Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Актуальные выводы из уроков Второй мировой войны


В истории человечества, основную часть которой, как известно, составляют войны, XX век отметился их наибольшим количеством и беспрецедентными людскими потерями, огромными разрушениями и утратами материальных и культурных ценностей. XXI век, не пройдя и четверти своей продолжительности обещает быть не менее кровопролитным. Более того, едва начавшийся век вполне может стать последним в истории человечества, если не будут найдены действенные механизмы укрощения агрессивной природы современного человеческого общества. Пока же можно констатировать, что XXI веке насчитывается 46 военных конфликтов, в том числе унаследованных веком XXI от века ХХ – 11, начавшихся в XX в. и продолжающихся в настоящее время – 2, начавшихся в XXI в. и продолжающихся в наше время – 10. Все военные конфликты происходили и продолжаются в различных регионах Восточного полушария .


Наибольшей угрозой существованию человечества, безусловно, являются мировые войны.



В Первой мировой войне погибло свыше 10 миллионов солдат и офицеров, свыше 11 миллионов гражданского населения . Потери во Второй мировой войне до сих пор уточняются. По данным из разных источников они составляют от 55 до 70 миллионов человек. Многочисленные прогнозы последствий возможной третьей мировой войны сходятся в одном: речь идёт о катастрофических потерях населения и невосполнимых материальных утратах, после которых человечество неминуемо ждёт деградация, вырождение и исчезновение с лица планеты в короткие исторические сроки.

В нынешнем году мы отмечаем 75 лет со дня Победы в Великой Отечественной войне, принесшей нашей Родине неисчислимые страдания и великую славу советскому народу. По-своему знаменательно, что мы отмечаем эту славную дату в драматической обстановке пандемии неизвестного ранее вируса COVID-19 и неуклонно приближающегося мирового экономического кризиса. Последствия пандемии, видимые уже сегодня связаны не только с большими человеческими жертвами и угрозой их дальнейшего роста. Пандемия бросила вызов политическому устройству человечества, всех его международных и внутригосударственных институтов. Она вскрыла истинный характер их нравственной, моральной основы и целей существования.

Пандемия наносит свои удары сразу по всем этажам организации человечества в целом и каждого государства в отдельности. Борьба с коронавирусной пандемией может быть успешной лишь при объединении усилий всего мирового сообщества. В противном случае достижения каждой из отдельных стран могут быть нивелированы за счёт прорыва вируса с территории других, потерпевших поражение в борьбе с ним. К сожалению, высокой организованностью в проведении противоэпидемических мероприятий человечество похвалиться не может. Чего, например, стоят практически пиратские захваты средств противоэпидемической защиты дельцами из США, Польши, Чехии. Вновь восстановлены границы между европейскими государствами, Шенгенское соглашение кануло в Лету. Германия, Франция и другие страны ЕС отказывают в помощи более других пострадавшим странам, таким, как Италия, Испания. Обращения к ЕС за помощью со стороны Сербии остались без ответа. В этой ситуации представляется справедливым вывод Дмитрия Родионова :. «И судя по всему, дальше будет хуже. Впрочем, коронавирус-то уйдет. Но прежней Европа уже не будет. Трещину можно замазать, но нельзя сделать так, как было до нее. Закрытые границы и украденные маски стали началом конца единой Европы» .

Очевидные последствия пандемии ожидают мировое сообщество и в экономике. В Международном валютном фонде заявили о мировом экономическом кризисе из-за пандемии, которого не было сто лет. «Мы по-прежнему имеем дело с экстраординарной неопределенностью относительно глубины и продолжительности кризиса. Однако уже понятно, что глобальная экономика покажет резко отрицательные темпы роста в 2020 году, что будет отражено в нашем World Economic Outlook на следующей неделе», — заявила глава фонда Кристалина Георгиева. «По сути дела, мы ожидаем сильнейших экономических потрясений с момента Великой депрессии (началась обвалом американского фондового рынка в 1929 году. — Авт.)», — сказала глава МВФ (9.04 2020 г.).

Эпидемия коронавируса стала одной из главных угроз для мировой экономики и финансовых рынков. Так, прогноз роста мировой экономики экспертами ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития —международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики) на 2020 год составил 2,4% против предыдущего прогноза роста в 2,9%. Основными причинами снижения темпов роста экономики относят снижение производственной активности, сокращение сектора услуг, снижение цен на нефть, наступивший хаос на фондовых рынках, снижение доходности облигаций, сокращение мирового туризма. Возникла проблема не только с деловым туризмом, но и с отдыхом. Туристы отменяют бронирование путешествий, из-за чего страдают рестораны, отели, авиакомпании и прочие транспортные компании .

