Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
20 февраля 2020, 14:20
20 февраля 2020, 03:40
20 февраля 2020, 06:00
20 февраля 2020, 06:00
20 февраля 2020, 06:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Абхазия: южный бикфордов шнур


Штурм здания администрации президента Абхазии в Сухуме

Абхазия, не так давно обретшая независимость в историческом разрезе, на данный момент пребывает в тяжелейшем политическом кризисе. Конечно, на фоне ситуации вокруг Ирана, Ливии и Украины кризис страны с населением менее 250 тысяч человек может показаться лёгким выпуском пара, но считать так было бы большой ошибкой. На Абхазии сходятся интересы России, коллективного Запада, Грузии и Турции. Будучи тесно вплетённой в Кавказ, Абхазия вполне способна стать плацдармом для экспансии любых сил, окопавшихся в Сухуме.


Как разжигали пламя в этот раз


На данный момент в республике чуть более дюжины политических партий и движений. За действующим президентом Раулем Хаджимбой стоит ФНЕА (Форум народного единства Абхазии). В первый раз Хаджимба, которого некоторые характеризуют как «умеренного националиста с чекистской закалкой» (Рауль с 1986-го по 1992-й годы был сотрудником КГБ Абхазии), стал президентом в 2014-м году. При этом он штурмовал этот пост несколько раз подряд, и возвели его на престол как раз протестные акции в Сухуме с захватом администрации президента и всеми вытекающими последствиями.



Надежды на правление Хаджимбы, мягко говоря, не оправдались. К примеру, неоднократно было отмечено, что разгул преступности не только не снизился, но и начал словно метлой выметать из республики туристов. И надежды стать туристическим раем не только летом, но и зимой, рухнули на корню. Только в конце ноября прошлого года в сухумском ресторане «Сан-Ремо» были расстреляны три человека — два связанных с криминалитетом мужчины и случайно попавшая под пули официантка. По подозрению в убийстве задержали сотрудника президентской охраны.

Не меньше проблем создаёт и взгляд Хаджимбы на абхазское гражданство. При всех сладостных речах в сторону Москвы, которая продолжает вкладывать в Абхазию весомые суммы, гражданину России получить абхазское гражданство практически невозможно. Власти республики наставили столько дискриминационных барьеров, что, даже выучив абхазский язык, прожив в Абхазии не менее 10 лет, оплатив все налоги и купив недвижимость в Сухуме или Пицунде, россиянин вполне может пролететь с гражданством как фанера над Парижем. При этом имущество будет в лучшем случае скуплено за бесценок.

Оппозиционные силы Абхазии, среди которых и Конгресс русских общин, часто называют такую ситуацию своеобразным апартеидом. При этом все указывают, что такое положение дел блокирует приток как денег, так и хорошо мотивированных на результат кадров из России: ведь ожидать от своих доморощенных специалистов, выросших в атмосфере замороженных 90-х годов, простой веры в успех того или иного дела не приходится.


Предвыборный баннер Рауля Хаджимбы

На этом безрадостном фоне 8 сентября 2019-го года был проведён второй тур президентских выборов. Рауль Хаджимба набрал 47,39%, а его соперник, лидер партии «Амцахара» Алхас Квициния, получил 46,17% голосов. А так как по закону Абхазии президентом страны может стать только кандидат, получивший более 50% голосов, оппозиция выборы не признала и настаивала на перевыборах.

11 сентября Квициния обратился в Верховный суд республики, но получил отказ. После этого лидер «Амцахары» направил кассационную жалобу на решение суда. Ожидание затянулось. Наконец, в первых числах января 2020-го года начались массовые манифестации. 9 января депутаты парламента (Народного собрания) Абхазии предложили Хаджимбе добровольно сложить полномочия. Уже 10-го января был сформирован новый состав судей кассационной коллегии, которая признала выборы несостоявшимися. Митинги продолжились, т. к. Рауль, естественно, уходить с поста не хотел. Лишь 12 января бывший чекист подписал заявление об отставке.

Страх вооружённой толпы


Помимо тяжёлой криминогенной ситуации в Абхазии и не менее тяжёлого наследия грузино-абхазской войны, которую в республике именуют отечественной войной 1992-1993 годов, к появлению стрелкового вооружения в недовольных толпах подталкивают как исторический опыт, так и природа политики Абхазии.

История Абхазии тяжела и печальна. Вопреки создаваемому имиджу южного рая практически всё время своего существования край был погружён в пучину военно-политических сражений. На маленькой территории население всегда было несколько разделено взглядами на будущее. К примеру, перед вступлением в состав Российской империи Абхазское княжество было раздираемо необъявленной гражданской войной между двумя родными братьями – Сефер-беем и Аслан-беем, оба были законными детьми реально правившего абхазского князя Чачба. Сефер при этом ориентировался на Россию, а Аслан — на османскую Порту. Главное же, что оба претендента в определённый период времени поддерживали отношения и с турками, и с русскими. И, несмотря на родство, оба брата готовы были резать как друг друга, так и Абхазию.

