должен понимать те преимущества, которые эта услуга ему предоставляет, и быть готовым за нее платить»
Иначе любые колоссальные вложения в инфраструктуру будут пущены на ветер. Поэтому пока обсуждается постепенное появление пилотных зон 5G либо в крупных городах целиком, либо в отдельных районах крупных городов.
— Большим шагом в борьбе с пиратами стало подписание Антипиратского меморандума правообладателями и интернет-компаниями. Насколько документ эффективен?
— Документ очень хороший. Принципиально решен вопрос об исчезновении из поисковой выдачи пиратских копий российских фильмов. Мы видим, что это уже происходит. Я лично регулярно мониторю поисковую выдачу на предмет наличия пиратских ресурсов и фиксирую, что все коммерчески успешные сериалы наших медиакомпаний исчезли из поисковой выдачи "Яндекса". Жалко, что западные кинокомпании пока к меморандуму не подключились. Надеюсь, подключатся.
Мне кажется, что отрасль медиа должна стремиться к саморегулированию. В этом случае пропадет необходимость блокировок, судебных мер и так далее. Это то будущее, к которому мы все рано или поздно должны прийти.
Беседовала Александра Урусова.


МОСКВА, ТАСС
12


Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...
124

Похожие новости
22 января 2019, 08:20
21 января 2019, 15:20
22 января 2019, 05:20
21 января 2019, 15:40
21 января 2019, 15:40
22 января 2019, 14:00

Новости партнеров