Судя по многочисленным публикациям в печатных и электронных СМИ, в настоящее время практически единодушным стало мнение о том, что после спада пандемии и в результате развивающегося экономического кризиса, мир уже никогда не станет прежним.

В процессе формирования нового облика мира можно выделить несколько факторов, вызванных к жизни последствиями пандемии и спада мировой экономики. Это прежде всего деградация глобализационных процессов в экономике и политике, изменения в составе мировых центров силы, разрушение внутриблоковых связей, изменение их содержания.

Особенно ярко это видно на явной девальвации ценности и смысла существования Евросоюза, союзнических связей стран ЕС и США. Европейская солидарность оттеснена интересами национального выживания, и, вполне возможно, в ближайшем будущем во главе мировой политики утвердятся национальные интересы стран мира. Уже слышны голоса сомневающихся в необходимости и целесообразности существования НАТО , Способность ООН к обновлению, адаптации к условиям будущего парада суверенитетов является условием её сохранения. Судьба ООН во многом будет зависеть от результатов противоборства ведущих стран мира в кризисный и в посткризисный период развития общества.

Совсем недавно, в 2017 году, Б.В. Куроедовым при участии С.Р. Цырендоржиева С.Р. были предложены пять альтернативных сценариев развития международной и военно-политической обстановки. К ним относятся следующие.

Жёсткая глобализация. США в целом удается навязать собственную повестку остальному миру, проецируя влияние через систему подконтрольных экономических и военно-политических организаций и союзов (НАТО, реинкарнация ТТИП/ТТП и т.д.), другие крупные державы в силу неготовности бросить открытый вызов вынуждены встраиваться в систему отношений, навязываемых Вашингтоном. Резко возрастает конфронтационность системы международных отношений.

Умеренная глобализация. Вашингтон в целом сохраняет лидирующие позиции внутри западного мира и систему союзов периода «холодной войны. Вместе с тем кризисные явления поражают Европу. Динамика развития США не высока. Незападные центры силы действуют разобщенно, стремясь самостоятельно выстроить приемлемый баланс интересов с коллективным Западом.



Биполярность 2.0. Жесткое противостояние гегемонистским устремлениям США заставляет ряд крупных держав «незападного мира» сформировать коллективный полюс силы, опирающийся не на один центр (как во времена СССР), а на несколько ключевых государств – региональных лидеров с взаимодополняющими возможностями (в экономической, политической, технологической, информационной и военной сферах).

Возвышение Китая. Кризис внутри западного сообщества приводит к ослаблению трансатлантических связей, в США отмечается рост изоляционистских настроений. Китай продолжает динамичное экономическое развитие, ускоряются темпы модернизации НОАК. Постепенно к Пекину переходит инициатива в глобализационных проектах.

Регионализация. Ситуация складывается таким же образом, как и при сценарии «Умеренной глобализации», но еще сильнее обостряются торговые противоречия, складывается несколько региональных рынков с ограниченным торгово-экономическим взаимодействием между собой.

Тогда предполагалось, что наиболее вероятными сценариями на ближайшую и среднесрочную перспективу следует считать сценарий «Жёсткая глобализация» с гегемонией США и других стран Запада, а также

«Биполярность 2.0», когда конкурирующим Западу полюсом будет группа стран «незападного» мира, ядром которого станут страны БРИКС. И этот сценарий является стартом в становлении многополярного мира. По нашим оценкам, мир находился перед выбором путей своего развития, когда борьба между противоречивыми тенденциями экономического и политического развития создавала большую неопределённость. Нараставшая угроза экономического кризиса повлекла за собой обострение политического противостояния стран Запада во главе с США и их геополитическими конкурентами – прежде всего Китаем и Россией. Торговые войны, экономические и другие санкции – вот примеры широкого спектра враждебных действий, которые предпринимались против России и Китая. Следуя проверенным политическим принципам «разделяй и властвуй», основные усилия враждебных гибридных кампаний со стороны Запада были направлены главным образом против России с тем, чтобы, ослабив её перенести свои удары против Китая. В СМИ последних трёх лет всесторонне рассматривались различные аспекты этого противоборства. Содержание последующих гибридных кампаний должно было привести к нарушению устойчивости политической организации России, установлению в нашей стране угодного Западу правящего режима и предоставление США и их союзникам доступа к российским природным и другим ресурсам.