Применение оружия никогда не было табу в политической игре на Кавказе. Хотя и глубоко в старину лезть не следует. И современность обещает внести свою долю перца в нарастающий кризис. К примеру, предшественник Хаджимбы Александр Анкваб не просто капитулировал перед оппозицией в 2014-м году. Он фактически бежал от них и укрылся на территории российской базы в Гудауте, опасаясь быть убитым. А ведь Александр Анкваб человек не робкого десятка, бывший сотрудник МВД СССР, во время войны был и.о. министра внутренних дел, занимался обменом пленных и прошёл всю войну.


Алхас Квициния выступает на мероприятии партии «Амцахара»

Подобная «наследственность» способна повториться вновь в любой момент. При этом, учитывая расстановку сил, это состояние напоминает шаткое взаимное сдерживание, т. к. применение оружия – это бонус большинства сторон. К примеру, Квициния не просто ветеран войны. Его партия «Амцахара» была основана без политической повестки в виде Союза ветеранов войны. А уже через три года, оценив свои возможности, Союз стал весомой политической силой.

Кроме того, против Хаджимбы выступают такие товарищи, как генерал-майор Аслан Бжания (бывший сотрудник КГБ) и Герой ДНР Ахра Авидзба, который ещё в декабре 2019-го обвинил некогда действующего президента в особых отношениях с «ворами в законе». Таким образом, применение силы – обоюдоострое оружие.

Турецкий интерес


Не секрет, что за респектабельным костюмом Реджепа Эрдогана скрываются мечты о султанской сабле Османа. Его пантюркистские воззрения тоже не являются секретом и даже далеко выходят за основы этой радикальной идеи. В этой связи стоит напомнить, что османский флаг некогда развевался над Сухумом, и, конечно, Эрдоган это знает. Также ему известно, что последний князь формально независимого Абхазского княжества Келеш Ахмат-бей Чачба получил образование в Порте и был посажен на трон с помощью османских войск.



Пикантности ситуации добавляет то, что многие президенты уже независимой Абхазии поддерживали крайне тесные отношения с Анкарой ввиду наличия в Турции крупной абхазской общины, оказавшейся там после разгрома протурецких политических сил и вследствие различных исторических потрясений. Более того, некоторые видные государственные деятели Абхазии были потомками реэмигрантов из Турции, а Рауль Хаджимба и вовсе относится к роду ассимилированных абхазов турецкого происхождения.

Несмотря на отсутствие официальных дипломатических и торговых отношений между Абхазией и Турцией, турецкий бизнес залез в страну достаточно плотно и даже обзавёлся «своими» людьми на местах. Так, президент фонда «Апсны», предприниматель и полномочный представитель торгово-промышленной палаты Абхазии в Турции Сонер Гогуа открыто заявляет, что Турция является вторым экономическим партнёром страны, а внешняя торговля между странами уже достигла 200 млн. долларов ежегодно. Гогуа также не скрывает, что «больше инвестиций идет из Турции через наших представителей диаспоры, чем из России». Кстати, сам Гогуа является репатриантом, родившимся в Турции.


Флаг Абхазии и Турции — просто дружеский жест?

Конечно, эти отношения официально носят характер отношений между родиной и абхазской диаспорой. Но считать, что в авторитарной Турции с султанскими амбициями Эрдогана, интересы которой уже давно распространились на Балканы, Кавказ, Среднюю Азию, Ближний Восток и Северную Африку, просто забыли про Абхазию, необычайно наивно. К тому же и Абхазия для Турции лишь плацдарм, ведь абхазский народ родственно и исторически связан с адыгейцами, абазинами и кабардинцами, проживающими в Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии. Уже сейчас происходит плотное «культурное» взаимодействие в рамках различных объединений и проектов.

Ох уж мне эти надежды…

К сожалению, создаётся стойкое впечатление, что российские чиновники, регулярно наносящие визиты в республику, всех этих нюансов не замечают. Её проблемы просто стараются залить финансированием, а про лоббирование интересов государства и её граждан будто никто и думать не спешит. При этом финансирование республики в итоге оказывает негативное влияние как на саму Абхазию, так и на Россию, пускающую деньги в пустоту.

И если турецкие финансы текут именно как инвестиции с перспективой их возвращения, то Москва льёт деньги местным властям чуть ли не в надежде, что те с их сладкоречивыми выступлениями будут расходовать их во благо республики и интеграции с Россией. При этом никто не занимается воспитанием собственных кадров для управления Абхазией. С такой политикой стоит задаться вопросом: сколько лет осталось до того момента, когда в кресло независимой Абхазии, мирный сон которой охраняет 7-я Краснодарская Краснознамённая орденов Кутузова и Красной Звезды военная база, сядет человек, получивший образование в Стамбуле? При этом некогда грузинская Аджария уже экономически оккупирована Турцией.
Восточный ветер

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

118

Похожие новости
16 февраля 2020, 05:40
15 февраля 2020, 05:00
18 февраля 2020, 15:40
16 февраля 2020, 05:40
19 февраля 2020, 16:20
16 февраля 2020, 05:40

Новости партнеров