Однако ожидавшееся течение событий было изменено начавшейся и развернувшейся пандемией COVID-19. В новой международной обстановке изменившиеся тенденции мирового развития заставляют выдвигать, как наиболее вероятные такие сценарии, как «Регионализация» и «Возвышение Китая». Эти сценарии в качестве ключевого условия своей реализации предусматривают всеобъемлющий кризис западной системы, отсутствие воли и ресурсов противодействовать становлению незападных центров силы.

Сценарий «Регионализация» («Возрастание роли регионов») основывается на гипотезе о том, что доминантой при трансформации системы международных отношений станет формирование конкурирующих между собой торгово-экономических зон. Соперничество между ними по мере выравнивания их экономической мощи усилится, они будут вести борьбу за рынки, спорные территории и ресурсы.

Сценарий «Регионализации», как и сценарий «Умеренной глобализации», основную роль в формировании системы международных отношений отводит интеграционным объединениям, роль которых будет даже выше в силу фактического распада общего глобализационного проекта на несколько региональных. Сценарий регионализации предполагает понижающей тренд сетевой мощи США и сокращение отрыва от других глобальных центров силы.

Китай в среднесрочной перспективе опередит по оценке сетевой мощи ЕС, для которого в этот период произойдет смена тренда с умеренного роста на постепенное снижение сетевой мощи. Завершится процесс формирования ЕАЭС, что обеспечит для России и других участников данного интеграционного проекта тенденцию роста сетевой мощи

В подтверждение гипотезы о развитии международной обстановки по сценарию «Регионализация», 14 апреля 2020 г. в еженедельнике «Военно-промышленный курьер» академик С. Ю. Глазьев пишет: «Можно предположить, что в современной ситуации разрушение нынешнего мирового порядка либеральной глобализации в интересах США станет сопровождаться формированием нового мирохозяйственного уклада, развитие которого будет происходить в конкуренции региональных интеграционных структур с центрами в Китае и Индии, при сохранении значительного влияния ЕС, США и, будем надеяться, ЕАЭС» .

Мировая экономика находится в стадии смены технологических и мирохозяйственных укладов. Россия пока отстает от развитых стран мира в переходе на шестой технологический уклад. , . Этому переходу, как показывает исторический опыт сопутствуют различного рода кризисы и войны.

Складывающаяся в настоящее время обстановка весьма схожа с обстановкой Великой депрессии перед Второй мировой войной. Тогда выход из состояния критического спада экономики произошёл благодаря существенному повышению роли государства в экономике и её милитаризации. Это хорошо видно на примере США и, особенно, Германии не только после прихода к власти там Гитлера, но, что очень важно – в период после окончания Первой мировой войны до 1933 года, когда участие американского капитала привело к полному контролю над экономикой Германии и подготовило приход к власти Гитлера. Так и сегодня, США готовят и выращивают везде, где возможно, русофобские режимы. Наиболее яркие примеры тому – Украина, Грузия, Польша, страны Прибалтики. К числу менее кричащих примеров стран русофобской направленности можно отнести большинство стран НАТО.

Однако выход из сегодняшнего, развивающегося, в том числе за счёт пандемии вируса COVID-19, экономического кризиса для США окажется значительно сложнее, если учесть затеянную американцами торговую войну с Китаем, из которой, судя по всему, победителем выйдет последний. Но США не согласятся с положением проигравшего в борьбе за утраченное лидерство, в борьбе за рынки сбыта и ресурсы и в отчаянной попытке вернуть status quo могут предпринять все возможные действия, в том числе и перейти к применению военной силы.

Вероятнее всего, основной формой межгосударственного противоборства со стороны США в современных условиях станет гибридная война, как сочетание информационно-психологических, торгово-экономических и дипломатических враждебных действий с возможным применением кибернетического оружия. Учитывая крайний прагматизм, точнее, цинизм при выборе средств для достижения поставленных целей, свойственных военно-политическому руководству США (пример тому — применение ядерного оружия против Японии, жесточайшие бомбардировки японских городов), вполне возможно применение американцами биологического и даже ядерного оружия против своих противников.

Анализируя ход и содержание враждебных действий США и других стран НАТО против России, вполне логично заключить, что гибридная война против нашей страны идёт уже не первый год.

Ведущаяся в настоящее время борьба с пандемией вируса COVID-19 на некоторое время несколько снизила накал информационно-психологических кампаний против России. Но это не означает умиротворение наших противников после окончания пандемии. Национальные интересы ведущих стран мира останутся неизменными. Более того, ввиду сокращения возможностей по их реализации в условиях экономического спада, возникнет соблазн перехода от конкуренции к противоборству с применением средств насилия, в том числе вооружённого.

Вторая мировая война началась с захватом Германией стран Европы и подчинения их экономики нуждам военных действий против СССР под знаменем похода против коммунизма. Период с 1939 по 1941 год можно считать периодом подготовки к Drang nach Osten (натиск на Восток).

Новый Drang nach Osten не потребует захвата стран Европы. Они и так являются вассалами США, состоя в блоке НАТО. Только флаг антикоммунизма заменен антироссийским флагом. Антироссийская пропаганда как будто бы не носит идеологической направленности: РФ в настоящее время является такой же капиталистической страной, как и США и их союзники. На самом деле именно идеологией гегемонии атлантизма пронизаны все действия наших исторических противников: Великобритании, которая более 200 лет практически формировала европейскую политику, противопоставляя свои интересы интересам России, а последние 100 лет – США с Великобританией во главе англосаксонского мира стремятся диктовать свою волю всему миру, не считаясь с национальными интересами СССР, а теперь РФ, Китая и других стран «незападного мира».

Министр иностранных дел и премьер-министр Великобритании виконт Генри Джон Темпл Палмерстон 1 марта 1858 года в английской палате общин заявил: «У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов; вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы» . США, как нынешний лидер англосаксонской цивилизации чётко следуют этому курсу. И, рассуждая с позиций целесообразности, прагматичности внешней политики, этому тезису трудно что-либо возразить. Другое дело, что в традиции российской внешней политики принято глядеть шире своих национальных интересов, имея в виду исторические судьбы человечества, с которым Россия связывает своё будущее.

Основным содержанием Великой Отечественной войны была вооружённая борьба, успех которой обеспечивался состоянием и возможностями военной экономики и эффективностью социально-политической системы воюющих государств, моральным духом и сплочённостью воюющих народов. Важную роль в этом противостоянии играли различного рода диверсии на предприятиях, транспорте, на коммуникациях в полосе обороны или наступления объединений, соединений и частей. Однако если эти действия, производимые против немецко-фашистских захватчиков, получили большой размах и имели даже оперативное значение, особенно после завершения начального периода войны, то эти же действия против СССР значимого успеха не имели. Усилия спецслужб Германии по созданию пятой колонны в СССР оказались тщетными.

Определённая ставка немецко-фашистскими идеологами делалась на коллаборационистов, ряды которых предполагалось формировать из врагов советской власти и различного рода предателей.

По мнению некоторых историков, общая численность коллаборационистов в СССР в годы войны была около 1-1,5 млн. человек. Об их активности свидетельствует деятельность различных националистических, в т. ч. мусульманских организаций: «Туркестанского комитета», «Волжско-татарского комитета», «Крымского центра», «Северо-кавказского штаба» и др. Все они находились под пристальным вниманием нацистских спецслужб, одним из направлений деятельности которых было содействие расколу Советского Союза и внедрение национальной розни и нетерпимости.

Основными причинами коллаборационизма являлись недовольство части граждан СССР советской властью (в том числе коллективизацией), а также продолжающаяся антисоветская деятельность белогвардейской эмиграции — в особенности той её части, которая заняла «непримиримую позицию», а с началом Великой Отечественной войны стала на позицию «пораженчества» .

Пленные составляли основную массу среди военных коллаборационистов. Остаться верным присяге было чрезвычайно сложно.

Первая причина: на красноармейцев не распространялось действие Женевской конвенции «Об обращении с военнопленными», их условия содержания были невыносимыми. В результате истощения, эпидемий и пыток многие погибали.

Вторая причина — приравнивание советским руководством сдачи в плен к преступлению. Действовал приказ от 16 августа 41 г. № 270 «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия».

Еще одна прослойка населения, в которой отмечалось немало коллаборационистов, — это граждане с антисоветской позицией. Это в основном те, кто потерял имущество во время коллективизации, родственники репрессированных граждан. Следует отметить, что мотив борьбы с большевизмом очень преувеличен в западной историографии. В действительности немногие содействовали Третьему Рейху под этими лозунгами.

Гитлеровцы успешно вербовали представителей национальных меньшинств Советского Союза, пользуясь идеей создания независимых государств. Стратегия была эффективна там, где национальный вопрос был особенно острым — Украина, Прибалтика, Кавказ.

Историки не называют точных цифр, так как тему коллаборационизма долгое время замалчивали и не изучали должным образом. Но большинство ученых сходятся во мнении, что львиная доля сотрудничавших с гитлеровцами имели главной задачей выжить. Тех, кто боролся против большевизма было незначительное количество .

Возможная война против Российской Федерации скорее всего станет носить характер гибридной войны. Её основным содержанием будут информационно-психологические кампании, фактологической основой которых станут торгово-экономические, финансовые санкции, различного рода ограничения по технологическому и научно-техническому сотрудничеству, противоценностные операции, направленные на искажение отечественной истории, размывание национальных традиций и нравственных принципов, формирование и подготовка из российской пятой колонны антиправительственных организаций и террористических организаций. Военно-политической целью этих враждебных кампаний и действий будет нарушение устойчивости социально-политической организации общества, системы государственного и военного управления. По достижению этой цели следует ожидать провокационных, а также диверсионных действий для дезорганизации государственного и военного управления, энергетической и транспортной инфраструктуры страны, наконец, смена государственной власти и «переучреждение» России по правилам спонсоров и идеологов российской пятой колонны – США и их союзников. В случае наличия организованного сопротивления со стороны оставшейся патриотически настроенной части населения, возможен ввод на территорию России армейских соединений и частей под видом «миротворческих войск».

Ключевым условием успешности описанного сценария является достижение важнейшей военно-политической цели — нарушение устойчивости социально-политической организации общества, системы государственного и военного управления. Судя по текущему состоянию нашего общества этой цели, наши противники не достигают. Затягивание идущего сейчас противоборства играет против них. Несмотря на предпринимаемые враждебные действия, экономику России «разорвать в клочья» не удалось, попытки задушить её в международной изоляции привели к обратному результату. Авторитет России растёт. Но одновременно возрастает неспровоцированная антироссийская риторика в странах НАТО и, особо выдающихся новичков этого военного блока вроде Польши, прибалтийских стран, Чехии, Болгарии и рвущейся в состав НАТО Украины. Учения стран НАТО вблизи наших границ, провокации против России в Сирии, незатухающая напряжённость военно-политической обстановки в других странах Ближнего и Среднего Востока, а также в Арктическом регионе – всё это создаёт предпосылки формирования военных угроз Российской Федерации.

В этой ситуации становится возможным сценарий, когда (см. по тексту выше) США «не согласятся с положением проигравшего в борьбе за утраченное лидерство, в борьбе за рынки сбыта и ресурсы и в отчаянной попытке вернуть status quo могут предпринять все возможные действия, в том числе и перейти к применению военной силы».

Наиболее вероятными стратегическими направлениями, где могут быть развязаны военные действия следует считать Западное, Юго-Западное, а также Арктическое. По своему масштабу эти военные действия могут достичь уровня локальной войны, если в ходе приграничных сражений не удастся своевременно локализовать вооружённые конфликты, нанеся вторгшимся группировкам поражение и отразив удары противника из воздушно-космического пространства. Стратегический характер военных действий в этих военных конфликтах будет существенно отличаться от военных конфликтов начала XXI века прежде всего тем, что эти военные действия будут вестись примерно равными по силам противниками с применением высокотехнологичного оружия с обеих сторон. Театр военных действий на всех направлениях, включая Арктическое СН, имеет урбанистический характер с уязвимой инфраструктурой. Арктическое СН, несмотря на некоторую географическую удалённость городов и коммуникаций от возможных районов военных действий в самом деле не отличается от других континентальных СН, где территория воюющих стран находится в пределах досягаемости большинства средств поражения оперативного и оперативно-стратегического назначения и, тем более, авиации.

Применение высокотехнологичных средств вооружённой борьбы предполагают широкий пространственный размах и глубину военных действий, нанесение агрессору больших потерь личного состава и военной техники, существенные разрушения объектов инфраструктуры территории воюющих государств. Особенностью возможных военных конфликтов против РФ является их ожесточённый характер и сравнительно небольшая продолжительность их основной фазы, за которой последует период завершения военных действий и установления мирных соглашений на условиях победителя. Продолжительность будущих военных конфликтов будет определяться сроками израсходования созданных для ведения войны запасов материальных средств и вооружения. Пополнение боевого состава войск (сил) новым оружием взамен утраченного в современных условиях, как это было в Великой Отечественной войне практически невозможно вследствие высокой технологичной сложности ВВСТ. Потери вооружённых сил, масштабы разрушения инфраструктуры противоборствующих стран и вызванные этим страдания гражданского населения определяют цену мира или войны, которую могут позволить себе уплатить противники. Представляется, что продолжительность военного конфликта против РФ даже при его эскалации до локальной войны не превысит 1-2 месяцев.

Тем не менее, нельзя исключать, что не достигнутые политические и стратегические цели войны при применении обычного, пусть и высокоточного оружия может спровоцировать агрессора перейти к применению ядерного оружия. Ядерные удары против России повлекут за собой неминуемое возмездие, в чём ни у кого в мире сомнений быть не должно. Президент РФ В.В. Путин при ответе на вопрос о том, будет ли Россия отвечать на ядерное нападение, так как это означает всемирную катастрофу, произнёс теперь уже знаменитую фразу: «Зачем нам такой мир, если там не будет России?»

Военная угроза Российской Федерации, безусловно, существует. Её источником являются непреодолимые противоречия, в котором столкнулись геополитически и идеологически обусловленные интересы США, Великобритании, стоящих во главе англосаксонского мира и России, последнего оплота многонациональной и многоконфессиональной российской цивилизации. Давно и хорошо известно, что носителями военной угрозы являются США, Великобритания и другие страны НАТО. Гораздо труднее установить, каков уровень, потенциал военной угрозы Российской Федерации.

Как известно, в состав ОВС НАТО входят ядерные силы (ЯС) на театре войны и силы общего назначения (СОН), которые в случае обострения военно-политической обстановки предусматривается задействовать по коалиционным планам.

ЯС на театре войны отводится роль сдерживающего фактора для потенциального агрессора. Они включают самолёты-носители тактической авиации ОВВС и ОВМС (свыше 600 самолётов), а также артиллерию, способную применять ядерные боеприпасы.

СОН НАТО представлены ОСВ, ОВВС и ОВМС. В зависимости от оперативного предназначения подразделяются на силы универсального применения (СУП) и силы территориального применения (СТП). СУП предназначены для ведения крупномасштабных военных действий и операций по урегулированию кризисных ситуаций. Их основу составляют многонациональные оперативно-тактические формирования, способные в течение продолжительного времени вести активные военные действия, в том числе и на удалённых от Европы ТВД — армейские корпуса быстрого развёртывания (АК БР): Объединённые АК БР НАТО (дислокация штаба — Рейндален, ФРГ); Германско-голландский АК БР (Мюнстер, ФРГ); Итальянский АК БР (Милан, Италия); Испанский АК БР (Валенсия, Испания); Турецкий АК БР (Стамбул, Турция); Еврокорпус БР (Страсбур, Франция) и др. СТП предполагается применять главным образом для ведения крупномасштабных военных действий в пределах территорий государств — членов НАТО. Они состоят в основном из национальных формирований.

По степени готовности к применению ОВС НАТО подразделяются на 3 категории: 1) силы высокой готовности (готовность к применению до 90 сут; суммарно в составе СУП и СТП СОН НАТО могут быть до 12 армейских корпусов, около 28 дивизий, свыше 70 отдельных бригад; около 2,3 тысяч боевых самолётов, около 250 боевых кораблей); 2) силы пониженной готовности (91-180 сут); 3) силы длительного развёртывания (свыше 365 сут) .

На сегодняшний день численность войск НАТО в мире составляет, по данным на 2015 год, 1,5 миллиона солдат, из них 990 тысяч – это американские войска. Совместные подразделения быстрого реагирования составляют 30 тысяч человек, они дополняются воздушно-десантными и другими специальными подразделениями. Эти вооруженные силы могут прибыть по назначению в короткий срок – в течение 3-10 суток .

Такой боевой состав группировок войск (сил) НАТО безусловно обеспечивает высокий уровень военной угрозы для РФ. Однако реальное состояние войск НАТО в настоящее время представляет собой иную картину. Численность и боевая готовность войск НАТО, и в том числе группировки войск (сил) США в Европе постепенно снижались последние 20-25 лет. В результате, по мнению американских военных экспертов, в том числе аналитиками исследовательского центра Rand Corporation, боевые возможности войск (сил) НАТО стали гораздо ниже боевых возможностей ВС РФ в Европе.

Американские военные эксперты бьют тревогу: в случае конфликта на европейском театре военных действий вооруженные силы России будут иметь перед армиями НАТО ряд существенных преимуществ. Недавно даже начальник штаба сухопутных войск США, генерал Марк Милли, выступая перед сенатской комиссией по делам вооруженных сил, признал, что с недавних пор Россия обладает в Европе значительным огневым превосходством. Военные аналитики исследовательского центра Rand Corporation смоделировали возможный ход столкновения России и НАТО в Прибалтике. Они сошлись во мнении, что русским войскам понадобится всего три дня, чтобы разгромить силы Североатлантического альянса. Ситуация через 10 дней. В соответствии с их выводами, Москва примерно за 10 дней способна развернуть на намеченном плацдарме армию в 50 тысяч солдат, полностью оснащенных бронетехникой, артиллерией и прикрытую мощной авиационной поддержкой. НАТО за те же 10 дней может мобилизовать лишь несколько разрозненных легковооруженных подразделений. В результате, после десятидневного развёртывания сил, Россия, по мнению экспертов из «Рэнд Корпорэйшн», будет иметь огромное преимущество перед США и их союзниками практически по всем видам вооружения. Преимущество по различным видам боевой техники. По танкам это преимущество будет в соотношении 7 к 1. По боевым машинам пехоты– 5 к 1. По ударным вертолетам – 5 к 1. По ствольной артиллерии – 4 к 1. По реактивной артиллерии – 16 к 1. По системам противовоздушной обороны малой дальности– 24 к 1. И по ПВО дальнего действия – 17 к 1! Превосходство НАТО в самолетах Единственная область, в которой войска НАТО пока превосходят Россию – это боевые самолёты. Но и этот козырь полноценно использовать они не смогут, сокрушаются западные аналитики, так как Россия обладает лучшей в мире системой противовоздушной обороны .

Действительно, в последние 20-25 лет можно было наблюдать процессы сокращения боевого состава войск (сил) НАТО. Этому способствовали эйфория Запада по поводу победы в холодной войне против СССР, влияние действия Соглашения об адаптации Договора об обычных вооружённых силах (ДОВСЕ) в Европе, подписанным в 1999 г. Оно, хоть и не вступило в силу, но на ряд лет во многом определило характер развития ВС стран-участников ДОВСЕ. Соглашение установило для каждой из них территориальные предельные уровни (ТПУ) вооружений и их подуровни, а также национальные предельные уровни (НПУ) вооружений, предельные их подуровни для регулярных частей и подкатегорий. Оно учитывало национальные особенности каждой страны и её ВС, и фиксировало те предельные уровни категорий вооружений и их подуровни (по ББМ), которые страны могли и планировали иметь после выполнения Соглашения по адаптации ДОВСЕ.

Оценки американских военных аналитиков и экспертов, несомненно, заставляют по-новому оценивать боевые возможности войск (сил) НАТО и вероятность военного конфликта против России. Однако достоверность и непредвзятость этих оценок вызывают сомнения. Как показывает анализ содержания многих аналитических докладов американских лоббистов, все они направлены на увеличение финансирования на оборонные расходы. И нет таких аргументов, которые бы не привели эти аналитики для достижения такой цели. Среди этих аргументов главным и безошибочно действующим является российская военная угроза, которая теперь пришла на смену коммунистической советской военной угрозе.

Не вызывает сомнения лишь одно. Принятие решения на применение военной силы против России и её союзников военно-политическим руководством США и НАТО будет возможно лишь при условии, когда цена победы будет приемлемой и собственная безопасность будет гарантирована. Следовательно, в краткосрочной и среднесрочной перспективе следует ожидать наращивания боевых возможностей войск (сил) НАТО, активных действий по сплочению Североатлантического блока на основе дальнейшей возгонки мифов об агрессивной, антигуманной России, стоящей на пути прогресса человечества. Экономический кризис, воздействие которого на все стороны жизни и деятельности стран мира усугубляется пандемией COVID-19, приведёт к нарушению социальной стабильности даже в ведущих странах, снижению в них уровня жизни, нарастанию опасений о будущей судьбе каждого гражданина и народов этих стран. В этой обстановке, как это и было в Германии, униженно существовавшей в условиях Версальского мира, стоит быть готовым к появлению новых лидеров, которых можно будет вновь использовать для пробуждения в своих народах пещерного национализма и авантюристических замыслов мирового господства. От слогана «Сделаем Америку снова великой!» до лозунга «Украина превыше всего!» дистанция невелика.

Международная обстановка стремительно меняется. Эти изменения многогранны и не все из них носят позитивный характер. Начинаются поиски виновного в начале и распространении коронавируса. Характерно, что среди претендентов на эту сомнительную честь на Западе называют Китай и Россию, хотя имеются свидетельства об американском следе в разработке нового биологического оружия, утечка которого послужила началом пандемии. То, что основными виновниками развернувшейся трагедии названы Китай и Россия даже не вызывает удивления, а лишь подтверждает ведение против них США и странами Запада неутихающей информационно-психологической кампании, нового всплеска активности которой нужно ждать в ближайшее время.

Рецепты успеха в отражении Россией гибридного наступления Запада и угрозы её независимости и территориальной целостности прописаны со времён Великой Отечественной войны. В той реальности в качестве источников Великой Победы были следующие.

Во-первых, это преимущества государственного и общественного строя СССР, его морально-политического и духовного единства, патриотизм, дружба народов, эффективная организаторская работа политического и военного руководства страны, твердая внешняя политика Советского государства.

Во-вторых, это мощный военно-экономический потенциал страны, достигнутый на основе эффективного и целеустремленного использования ее материальных и людских ресурсов.

В-третьих, важным фактором Победы в войне явился высокий уровень военного искусства и стратегического руководства военной организацией в целом, боевое мастерство наших военных кадров.

В-четвертых, одним из важнейших факторов нашей Победы был поистине массовый героизм, какой проявили советские люди в длительной и тяжелой борьбе с врагом. Героизм всех советских людей на фронте и в тылу был характерной чертой Великой Отечественной войны.

Каждое из этих великих достижений – результат самоотверженного труда, героизма и таланта наших отцов и дедов. Способны ли мы теперь отстоять свою независимость и обеспечить поступательное развитие своего Отечества, покажет время.

В новой международной обстановке, скорее всего, обострится борьба за мировое лидерство и при этом неминуемо разгорится информационно-психологическая борьба, цель которой – реанимация новых старых мифов о враждебной варварской России, нарастающей угрозе со стороны Китая, Ирана. Это позволит вновь сплотить Запад для возрождения его гегемонии. Представляется, что развязывание (эскалация) информационно-психологической борьбы, поддерживаемая торгово-экономическими и другими санкциями – наилучшая для США и поддерживающих их стран, а также крупнейших финансовых корпораций, военно-промышленного комплекса форма межгосударственного противоборства в условиях безусловного обеспечения Россией своей безопасности за счёт стратегических сил сдерживания. В противоборстве с Россией переход к открытому применению военной силы наиболее вероятно после достижения в основном целей гибридной войны, когда удастся дезорганизовать государственное и военное управление, в особенности управление стратегическими ядерными силами, группировками сил общего назначения, разрушить социально-политическое единство общества.

Существенно усложнит обстановку возрождающееся стремление многих стран мира, прежде всего европейских, вести политику, выражающую собственные национальные интересы, а также борьба крупных международных финансовых и промышленных корпораций за перераспределение финансовых потоков. В эту борьбу, по мнению некоторых специалистов вмешивается новый игрок – большие фонды различного назначения, ранее в не замеченные в банковской деятельности. Они будут стремиться перевести на себя как промышленные, так и банковские капиталы. Стимулом для вновь возникших (и ещё не поделенных) финансовых потоков станут средства от спекулятивной перепродажи обанкротившихся тысяч предприятий сферы транспортных, гостиничных услуг и других. В ходе этих спекулятивных операций могут быть разорены целые страны. Но наиболее ценной является добыча, которую все акторы мировой политики могут получить за счёт дележа ресурсов России.

В новой международной политической обстановке нельзя исключить ситуацию, когда теряющее своё прежде непререкаемое всестороннее превосходство финансово-экономическое руководство США может перейти к открытому применению военной силы с тем, чтобы устранить своих противников, прежде всего Россию, КНР и Иран с мировой исторической сцены. Этот авантюристический шаг приведёт к катастрофе планетарного масштаба.

Более масштабное, политическое значение последствиям эпидемии придал писатель-прогностик Сергей Переслегин. Внутренним содержанием экономических процессов, происходящих сегодня, пишет он, является перераспределение капитала. Это происходит за счёт того, что многочисленные разорившиеся предприятия и те, которым предстоит это пережить, такие, как авиакомпании, турфирмы, отели, театры, киносети, сфера услуг, экспертные сообщества будут скуплены за бесценок, а затем проданы гораздо дороже. Это чисто финансовая спецоперация. Таким образом будут разорены целые страны. Складывается впечатление, что базовая задача пандемии — переформатировать мир для того, чтобы изменить структуру финансовых потоков. Наступающий экономический кризис, утверждает Сергей Переслегин, — это лучший способ перераспределить промышленные активы. Уже давно идет борьба между двумя формами капитала — промышленным и банковским. Если говорить упрощенно, то первый с политической точки зрения представляет группа Трампа, второй — Клинтона. Сейчас в эту борьбу вмешалась третья сила. Это большие фонды, которые раньше не вели банковской деятельности. Сейчас их задача перевести на себя деньги как промышленные, так и банковские.

Обычно мировое перераспределение финансов делается через войну. И то, что мы сейчас видим, — это имитация глобальной войны. Через эпидемию. Но результат будет тот же самый.
кандидат военных наук, доцент Цырендоржиев С.Р., доктор экономических наук, профессор Горгола Е.В.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

320

Похожие новости
07 июля 2020, 14:20
06 июля 2020, 13:20
08 июля 2020, 09:20
09 июля 2020, 15:40
06 июля 2020, 09:40
08 июля 2020, 16:40

Новости партнеров